Лента новостей
 
 
Пред След
 
     

Друзья

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

http://media-gs.ru/images/phocagallery/emblemy/pravda.jpg


Медиа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Политика

 

 

 

 



Спорт

 

 

 

 



Власть

 

 

 


Жители улицы им. М. Расковой готовы "драться" за парк

schod 

 

Информационный ресурс "Свободные Новости" сообщает, что жители микрорайона на улице Марины Расковой вновь готовы выйти на протестные акции в защиту парка, прилегающего к их домам.

ЦИК цыкнул

Российские эксперты подготовили итоговый доклад: переизбрание Обамы не соответствовало демократическим стандартам

Суд отменил распоряжение Прокопенко

 

Арбитражный суд Саратовской области отменил распоряжение о запрете строительства многоквартирного жилого дома в парке на улице Марины Расковой.

Пресс-конференция Лукашенко А.Г.

luka

 

Пресс-конференция белорусским и зарубежным средствам массовой информации 18.01.2013

15 января 2013 г., Национальная библиотека Беларуси

Лукашенко А.Г.: Уважаемые друзья! Представители средств массовой информации! 

Чуть более года назад в этом зале примерно в таком же формате мне пришлось отвечать на ваши вопросы, в том числе вопросы острые.

Главное, о чем мы с вами говорили, это будущее нашей страны. Я называл условия, при которых мы сможем обеспечить социально-экономическую стабильность в Беларуси, сохранить независимость нашего государства.

Легкой жизни, если помните, я не обещал, но и мрачными перспективами я вас тоже не запугивал.

И вот минул 2012 год. Сегодня мы с вами уже можем делать какие-то выводы: что же из сказанного сбылось, а что в силу тех или иных причин нет. Тогда я высказал уверенность, что «в целом мы с новыми вызовами времени справимся», – я процитировал. И сейчас констатирую: это так и произошло, это свершившийся факт.

Мы добились пусть небольшого, но стабильного роста экономики, обеспечили увеличение реальных доходов населения. Притом нас часто критикуют за низкие темпы прироста ВВП. Это правильно, но это очень интересный и специфический показатель. И когда я от Правительства начинаю требовать объяснений, они, должен признать, весьма аргументированно мне показывают, что главное в экономике – это такие направления, как сельское хозяйство, промышленность, а они ведь выросли даже выше запланированных показателей: сельское хозяйство вместо пяти – 6,5 процента. Это еще не уточненные данные. Промышленность – вообще около восьми процентов вместо 6,5 процента, которые мы планировали. Но самое главное, что рост реальных доходов населения превысил 20 процентов. Ну и ряд других показателей. С чем нельзя не согласиться.

Может быть, не вс е задуманное удалось осуществить, не все запланированные высоты мы взяли, но главная цель, которую мы перед собой ставили достигнута. А вы понимаете, что прошлый год был весьма сложный. Нам надо было за год разобраться с финансовыми неурядицами и неразберихой, которые нам достались от 2011 года. И, давайте будем откровенны, более-менее мы с этой проблемой справились. В этом была главная цель всей нашей жизни, работы, экономики, потому что без финансовой стабилизации невозможно было бы говорить о развитии экономики, модернизации нашего производства, повышении в конечном итоге реальных доходов населения.

Конечно, всегда хочется большего, но для нас, белорусов, есть только один способ добиться этого самого большего – лучше работать. Другого нет. Об этом, кстати, я уже говорил.

Простой, но яркий пример. Мы сработали в целом по году лучше, чем в прошлом году, достигли серьезных качественных подвижек. Что особенно важно – нарастили экспорт, получили положительное внешнее торговое сальдо, можно сказать практические впервые в таком объеме за всю нашу историю, то есть больше валюты поступило в страну, чем это было когда-то, даже несмотря на то, что мировая конъюнктура цен была не в нашу пользу.

Многие, в том числе и журналисты, тогда критиковали меня: не сможет экономика эту задачу потянуть. Но ведь смогла же.

Помню, какие мрачные картины грядущего рисовали некоторые знатоки-аналитики. Я вам советую от этих оракулов держаться подальше, потому что у них совершенно иные цели: не информировать население, а, занимаясь грязной политикой, запугивать население, как это, кстати, было совсем недавно со стороны отдельных наших «господ» (мы сейчас разбираемся с этим вопросом), когда пытались дестабилизировать в начале года курс национальной валюты. Ну, слава богу, что раскусили их быстро и ничего у них не получилось.

Что касается журналистов, я от вас всегда требовал, просил, буду требовать и просить только объективности. Знаете, видели, слышали – анализируйте, делайте выводы и критикуйте, если заслуживает того первая власть. Мы обязаны прислушиваться к тому, что вы говорите. Но только правда, только правда и ваша личная убежденность!

Я не хотел бы, чтобы мы путали свободу слова с безответственностью. Не поощряйте невежество. И уважительно относитесь к своим читателям, зрителям, слушателям.

А чтобы избавить от поиска комментариев всяких гадателей на кофейной гуще, я готов, как это обычно, отвечать честно и откровенно, подробно, если нужно, на все ваши вопросы.

При этом я хотел бы сказать о следующем, прежде чем отвечать на ваши вопросы: давайте вместе будем обсуждать эти проблемы. Вы ведь не просто люди, пришедшие к Президенту, и не только ко мне, здесь полтора десятка ответственных высших государственных служащих, которые помогут мне ответить на те или иные вопросы, если это нужно будет. Вы пришли не только для того, чтобы нести информацию в народ. Вы ведь претендуете, и это уже общепризнано, что вы – четвертая власть. Ну так давайте сегодня, если вы – четвертая власть, и обсудим эти проблемы, чтобы не было так, что один умный сидит тут на постаменте, а напротив полтысячи человек в зале, которые совсем не информированы или мало информированы. Делаем вид с вами, что я много знаю, а вы – чуть поменьше или ничего не знаете. Вот это неприемлемо. Давайте поднимайте проблемы – будем их обсуждать.

И вы должны помнить одно: я действительно хотел бы на вас воздействовать своим словом, силой убеждения. Это понятно. Но, если вы думаете, что, задавая вопросы и требуя ответов или поднимая какую-то проблему, таким образом на меня не воздействуете, это неправда. Вы тоже воздействуете на Президента. И поверьте, что я не закостенелый человек, и, если я даже делаю вид, что мне безразлично, или еще какой-то другой вид, вы должны понимать, что я очень серьезно воспринимаю все, о чем мы будем говорить здесь и о чем говорят люди. Поэтому давайте попытаемся разобраться в проблемах. Вы приехали оттуда, снизу, от людей. Многие, почти 200 человек из 500 присутствующих – это люди с мест, которые сталкиваются с проблемами, а в таком разрезе я эти проблемы не вижу, поэтому очень важно, чтобы вы поднимали эти проблемы. Ну и, если это возможно, если у вас есть какой-то путь решения этой проблемы, пожалуйста, схематично высказывайте. Мы обязательно проанализируем все ваши проблемы, все ваши вопросы и все, что сказано вами. Ничего без внимания не останется.

Вот такой формат, если вы принимаете, я хотел бы, чтобы носило наше мероприятие.

Ну а сейчас я готов к работе. Если вы уже готовы задавать вопросы, пожалуйста, но я вот только что, приехав сюда, получил последний обзор средств массовой информации. Хотел бы, пока вы надумаете задавать вопросы, на некоторые ответить, которые через средства массовой информации различного толка якобы хотели направить Президенту.

Вот один из вопросов так называемой «Солидарности»: на предстоящей пресс-конференции (правда, не написано кто) ожидают, чтобы я покаялся за проблемы в экономике и внешнеполитическую изоляцию. Вот, говорят, не приходится ждать, чтобы Президент покаялся.

Я думаю, что меня этот человек слышит: каюсь! Каюсь! И, если этому человеку легче, в третий раз говорю: каюсь за те проблемы, которые сегодня существуют в нашей стране.

Даже если бы я не покаялся, я все равно как первое лицо в государстве, Глава государства по Конституции, хочу я этого или нет, но я несу ответственность за те проблемы, которые сегодня существуют в нашей стране.

На tut . by размещен еще один вопрос, который адресован Президенту. Гринюк, Центр системных бизнес-технологий «Сатио», какой бы вопрос задала? Состояние частно-государственного партнерства в Беларуси – как я оцениваю?

Положительно оцениваю. Но если это частники, которые сегодня умеют только требовать чего-то от государства: «давайте либерализацию», «нет контроля», «что хотим, то и воротим», то такого не будет в стране. Частник должен прекрасно понимать: да, он многое делает для того, чтобы создать благо, чтобы приумножить богатство. Но мы же люди неглупые и понимаем, что за исключением некоторых, все частники прежде всего смотрят в свой карман. Никто из своего кармана не достанет и своего никому не подарит – ни государству, ни народу. А надо понимать, что не он один такой великий создает блага для нашего народа. У него на фирме, в компании, работают еще тысячи людей, и они имеют право на достойную заработную плату, достойное существование. А у нас сегодня частник, если что-то заплатит, еще в конверте что-то даст, да и не дают в последнее время – жалко, во-первых, а во-вторых, могут и привлечь… Возьмите такой простой пример: мы говорим о жилищном строительстве. Давайте обратимся к советским временам, я вчера премьер-министру поставил этот вопрос, чтобы он был учтен в этом году. Каждое предприятие, фактически каждое – даже бедный колхоз – строило жилье для людей, для своего коллектива. Скажите: что сегодня частники построили для людей, которые у них работают – сотни, тысячи человек? За малым исключением – ничего, мы, мол, вам заплатили, вы идите и покупайте. И что он за ту зарплату купит? Кроме государства, сегодня никто не занимается этим вопросом, даже государственные организации, крупные предприятия. И в этом плане мы должны сделать определенный крен. Я вчера об этом премьер-министру сказал и поставил перед ними конкретную задачу.

Поэтому я нормально оцениваю частно-государственное партнерство. Все сегодня из частников, кто хочет честно работать в Беларуси и заработать не просто на жизнь, а на нормальную жизнь, работают и зарабатывают. Ну а тех, кто не понимает, что надо и людям что-то дать, чтобы они нормально жили, мы немножко будем поворачивать в сторону людей. Того, кто любит в чужой карман заглянуть, будем очень жестко ставить на место. Вот и все частно-государственное партнерство. Вы, наверное, политику мою в этом плане знаете…

Всем известный мой «друг» Станислав Богданкевич (С.А.Богданкевич – Председатель Правления Национального банка в 1991 – 1995 годах) ратует за автономию Национального банка, чтобы он мог существовать независимо, и от Президента в том числе. Но вы знаете, что Национальный банк действительно у нас существует независимо. Однако Президент, и я это честно вам говорю, в любой момент может потребовать от Национального банка отчет, Президент может проконтролировать ситуацию, которая складывается в Национальном банке, и потребовать проведения кое-каких других мероприятий в интересах государства и нашего народа. Так пока будет!

И вы знаете, он же умный человек, образованный очень, опытный, грамотный человек, но явно есть политический подтекст в вопросе. Посмотрите на Евросоюз – самая продвинутая организация. Посмотрите на Соединенные Штаты Америки: как только кризис наступил и рухнули некоторые финансовые организации и банки, то мгновенно заговорили о контроле и ввели его. В России, например, пошли тем же путем – создают какого-то там монстра, который будет контролировать всю банковскую систему, независимо от Президента, хотя она управляется полностью правительством и Президентом. А нам говорят, что мы такие-сякие, что все должно быть независимо. Но это для меня не ново. Как только все становится независимым и спросить не с кого, так начинается драка...

Пример тому (правда, отчасти) – и это касается, может, более раннего периода, – украинская демократия. Я не хочу, чтобы у нас это было. Отчасти и у нас это было в Парламенте, помните – забастовки, драки, крики, гвалты. Ну и к чему мы пришли? К пустым полкам на прилавках.

Поэтому давайте об автономии мы будем все-таки аккуратнее рассуждать. Нигде, ни в одном государстве, нет никакой абсолютной автономии. И никто сегодня, даже Станислав Богданкевич, не скажет, что Президент излишне давит на Национальный банк. Да, при отчете председателя правления Национального банка, и Премьеру я публично сказал, что хорошо: и финансы, и реальная зарплата, но модернизация ведь идет. Если мы не модернизируем предприятия, то нам нечего будет делать в Едином таможенном пространстве, не говоря о ВТО. Это вопрос выживания. И меня волнуют сегодня денежные средства, кредитные средства, а это ведь должны быть «долгие», «длинные», деньги. Хватает ли их? Как Правительство и Национальный банк в этом направлении будут работать? Вот единственное мое требование: я хочу, чтобы страна развивалась и развивалась экономика. Вот и все требования со стороны Президента. Ну и естественно – соответствующий контроль, потому что это огромная и серьезная организация. И вне контроля ни одна организация существовать не может.

Пока я так понимаю этот вопрос и отвечаю на него, хоть этот человек и не ожидал от меня, что я вообще отвечу на него – побоюсь.

Серьезный случай… Некий Чалый, экономист, говорит: готовится отставка Правительства, поэтому стоит ли жестко спрашивать с Правительства? То есть могу ли я спрашивать с Правительства, коль оно будет отставлено, может, задачи более реалистичные ставить?

Думаю, что этот экономист Чалый опять же с политическим подтекстом задает вопрос... Я думаю, что он знает, как принимаются в нашей стране решения, особенно те задачи, которые я ставлю перед Правительством. А основная задача ставится в основных направлениях развития нашей страны на предстоящий год. Мы их приняли, как и бюджет. Как принимается решение? Очень долго, муторно, в течение почти года. Вот, после первого квартала начнется проработка основных направлений развития на 2014 год. И начинается снизу. И пока Правительство с губернаторами сами для себя не утрясут эти показатели, они ко мне не придут. Все должно быть согласовано. Ведь они должны будут выполнять. И, поверьте, в последние годы и на предыдущий год не я доводил эти задания, а именно ко мне пришли сии господа с завизированными документами, они в архивах долго будут храниться, и предложили вот такой план. Да, я в былые годы (иногда и частенько бывало) «наклонял» и говорил о том, что это недостаточные темпы, и обосновывал. Мы долго потом спорили на моем уровне (вы тоже знаете: в конце года проходят два-три публичных совещания по принятию этих задач и направлений развития) и приходили к единому мнению. Но на прошлый год и на этот год я даже не вмешивался. После финансовой неразберихи, думаю, если в 2012 году Правительство 5 – 6 процентов ВВП выдаст и соответствующие показатели, спасибо ему. Недотянули… Мне принесли эти предложения. Предложения принесли те, кто должен был исполнять. Я их принял. И на этот год точно так. Даже задал вопрос: «Слушайте, вы уверены в том, что вы примерно 8 процентов ВВП дадите?» – «Да, мы уверены, у нас есть расчеты, у нас все есть…» – «Хорошо, буду вам благодарен за это».

Вот как принимались эти решения. А не то что я, сидя где-то в кабинете, извините меня, от балды написал «8 %» и сказал: «Идите выполняйте». Я мог бы так сделать, конечно, имея на это право, но я никогда так не поступлю. Как экономист я понимаю, что под каждую цифру должны быть расчеты. И этому человеку, который хотел бы мне задать этот вопрос, упрекнув меня в том, что я нереалистично ставлю задачи, я отвечаю прямо: я их формализую, утверждаю, по крайней мере, в последние два-три года, требуя, конечно, определенного баланса, чтобы экономика развивалась, чтобы доходы населения росли, чтобы права человека не нарушать по главным направлениям, чтобы нормальная жизнь, нормальная и достойная зарплата, чтобы детей можно было кормить.

Что касается отставки Правительства... Вы из моих уст ни разу об этом не слышали.

Может, кому-то хочется отставить Правительство, но думаю, что Чалый сегодня не в состоянии заменить не то что Премьер-министра, но и обычного министра.

Я нигде не говорил, что у нас грядет отставка Правительства. Если нам надо кого-то заменить по каким-то причинам, вы видели тоже, что не заржавеет – в течение суток (если человек созрел для того, чтобы его заменили)…

Нападающий БАТЭ, уважаемый мною Родионов, хочет задать мне вопрос о рациональном использовании средств.

Сейчас мною этот вопрос поставлен железобетонно. Сегодня идет проработка вопроса, как рационально использовать средства.

Должен сказать, что и БАТЭ пусть спасибо скажет, я их всегда освобождал от налогов, имея в виду, что они все-таки молодцы, они свои деньги в последние годы зарабатывают. Но пусть не забывают о том, что даже за эти деньги они стадион в Борисове не построили и не построят. Этот стадион строит в том числе государство. И вкладывает, наверное, еще больше средств, чем клубы. И я бы не сказал, что мы нерационально использовали средства при строительстве объектов, где спортсмены должны показывать результат. А вот Родионов должен понимать, что есть вопросы у меня, и очень серьезные, к самим спортсменам. Один вопрос: где результат? Ну, хотя бы на уровне БАТЭ выдали результат… Хотя и БАТЭ могу задать ряд вопросов по последним их играм. Когда я смотрел повторные матчи с испанцами, немцами, французами после блестящих первых игр, то я выключал телевизор: мне было стыдно и обидно до слез, когда по 4 мяча пропускали в свои ворота, после того как эти клубы набрали обороты, как положено. Поэтому у меня есть очень много вопросов. Я пристально наблюдаю за спортсменами, потому что спортсмен – это очень многое для нашей страны, это имидж нашего государства. Я уже говорил: если Азаренко выигрывает… Кстати, выиграла она или проиграла свой матч? Выиграла? Я просто не в курсе дела, и Давыдько (Г.Б.Давыдько – председатель Национальной государственной телерадиокомпании) об этом не сообщил. Надо сообщать, Геннадий Брониславович. Я же смотрю утром, включаю твой канал, потом ОНТ, а там прошлогодние результаты. Так выиграла или нет?

Голоса: Да.

Лукашенко А.Г.: А какой счет? 2:0, это понятно.

Голос из зала: 6:1;6:4.

Лукашенко А.Г.: 6:1;6:4? Вот видите, 6:4… Позволять так проигрывать румынской теннисистке – это уже много. Вот видите, тоже вопрос есть. Ну благо, что выиграла, уже великое дело. Потому что она – первая ракетка, а там сидят тысячи человек, и миллионы смотрят за этим, это авторитет нашего государства. Поэтому я уделяю очень много внимания этим вопросам.

А средства... Я понимаю подтекст вопроса Родионова: платить надо спортсменам за работу. А многие наши спортсмены ходят, как наши бизнесмены некоторые... Я даже не хочу повторять те слова, как они обычно рассуждают. Они ездят на иномарке, на заднем сиденье, знаете, кто у них сидит, и по несколько человек, и 5 тысяч долларов в месяц чистый аванс – это не деньги. По крайней мере, у хоккеистов, которые играют внутри нашей страны. Вот тут мы отрегулируем на всю катушку. Будут получать зарплату – для того чтобы прокормить семью и самим тренироваться. За результат – будут получать много.

Примерно так я бы ответил моему любимому нападающему на этот вопрос.

А вот тут я вообще не понимаю. Некий музыкант, то ли Кулинкович, то ли кто, спросил бы у Президента в первую очередь о том, знает ли он о существовании в стране «черных списков» белорусских исполнителей.

Вот честно говорю: не знаю о «черных списках» белорусских исполнителей.

Я попрошу Главу Администрации Президента Республики Беларусь и его заместителя Радькова (А.М.Радьков – первый заместитель Главы Администрации Президента_ по идеологии: вы мне, пожалуйста, доложите об этих «черных списках», или «черных копателях» на ниве культуры. Я хотел бы посмотреть, кому мы тут мешаем петь, плясать или еще что-то. Поверьте, я никому таких поручений не давал.

А если кто-то, я так предполагаю, оплевал страну… Кто-то, наверное, за это заплатил – тому пусть и поют. Хотя я опять же хотел бы знать об этих фактах, они мне действительно не известны…

Э то то, что успела пресс-служба мне подготовить. Вопросы риторические. Наверное, не ждали ответа от меня на эти вопросы. Но тем не менее... Я извиняюсь, отвлек ваше внимание и решил на них ответить, чтобы уже действительно никто не упрекал в том, что я тут собрал своих, они мне выгодные вопросы задавали и так далее. Я ответил и на невыгодные вопросы.

Пожалуйста, уважаемые друзья, не забывайте о моем предложении: давайте обсуждать вопросы, проблемы как заинтересованные люди, заинтересованные в развитии, независимости нашей страны, для того чтобы мы могли обобщить и после этого тоже получить какую-то крупицу пользы, выработать некие решения в интересах нашего государства и нашего народа.

Пожалуйста.

Легкий П.Н. (руководитель пресс-службы Президента): Уважаемые коллеги, напоминаю наше правило: одно СМИ – один вопрос. Пожалуйста, не забывайте четко называть себя.

Лысенко Н.В. (корреспондент Первого канала Белорусского радио): Уважаемый Александр Григорьевич, очевидно, что сегодня будет много вопросов о перспективах развития страны, но в начале этой встречи хотелось бы вспомнить прошедший год. Массовое ожидание апокалипсиса показало, что негативные прогнозы в моде : одни их выдают, другие к ним прислушиваются.

На ваш взгляд, какие прогнозы пессимистов в ближайшем будущем не сбудутся? Какие моменты, какие события прошедшего года были наиболее сложными и наиболее важными?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы знаете, это вопрос, на который можно два часа отвечать. А если еще воспользуюсь подсказкой своей аудитории, то точно. Но о главном я все-таки скажу. Я вообще переживал только об одном. Я знал, что наша страна, власть, общество в состоянии обеспечить все необходимое для нашего народа, и главное , стабильность, предсказуемость, спокойствие в нашей стране – то, что прежде всего нужно нормальному человеку для жизни. Меня больше всего волновали последствия финансовой неразберихи, порожденной вступлением в ЕЭП, другими вопросами. Помните, мы вводили пошлины на автомобили, из-за чего наши граждане, до того как мы их ввели, 3 миллиарда долларов вывезли из страны? Мы почти лишились золотовалютных резервов. Для меня было важно стабилизировать финансовую ситуацию в стране. Поэтому я не напирал на какие-то валовые показатели. Мы это решили. Более того, нарастили примерно до 8 миллиардов 200 миллионов долларов золотовалютны е резерв ы , бездефицитный бюджет получили, даже небольшой был профицит, мы профинансировали все мероприятия, даже чуть больше, которые запланировали. Словом, стабилизировали ситуацию. И правильно вы сказали, что предсказывали конец света. Я уже говорил, что все ждали конца света и бежали в обменные пункты менять рубли на доллары. Спрашивается: если завтра конец света, зачем доллары? Я уже предупреждал в шутку население. Конец света не наступил, обвала национальной валюты, как предрекали , с 1 января тоже не случилось, даже с провокационными sms-сообщениями. Поэтому для меня это было главное – стабилизация кровеносной системы нашей экономики. Мы стабилизировали. Мы остались в прогнозных показателях, в том числе по инфляции, создали некий задел на текущий год. Это тоже было важнейшим последствием стабилизации.

При всех достижениях и недостатках я не хочу сказать, что мы многое решили. Что не сбудется? Я вам должен сказать: не сбудется то, что нам предвещают наши злопыхатели и враги. Вот этого не будет. Мы будем существовать как стабильное независимое государство!

И знаете, меня порой удивляет позиция некоторых так называемых журналистов и наших газетенок отдельны х. Приведу пример, чтобы вы поняли, о чем идет речь. Помните, меня и всю страну клепали за эти растворители, разбавители. И никто не поинтересовался: что произошло на самом деле, что мы такое сотворили? Ладно, россияне своих долбали: « Лукашенко вас обманул » . Понятно, россияне защищали вроде бы свои интересы. Но посмотрите на часть средств массовой информации в нашем государстве: « Вот, Лукашенко такой-сякой, сколько Россия ему будет прощать? » Господь с вами, что прощать мне?! Ведь был намек на то, чтобы Россия приняла карательные меры в отношении нашей страны. За что? За то, что мы покупали в России сырье по стоимости выше рынка, и не мы, а три российские фирмы и одна белорусско-казахстанская – так, как МАЗ сырье покупает, БелАЗ, МТЗ… МТЗ 60 процентов комплектующих металлов покупает в России, здесь «переваривает», делает трактор, продает, но никто претензий не предъявляет. Точно так было и по нефтепродуктам: покупали, к примеру, солярку высокосернистую, перерабатывали на наших предприятиях, в Германии биотопливо закупали, смешивали и продавали новый продукт, не нарушая ничего, никаких законов. Но немало было этого продукта, и, конечно, были немалые средства. Однако они были абсолютно прозрачными. И вот долбали, долбали: «Все, Россия введет санкции». Да никто из россиян и не собирался вводить против нас санкции. И свидетельством тому является то, что мы этот вопрос спокойно решили.

Подобные предсказания не сбудутся. Никогда не сбудутся. Мы свою страну под откос истории не пустим!

Злобин А.А. ( корреспондент ЗАО «Второй национальный телеканал»): Кто-то прогнозировал конец света, а кто-то – хотя бы конец белорусского рубля, у меня вопрос об этом. Год назад активно обсуждалась эта тема: о возможном падении курса в 1,5 - 2 раза. Хорошо, что прогноз не сбылся. И вот опять в начале этого года прочат ослабление национальной валюты и по нарастающей – девальвацию, кризис. Что бы вы ответили на такие рассуждения?

Лукашенко А.Г.: Я уже об этом сказал. Если уж откровенно говорить, в былые времена мы как-то пытались удерживать крепким белорусский рубль. К чему это привело, вы знаете. Я об этом тоже открыто сказал. И уже ваше дело, ваше право – верить этому или нет.

Национальному банку и новому Правительству была поставлена железная задача: ни в коем случае ничего искусственно не сдерживать! Потому что это боком выйдет. Вроде мы для народа что-то хорошее делаем, а народ же всегда смотрит, чтобы в своем кармане ничего не потерять, он же государственными масштабами, государственными проблемами не мыслит, как в Правительстве. Поэтому мы что-то искусственно регулировали, теряя золотовалютные резервы.

Уже примерно в течение полутора лет, только если возникают острые пики падения или подъема национальной валюты, Национальный банк немножко пытается их сглаживать. В нынешнем году даже в этом не было необходимости.

Я всегда говорил: у нас складывается реальный рыночный курс белорусского рубля. Поэтому не надо бегать в обменники и стоять в очереди. Кстати, я вчера задал Председателю Национального банка вопрос: задача была поставлена месяц назад – дайте мне данные о людях, которые приходят в обменники и покупают валюту. Потому что основная масса денег – не у обычных людей. У обычных людей задача – накормить семью, в магазин сходить. А средние, богатые в основном люди, обладая деньгами, покупают в обменниках эту валюту. Журналисты, к примеру. Мне так казалось. А ничего подобного, как оказалось, когда промониторили эту ситуацию… Аккуратно, по-человечески приходим в очередь (сотни людей были задействованы) – в основном пенсионеры по 10 долларов, по 5 долларов покупают. « А зачем, а что, а как? » – « Ай, н я хай будзе » . Я тогда начинаю думать: « 500 долларов еще там кому-то заплатить, помочь. Для чего? Для того чтобы пойти в обменный пункт, купить валюту и создать на рынке напряженность?! »

У меня складывается уже такое впечатление. Я не говорю, что это пенсионеры обрушили систему, но я никогда не думал, что пенсионеры, обычные простые люди ходят в обменники и покупают по 5 - 10 долларов. Оказывается, и это есть.

Но не случилось этого, как ваша коллега сказала, апокалипсиса в прошлом году, не случилось 1 января, поэтому пошли на провокации. И провокации не помогли. Не случится и сейчас. Не случится!

Ну а люди есть люди... Если бы цены были в магазинах еще выше, то денег бы не хватило на валюту, все бы думали, как за ЖКУ заплатить. Сегодня население за услуги ЖКХ платит около 20 процентов от их стоимости. Придерживаем где-то цены, хоть они и немаленькие. Значит, у людей есть деньги, если они идут в обменники и меняют на валюту.

Но это уже не тот процесс, который был. Поэтому сегодня говорить о том, что завтра у нас рухнет рубль… Ну это по меньшей мере не соответствует действительности. И ведь те, кто говорил в прошлом году, видели же, что у нас примерно на 5 миллиардов долларов поступило в страну больше валюты. При плохой конъюнктуре рынка мы на 5 миллиардов больше, чем в 2011 году, получили в страну доходов от экспорта. Все это видели. Но надо было « наклонить » , надо было показать, что власть говорит одно, а на самом деле, мол, происходит другое.

Я вам еще раз говорю, что мы не будем искусственно ничего сдерживать: сколько будет стоить доллар или евро, столько за него население будет платить. За одним исключением : как и все государства, будем сглаживать какие-то резкие падения или всплески, если они появятся. Мы эти пики будем сглаживать. Но если пройдет все гладко, как в прошлом году, и нам не надо будет этого делать, то спасибо судьбе и Г осподу Б огу.

Крят Д.А. ( редактор отдела политики газеты «Советская Белоруссия»): Александр Григорьевич, вопрос из сферы внешней политики. Одно из значительных событий прошлого года – это ваш успешный визит в Латинскую Америку. По его итогам было заявлено о перспективе серьезного расширения белорусского присутствия в этом регионе и решимости активно идти на рынки Азии и Африки. Как вы сегодня оцениваете степень успешности решения этих задач?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Ну, что говорить о Латинской Америке… Когда-то мы здесь вообще ничего не имели, а сегодня имеем примерно 3,5 миллиарда товарооборота, при этом около 2 миллиардов экспорта. То есть все в нашу пользу. Это ответ отдельным злопыхателям на вопрос , надо ли было туда идти или не надо. Туда, где нас принимают, надо идти, мы там нужны.

Я по Венесуэле и другим странам, даже по Бразилии, убедился, что у нас есть много групп товаров, которые там пользуются громадным спросом. И мы приняли решение (вы тоже, наверное, о нем знаете), что у нас опорным пунктом станет Венесуэла, и мы будем с Венесуэлой работать и на Эквадор, и на Кубу, и на небольшие государства, но особенно на Бразилию. Мы хотим на этом континенте «заземлиться» и в ближайшее время получить хотя бы 5 миллиардов товарооборота. Это будет хорошая прибавка в решении основной нашей проблемы – экспорта. Потому что нужна валюта.

Что касается Азии, то мы давно приценивались и примерялись к ней. Вы знаете, что среднеазиатские и азиатские республики постсоветского пространства – это, можно сказать, зона наших интересов. Мы всегда интересовались этими странами и очень активно работаем с ними – от простой торговли до участия в модернизации экономики, как это происходит в Казахстане (примерно в 20 – 30 проектах мы принимаем участие), Туркменистане (строим горно-обогатительный комбинат и продаем немало своих товаров туда, хотя вроде бы небольшое государство, но очень богатое), други х государств ах поменьше.

Я уже не говорю о Китае и Индии. Мы лет 10 тому назад определились, что мы с этими государствами не можем не иметь нормальных экономических отношений. Вы, наверное, помните мои первые поездки в Китай: с Цзян Цзэминем ставили задачу (а уже третий президент после него пришел) достичь хотя бы 500 миллионов товарооборота. Сегодня мы в 3 раза превзошли этот товарооборот, а может, и чуть больше.

Это хорошее направление сотрудничества. Это империя, это фактически вторая страна в мире. И слава богу, что мы с ними имеем такие отношения. Они нам здорово помогают. У нас открыта кредитная линия примерно на 16 миллиардов долларов – проекты, которые нам нужны. Мы будем их реализовывать. Примером тому светлогорский комбинат, около миллиарда долларов: мы строим завод беленой целлюлозы на кредиты китайцев.

То есть это уже давняя история, почти 20 лет. Я помню, еще будучи депутатом, с Вячеславом Францевичем Кебичем несколько раз посещал эту страну, видел, как она поднималась. Мы многому у них учились – свободные экономические зоны и так далее. Это было основное направление, азиатское.

То же самое и с Индией. Их больше всего интересовал научно-технический прогресс, наша наука. Пусть не так, как с Китаем, но установлены очень хорошие отношения с Индией, с советских времен у нас добрые отношения.

Вьетнам – была третья страна, очень близкая нам, бурно развивающаяся, порядка 80 миллионов человек населения, очень бурно развивающаяся страна. Ну, это почти братья. Вот мы приезжаем туда, как в Россию. И встречают они нас нормально, и сразу нам поbr /казывают, что они у нас хотели бы купить, что бы они хотели видеть на вьетнамской земле от белорусов. Более того, они нам помогают с Лаосом, Камбоджей, Мьянмой сотрудничать, потому что у них там очень серьезное влияние.

Вы знаете о визите нашей правительственной делегации в Бангладеш, Индию, Центральную Азию, и он успешно прошел. А сейчас готовится масштабный визит на высшем уровне в Индонезию, Сингапур. Мы вс е больше и больше пытаемся осваивать эти рынки.

Завязываемся с Монголией, особенно в части нашей сельскохозяйственной и горнодобывающей техники, БелАЗы они начали покупать. Вы знаете, что Монголия – это страна пусть не густонаселенная, но в земле есть вс е . И Китай, и Россия, и другие страны большой интерес проявляют к ним, идет развитие добычи полезных ископаемых. И тут мы для них к месту. Мы в этом направлении серьезно продвигаемся.

Несколько сложнее у нас обстоят дела в Африке. Новому министру иностранных дел поставлена задача: нам надо найти 3 - 4 государства в Африке, мощных, как Венесуэла в Латинской Америке, которые в нас нуждаются, и начинать с малого, закрепляясь на рынках этих государств и работая с их территорий на соседние государства.

Думаю, что в ближайшее время мы этим путем пойдем.

У нас с Эфиопией нормальные отношения.

У нас с Южно-Африканской Республикой нормальные отношения.

Сейчас с Ганой вышли после президентских выборов на какие-то взаимоотношения.

То есть нас знают и к нам нормально относятся в некоторых африканских государствах. Мы будем там «заземляться».

Конечно, жаль, что мы, в принципе, потеряли Ливию, потеряли Сирию, в том смысле, что там идет война и с этими странами пока трудно работать экономически. И ряд других государств. Но, я думаю, это временно, люди и там хотят нормально жить. И рано или поздно мы восстановим наши отношения с этими государствами.

Мельниченко Н. (Телерадиокомпания «Гродно»): Александр Григорьевич, 1 июля председательство в Европейском союзе переходит к Литовской Республике, и уже сегодня есть определенное заявление с литовской стороны о приоритетах, которые они будут выставлять в отношении Беларуси, в частности, по визовому режиму и «Восточному партнерству».

У меня вопрос такой: рассчитываете ли вы на помощь соседей в оптимизации диалога «Беларусь – Европейский союз»?

Лукашенко А.Г.: Отвечу коротко: рассчитываю настолько, насколько Литва самостоятельна в Европейском союзе. Если она председательствует, это не значит, что она будет там вершить дела, ну, хотя бы примерно как Президент Беларуси в Беларуси: принял решение – и его все будут выполнять.

Поэтому я особо не лелею каких-то надежд в этом плане. Если Литва все-таки солидно думает себя вести, по объективным и субъективным причинам… Объективные причины – мы соседи. Соседей не выбирают: это Господь предопределил, и нам надо жить в дружбе. Второе, как я всегда говорю, примерно 30 процентов бюджета Литвы формируется белорусами. Как мне докладывают, в 2015 году, а в связи с ситуацией может быть и раньше, Евросоюз не будет дотировать Литву, как дотирует сейчас (2 – 3 миллиарда им платит). Этого уже не будет. Поэтому еще большие будут проблемы. И сегодня потерять партнерство с Беларусью – только умалишенные в Литве могут пойти на это. Потому что до 10 миллионов тонн грузов мы переваливаем в портах. Порты сегодня живут за счет нашей продукции. Да, мы честно сказали, чтобы наши партнеры в Литве понимали, что мы прорабатываем и другие альтернативные варианты. И как только договоримся по портам в Ленинградской области, в Украине, по тарифам, то мы, конечно, яйца в одну корзину класть не будем. Это в Литве должны понимать. Но если мы будем видеть со стороны наших партнеров в Литве, в Латвии человеческое отношение к нам – а мы этого заслуживаем: мы им «деньги даем», свои товары там переваливаем, даем работу людям, – если они будут вести себя с благодарностью в отношении Беларуси, то мы с ними готовы сотрудничать.

Но у нас нет тут какой-то заданной политики: плохие литовцы, плохие латыши, завтра пойдем к россиянам... У нас этого нет. Мы будем исходить из того, как организуют свою внешнюю, внутреннюю политику по отношению к нам литовское, латвийское руководство. Нормальную – тогда мы тоже будем по-человечески к ним относиться, будем развивать сотрудничество. Нет – значит, нет.

Но еще раз, отвечая на ваш вопрос: чтобы я уж так думал о том, что у нас мир перевернется в отношениях с Европейским союзом, когда там будет председательствовать Литва, – я так не думаю.

По поводу перемещения лиц через границу, вопросы реадмиссии, которые литовцы всегда поднимают, приграничное сотрудничество, другие вопросы. Если они будут засылать самолетики на нашу территорию, мы будем только ужесточать охрану Государственной границы. Поэтому вопрос лежит не в нашей плоскости. И я как Президент непосредственно несу за это ответственность. Я буду делать все, чтобы обеспечить безопасность наших границ, тем более что я старый пограничник, я знаю, что это такое. Поэтому нам эти вопросы задавать не надо. Они сами вляпались в историю и дали толчок тому, что мы более пристально сегодня смотрим на сотрудничество вблизи наших границ.

Гусаченко С. ( корреспондент Агентства телевизионных новостей, телеканал Беларусь 1): Александр Григорьевич, в свете последних интеграционных преобразований – ЕврАзЭС, Таможенный союз, Единое экономическое пространство, на горизонте маячит Евразийский экономический союз – как-то в сторону ушла тема Союзного государства Беларуси и России. Об этом сейчас, прямо скажем, и говорят, и пишут немного, но в то же время весьма активно обсуждается, например, тема поставки нефтепродуктов в нашу страну, причем ее довольно охотно комментирует посол России в Минске. Возникает вполне логичный вопрос: неужто тема углеводородного сырья настолько актуальна и принципиальна, что важнее перспектив союзного строительства Союзного государства?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если говорить о позиции российского посла в Беларуси, то он в своих рассуждениях выглядит иногда весьма экзотичным. Что, допустим, можно сказать о его рассуждениях, когда, например, я был в Москве, и мы с Путиным и премьер-министром договорились по всем вопросам (у нас есть обязательства перед россиянами, у них перед нами есть обязательства и по нефти, и по природному газу – мы все это взвесили, договорились), а он в это время, давая интервью, начинает опять рассуждать про эту, как я называю, «мазню» – смесители, растворители и так далее. Ну, весьма экзотичный человек. А через неделю уже реальные вещи появились – мы действительно договорились. И России надо перерабатывать нефть – она будет перерабатывать на наших нефтеперерабатывающих заводах, чем больше, наверное, тем лучше, тем более что у нас продвинутые заводы. Им нужны высокооктановые бензины, ракетное топливо, которые мы делаем очень качественно. Они заинтересованы в том, чтобы мы поставляли это в том числе и в Российскую Федерацию. Владимир Ильич Семашко (В.И.Семашко – первый заместитель Премьер-министра) здесь присутствует − он вел эти переговоры. Он им прямо говорит: «Если доходность в России будет такая, как на Западе, зачем нам везти на Запад − мы продадим в России. Добро?» – «Добро». – «Давайте, чтобы не было неразберихи, на первый квартал – исходя из годового объема 23 миллиона тонн (договаривались, что переработка нефти будет примерно на 2 миллиона тонн больше, чем в прошлом году). За первый квартал утрясем все вопросы по балансам». Нет, тут, видите ли, послу захотелось высказаться... Ну, высказался…

Но я говорю: кто внимательно эти вопросы отслеживает, тот дал оценку высказываниям посла и его компетентности.

Не надо зацикливаться на этих вопросах. Иногда МИД и послы слишком мало знают о том, что происходит в реальных отношениях между государствами, особенно на самом высоком уровне.

Что касается Союзного государства. Могу коротко сказать, что ЕЭП, ВТО и прочее – это пока что урезанные экономические отношения, урезанные в экономическом отношении союзы. Нам в ЕЭП еще до 2015 года, пока появится этот экономический союз (как мы его будем называть вместо ЕЭП), надо пройти очень длинную дорогу. И если мы ее пройдем, то мы в Евразийском экономическом союзе не достигнем того уровня сотрудничества в экономике, который существует в Союзном государстве. Ведь в Союзном государстве мы и по правам человека, и по военным направлениям, и по сотрудничеству МИД, и по другим вопросам продвинулись и создали вообще целостные системы: как в одном едином государстве. В ЕЭП и Евразийском экономическом союзе мы в наше с вами время вряд ли подступимся к решению этих вопросов.

На последней встрече с Президентом России, обсуждая эту тему, я открыто, как вы мне, задал этот вопрос. На что Президент России (он не ожидал этого вопроса) мне сразу же перечислил: «Смотри, в отношениях между людьми мы сделали это, в оборонном пространстве мы сделали это, это, это… Когда, – говорит, – у нас еще это в ЕЭП будет…

Поэтому Союзному государству быть! Мы спокойно функционируем в его рамках. Да, у нас там нет каких-то неимоверных прорывных направлений. Наверное, мы еще к этому не подошли, не созрели для этого. А главное – вы еще не созрели для кардинальных решений, не говоря уже о российском обществе. Поэтому этих прорывов и нет. Они могут плохо закончиться. Пример тому − Евросоюз.

Поэтому я абсолютно спокойно смотрю на те процессы, которые происходят у нас в отношениях с российским государством в рамках строительства Союзного государства. Нам надо закрепиться на тех высотах, которые мы смогли взять. Может, мы, может, кто-то после нас, основываясь на этих достижениях, продвинется дальше. Но я все-таки надеюсь, что это будет в наше время.

Гусаченко С.: Спасибо.

Громыко И. (Могилевская область, Глусская районная газета «Радз іма »): Уважаемый Александр Григорьевич, в обществе сейчас активно обсуждается вопрос внедрения дифференцированной оплаты услуг ЖКХ, в частности электроэнергии. Нужно ли в ближайшей перспективе этого ожидать? И каких преобразований ожидать в этой сфере? Возможен ли приход частников в сферу ЖКХ?

Лукашенко А.Г.: Что касается дифференциации оплаты электроэнергии, я не знаю, стоит ли наше Правительство упрекать в этом плане. Думаю, что нет. Я уже говорил, что по ЖКХ оплата у нас всего примерно 20 процентов, и даже при дифференцированной оплате электричества население не платит 100 процентов. Если бы киловатт-час, допустим, стоил 100 долларов и вы платили 100 долларов при нынешней ситуации, можно было бы о чем-то говорить. Но пока еще мы далеки от полной оплаты при этой дифференциации.

Да, определенное количество расходуешь электричества – плати по этой цене. Если ты хочешь расходовать сверх этих объемов, тогда надо и больше платить. Почему, допустим, вы, у которой маленький холодильничек стоит в углу на кухне, расходуя совсем небольшое количество электроэнергии, и тот человек, у которого три холодильника и один морозильник отдельно стоят на огромной кухне, должны быть поставлены в равные условия и он должен платить столько же? Наверное, небедный человек. Да они и вопросов не ставят (я не слышал), чтобы платить дифференцированно.

А вообще, я вам должен сказать, это только у нас еще такая идет возня: для всех «лампочка Ильича» горит одинаково, на счетчике накрутилось столько – плати по одним и тем же тарифам.

Сегодня надо понимать, что мы еще пока себя не обеспечиваем на 100 процентов дешевой электроэнергией. Более того, мы часть электроэнергии закупаем за пределами нашей страны, и нам это недешево. И население сегодня не покрывает на 100 процентов своими деньгами оплату электроэнергии. Мы дотируем из бюджета, собираем со всех и дотируем. По ЖКХ где-то, по-моему, то ли 11, то ли 17 триллионов только в прошлом году мы из бюджета выплатили дотаций. Это огромная сумма, потрясающая! Конечно, потихоньку надо от этого уходить, но это с ростом заработной платы.

Что касается прихода частника в ЖКХ. По-моему, где-то 20, а может, чуть больше у нас частников работают в ЖКХ. У нас сотни товариществ, по-моему, товариществ собственников (или как они называются) сотни. Но однажды я уже замечание делал Правительству, после того как Якубович (П.И.Якубович – главный редактор газеты «Советская Белоруссия») прошелся по некоторым товариществам… Пять-семь чиновников создали товарищества, в 3 раза дороже берут за услуги с жильцов этих домов. Но главное, что они ведь создали это товарищество, не посоветовавшись, не спросив у того, кто должен платить. Белорусы же доверчивые: а… это, наверное, Президент создал их, ну надо платить в 3 раза больше. И когда мы коснулись этого вопроса, видим: туда частник приходит, чтобы больше в карман положить.

Поэтому я обратил внимание Правительства, чтобы мы и местные органы власти очень аккуратно формировали подобные частные или получастные структуры.

Вс е должно быть прозрачно и сознательно. Вс е должно идти от людей. Хочешь ты частную компанию и чтобы она обслуживала – пожалуйста, создавайте, нанимайте и обслуживайся в частной компании. Хочешь в этом плохом ЖКХ – иди туда, там обслуживайся. Если ты хочешь вот это товарищество создать, то вы должны собраться и вместе проголосовать. Но если ты не хочешь – значит, тебя будет обслуживать ЖКХ. Вс е должно быть на добровольной основе.

На это я обратил внимание Правительства. И мы будем более пристально за этим следить. И спасибо вам, журналистам, которые тоже видят эти проблемы и нам подсказывают, обращая наше внимание на них.

Нет никакой закрытости здесь. Но надо понимать, что прийти в ЖКХ – а это самая бедная, скажем откровенно, структура, система – и надеяться на то, что ты там заработаешь, как на продаже оружия или на переработке нефти или еще на каких-то продажах, калийных удобрений, нельзя. Мы будем контролировать очень жестко. И будем ориентировать частников, чтобы они придерживались уровня цен и тарифов жилищно-коммунальных услуг государственных организаций.

Громыко И.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если же у вас будет желание создать эту организацию, мы поддержим. н о только честно, не обдирая народ!

Дерко А. (Чашницкое районное радио): Добрый день, Александр Григорьевич!

Беларусь – это социально ориентированное государство, и это факт, на различных уровнях разным категориям населения оказывается колоссальная поддержка. Вместе с тем, к сожалению, сегодня можно сказать, что сформировалась небольшая группа, так скажу, социальных иждивенцев, которые не хотят работать, не хотят предпринимать каких-либо действий для самостоятельного повышения собственного достатка. В ближайшее время планируется ли на законодательном уровне уточнить этот момент?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Здесь присутствуют министр (М.А.Щеткина – министр труда и социальной защиты) и Тозик (А.А.Тозик – заместитель Премьер-министра), они вам много могут рассказать, что у нас уже эта дифференциация существует. Есть Щеткина, она здесь? Дайте ей микрофон, она вам расскажет. Перечислите, что эта дифференциация существует, и мы «наклоняем» и будем «наклонять» подобных иждивенцев, бомжей, для того чтобы они работали. Как это у нас принято по детям: бросил ребенка – иди и работай. Не будешь работать – мы тебя заставим работать, чтобы ты содержал своего ребенка. Вы понимаете вопрос?

Щеткина М.А.: Да, Александр Григорьевич, совершенно верно. Сегодня речь идет прежде всего о том, что все равно всем этим людям нужны деньги, им нужно есть и они приходят за адресной социальной помощью. Комиссии специально собраны на местах, они дают отказы. Более того, мы сейчас законодательно урегулируем вопрос о том, чтобы комиссия имела право дать конкретную рекомендацию данному человеку, например трудоустроиться в течение месяца, не трудоустроился – больше тебе помощь не оказывается. Абсолютно все они на учете. 8 тысяч - из мест лишения свободы, 4 тысячи бомжей. Каждый человек известен. И с каждым индивидуально работают.

Лукашенко А.Г.: Но на законодательном уровне, министр сказала, нам надо принять решение. Не надо затягивать это.

Щеткина М.А.: Будет выполнено. Есть уже такие предложения.

Лукашенко А.Г.: Мы уже для этого созрели, давайте вносите предложения, и будем принимать решение. Чего там с ними возиться… 12 тысяч человек, как вы называли, это же мизер в нашем обществе (слава Богу, что их немного). Но от этих и других, о которых вы говорите, намекая на то, что у нас еще есть такие, которые ни шатко ни валко вроде бы где-то работают, – на самом деле проку от них нет. И здесь будет усиливаться требование.

Я, может быть, жестко, признаюсь, обошелся с деревообработчиками, когда был подписан декрет, который фактически запрещает увольняться работникам, специалистам и руководителям этих предприятий по крайней мере до ноября, пока они не закончат модернизацию. Вы меня поймите: мы вырезали из бюджета и банков огромные ресурсы, выделили, мы гарантировали иностранные кредитные линии на миллионы, сотни миллионов долларов, закупили оборудование. И трудовые коллективы вместе с руководителями эту программу провалили. Я уже не говорю о том, что это же и потери солидные! Так кто за это должен ответить? Правительство, министр, который за это отвечал (вы видели, что разборки были жесткие), но и вы отвечайте, вы взяли деньги – пожалуйста, дайте мне предприятие. Сделаете предприятие – потом уходите. Но даже сейчас никто не заявил об уходе, потому что да, мы удерживаем людей, но и платить надо нормально, поэтому и зарплата выросла прилично. Но работать нормально начали.

То есть мы даже в таком публичном режиме заставляем подобных «иждивенцев» работать. А у нас это проблема. Даже по залу, когда вы задали этот вопрос, многие начали кивать головой. У нас это проблема, сохраненная еще с советских времен. И я прямо признавал, что в этом большая моя вина. Мы все радовались, что мы наш народ не бросили в омут свободного рынка. И не надо бросать людей в омут свободного рынка, потому что у нас этого омута нет, но и не надо ходить за каждым и гладить его, защищать со всех сторон, а он ходит и руководителю кричит: «Да ты мне все равно заплатишь! Завтра Президент с тобой разберется…» Каждый должен думать о том, как заработать для себя. А государство таких людей в беде не оставит, всегда поможет.

Поэтому, кроме иждивенцев, о которых сказала министр, явных иждивенцев, я упомянул о родителях, которые бросают детей и бомжуют. Кроме того, есть еще и подобные прикрытые, скрытые иждивенцы, которые ни шатко ни валко работают.

Но это уже общая атмосфера, общая ситуация в экономике, в стране, в обществе. И в этом отношении мы будем, конечно, поджимать таких людей, чтобы они думали о своих семьях, о детях, о себе, в конце концов: как поесть, одеться нормально и как жить дальше.

Дерко А.: Спасибо.

Ключник В.А. (заместитель главного редактора газеты «Звязда»): У снежні падчас саміту СНД у Ашхабадзе, якраз напярэдадні сустрэчы з міністрам замежных спраў Расіі Лаўровым, дзяржсакратар Злучаных Штатаў Амерыкі Хілары Клінтан заявіла, што амерыканскі бок хвалююць усе апошнія спробы постсавецкай інтэграцыі. Яны іх расцэньваюць не інакш як адраджэнне СССР. І іх не толькі гэта непакоіць, яны гатовы нават процідзейнічаць гэтай справе.

Як бы вы пракаменціравалі гэта меркаванне? І якія, на Ваш погляд, сёння маюцца рэальныя шляхі канструктыўнага супрацоўніцтва менавіта на постсавецкай прасторы?

Дзякуй.

Лукашенко А.Г.: Вы ведаеце, іх хвалюе тое, што адбываецца ў нас, на постсавецкай прасторы, дык нас хвалюе тое, што ў іх адбываецца ў Афганістане, Іране, на арабскай дузе. Нам гэта непрымальна. Нас тоже это волнует. Поэтому мы понимаем их волнение. Но мы же не воюем. Мы не взяли пистолеты, автоматы в руки и не пошли вдоль и поперек громить эти государства. И Россия, которую прежде всего Клинтон пыталась упрекнуть, тоже не воюет. То, что Россия пытается вокруг себя наконец-то цивилизованным образом, может быть, скажем прямо, собрать эти государства, в этом ничего плохого нет. И я как непосредственный участник это вижу. И знаете, может быть, России хотелось бы более быстрых шагов, может быть, более радикальных, но ни Казахстан, ни Беларусь на это не пойдут с бухты-барахты. Вы помните, когда-то у нас даже непросто было противостоять этому процессу, была так называемая волна единой валюты России и Беларуси в Союзном государстве. Я однозначно поставил вопрос: объясните мне, а зачем нам с крыши начинать строить дом и что это будет вообще означать? Никто на это мне не дал ответа. Значит, коль на этот вопрос нет ответа ни со стороны России, ни с нашей стороны, давайте пока отложим этот вопрос, значит, он не назрел. Но Россия против нас не стала воевать. А там идет война. Поэтому пусть волнуются за то, что происходит во всем мире. У них, видите ли, зона их жизненных интересов. Везде, куда ни ступи в мире, зоны интересов Соединенных Штатов Америки. Хвалюе вас гэта? Хвалюе! Мяне таксама хвалюе. Аднак мы не так хвалюемся, як яны.

А что комментировать? Она сегодня сказала, а назавтра все чиновники Госдепа начали активно опровергать, что она не это имела в виду. Ну так что, с похмелья брякнула, что ли?..

Что тут комментировать? Не знаю, что комментировать. Мы строим свои отношения исходя из наших интересов. И мы будем строить. И я знаю, что такая позиция у всех государств. Вот Таджикистан недавно решил вступить не в Таможенный союз, а в ВТО. Взял и вступил. Ну, это его право, его дело. Мы сегодня с Казахстаном, находясь в Едином экономическом пространстве, после вступления России в ВТО активно ведем переговоры по вступлению в ВТО. Пока не вступили. Но ничего, придет время – вступим, хотя мы фактически работаем сегодня уже на принципах, выгодных принципах, которые Россия выторговала на переходный период в ВТО. Мы работаем в ВТО, поскольку наш главный партнер по ЕЭП работает уже на этих принципах.

Поэтому ничего страшного. Мы видим ориентиры мировой экономики, всего миропорядка и ориентируемся, конечно, на это, но у нас есть собственные интересы.

Не переживайте, все будет нормально. Не волнуйтесь, что там кто-то за океаном что-то брякнул. Ну сказала и сказала... Мало ли что кто говорит. Пусть волнуются.

Грамович Л.Н. ( главный редактор газеты «Зорька» ): Позвольте мне озвучить вопросы юных корреспондентов.

Лукашенко А.Г.: Ну могли бы написать на tut . by или где-то еще, а я бы уже ответил.

Грамович Л.Н.: А у нас есть сайт, можно посмотреть.

Лукашенко А.Г.: Можно и на сайт. Я шучу, конечно.

Грамович Л.Н.: Уважаемый Александр Григорьевич, если не секрет, какое заветное желание загадал Глава государства на новогодние и рождественские праздники? Какие подарки как мудрый папа вы подарили своим близким?

И какие подарки, может быть, рукотворные, особенно тронули ваше сердце?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы хотите услышать честный ответ?

Грамович Л.Н.: Да.

Лукашенко А.Г.: Я вроде неплохой отец, согласитесь. У меня, кстати, никакого нет пиара, как некоторые пытаются объяснить: «Ах, вот он с ребенком или с детьми где-то показался. Это кто-то умный (я цитирую) появился наконец в Администрации у Лукашенко, кто ему подсказывает, как себя вести». Глупость полная. Это полный бред. Я делаю, как вы. Что тут такого? Да, я дал команду Администрации Президента (грубовато сказал, могу повторить, если вам хочется): «Организуйте так, чтобы все жулики, бандиты, бизнесмены, чиновники − все пошли к детям». И спасибо всем этим категориям – они откликнулись.

(Смех в зале, аплодисменты.)

Что тут плохого? И я говорю: поеду к детям. Это у меня традиционно, я всегда к детям езжу, потому что святее детей для меня нет. Это мое кредо, мое личное отношение к детям. Потом я всегда на Рождество или чуть позже еду к старикам в разные дома. А вообще никто же не знает, в какой я дом поеду. Вы думаете, что Щеткина знала, куда именно я поеду? Это уже перед поездкой ей сказали. Помощник позвонил: «Президент поедет в дом для стариков, интернат». В какой дом поедет, что будет? Вдруг будет так, как на деревообработке. Все начинают готовиться: подчищают, подметают, кормят, поят, переодевают. Тоже неплохо.

Нам все завидуют, что у нас старики содержатся в таких условиях.

Вот я побыл там. Для меня было главным то, что 93 года – средний возраст в этом доме, что человек в среднем умирает в 93 года. Да у нас в обществе такого нет. А это − обездоленные старики. Значит, нормально относятся к ним. И меня же не проведешь: я вижу, где вчера покрасили и что-то сделали, а где нормальная ситуация. И не только я, все Правительство, все министры, ответственные люди поехали по детским домам, к старикам съездили. Я вот этим занимался. И здесь тоже нет никакого пиара. Просто хочу, чтобы мы не забывали: а) о детях; б) о стариках. Потому что отношение к старикам характеризует прежде всего власть и государство.

Я такое длинное вступление сделал, извиняюсь. Вы спрашиваете о том, что я подарил и что мне подарили. Честно скажу вам: мне, может быть, даже неудобно (это несколько расходится с вашим пониманием), но в моей маленькой семье нет такого трепета и заботы: что подарить, как подарить? Не потому, что проблем нет, что купить, подарить, а я никогда не заморачивался, как говорит молодежь, на этой теме. Малыш пришел, говорит: «Елку нам надо в доме поставить». – «Хорошо. А какую елку: искусственную или обычную?» Обычно мы ставим в доме искусственную елку. Потому что живая елка, во-первых, это мусор, а во-вторых, жалко: 2 недели постояла, ее выкидываешь, а она росла 7 или 10 лет. Мне как деревенскому человеку жаль. Мы купили искусственную елку и всегда наряжали ее с домашними. На этот раз мы все-таки решили поставить живую елку. У меня в резиденции есть эти лясные прыгажун і, и естественным образом они кучей растут, допустим, 20 елочек вместе. Если их не прореживать, как это делают лесники, то они начнут давить друг друга − в живой же природе так. Я приказал строго-настрого: «Вот идите туда и там вырубите эту елку, потому что ее все равно надо будет вырубать». Поставили и все. Что еще надо? Ну, Деду Морозу письмо написать. По электронной почте направил малыш. Дед Мороз под елку положил подарок – какое-то пневматическое оружие.

Ну и малышам (у меня же двое детей взрослых, у них малыши) – какие-то по мелочи подарки. Вот и вс е . Такого нет, чтобы я дрожал, переживал сутками, как, может, вы, бегал по магазинам. У меня совсем другие проблемы, и я был отвлечен на множество других вопросов. Поэтому в моей небольшой семье нет этой «электрической» напряженности.

Если уж правду говорить о том, как подарил, что подарил... Это обязательно книжки. Меньше всего для детей игрушек, потому что кто-то все равно подарит. Мы обычно игрушки собираем и несем в детский сад, куда ходил Николай, потому что он не будет заниматься с этими игрушками, у него проблем сейчас с учебой, спортом предостаточно.

Для взрослых детей… Я даже не знаю, по-моему, им никакие подарки в этот Новый год не дарил. Точно, наверное… Уже на малых больше смотришь.

Главный подарок – это Президентская елка. Это всем. Это моя забота. Забота несколько необычного человека, я этим живу. И если я вижу, что вы радуетесь, ваши дети радуются какому-то моему шагу, то для меня больше ничего не надо. Это правда.

Ну, вот так, путано. Если я смог ответить на ваш вопрос…

Грамович Л.Н.: От имени детей за новогоднюю акцию «Наши дети», которая прошла не только масштабно, но и очень душевно, большое спасибо. И очень важно, что все мы, взрослые, почувствовали себя волшебниками и мудрыми родителями. Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Так будет всегда.

Лагвинович А. (Брестская областная газета «Заря»): Александр Григорьевич, не так много времени остается до проведения чемпионата мира по хоккею 2014 года. Для Беларуси, помимо прочего, это хорошая возможность заявить о себе как о современном государстве, полноправном члене международного сообщества. Удовлетворены ли Вы тем, как идет подготовка к этому значимому событию именно с точки зрения формирования имиджа страны?

Лукашенко А.Г.: Когда возник вопрос о проведении чемпионата мира по хоккею в нашей стране, тогда, помните, у нас министром внутренних дел был Наумов, он отвечал за федерацию хоккея, мы проводили Рождественский турнир. Фазель (Рене Фазель – президент Международной федерации хоккея) об этом узнал, ему понравилось, он посмотрел ближе на нашу страну, ну а Наумов, всегда человек раскованный, говорит: «Ну а чего у нас тут что-нибудь такое не организовать?» – «Давайте спланируем: этот год занят, этот тоже, давайте на 2014 год посмотрим, может, чемпионат мира. Но вы должны бороться за это». И мы так спокойно, нецеленаправленно, можно сказать, начали заниматься этим вопросом. Втянулись в него – победили. Нас признали, что мы можем проводить этот чемпионат мира.

Я хочу сказать, что мы не думали об имидже, о том, какие это выгоды будут. Но я знал одно: чемпионат мира – это неплохо, это встряхивает общество, по крайней мере столицу, это поднимает людей, повышается спортивный тонус. Пусть мы его не выиграем и даже призовое место, может, не займем, но все-таки польза будет очень большая. Ну и, думаю, что это, наверное, будет как минимум не в убыток. Потом, в процессе подготовки, мы начали думать об имидже, о том, что люди приедут, посмотрят, мы инфраструктуру подтянем, как всегда это бывает, и потихоньку-потихоньку в этот процесс втянулись.

Вы спрашиваете: доволен я или нет? Скажу вам откровенно, что я глубоко в эти проблемы еще не погружался. Я контролирую основное. Нам надо, кроме «Минск-Арены», иметь еще одну площадку для проведения игр – это «Чижовка-Арена». Мы ее вовремя построим, я в этом убежден абсолютно.

Да, нам надо увеличить число гостиниц. Конечно, мы сразу столько гостиниц не построим, но приспособим санатории. Цены, конечно, будем контролировать: мы не хотим, чтобы нас критиковали, как поляков и украинцев, что на чемпионате мира по футболу были заоблачные цены. Все должно быть прилично. Потому что от имиджа ничего не останется, если люди уедут с настроением, что белорусы – хапуги, драли три шкуры и так далее. Но это неубыточно будет. Многие предлагают места под Минском. Санатории готовятся. Мы не против, готовьтесь, чтобы было красиво, хорошо, уютно для хоккеистов, для туристов.

Второе направление – гостиничное. Инфраструктура вроде бы более-менее нормальная.

То есть мы готовы принять чемпионат мира 2014 года.

Вчера Премьер-министр мне докладывал, что обозначено 11 направлений в подготовке к чемпионату мира 2014 года. И вроде более-менее успешно вопросы решаются.

К этому вопросу я вернусь где-то к сентябрю текущего года. Будут очень серьезный анализ и контроль уже на уровне Президента.

Лагвинович А.: Спасибо.

Гришкевич А.Т. ( корреспондент УП «БЕЛТА» ): Александр Григорьевич, Вы уже коснулись темы взаимоотношений Беларуси и Китая. м ой вопрос в продолжение этой темы. Как известно, в марте на сессии китайского парламента состоится избрание нового Председателя КНР, которым должен стать Си Цзиньпин, нынешний генеральный секретарь ЦК Компартии Китая. На Ваш взгляд, сохранится ли преемственность той политики, которая проводилась прежним руководством Китая по отношению к Беларуси?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы сказали о конкретном человеке. От него действительно многое зависит. Если исходить только из этого критерия, наши отношения улучшатся. У нас очень хорошие личные отношения. И притом не по-китайски – по-славянски откровенные.

Китай – империя тысячелетий, они более спокойные, где-то замкнутые, много думают, прежде чем решить. Ну, знаете, это и хорошо, у нас этого не хватает, мы более открыты. Так вот мы с ним строим свои отношения на открытости. Он был у нас, мы с ним встречались, очень открыто разговаривали. У нас с этим человеком блестящие отношения. Очень хорошие.

Поэтому если говорить о личных отношениях, а они накладывают большой отпечаток на отношения государств, то здесь у нас все нормально.

Что касается наших отношений с Китаем, то здесь тоже можно только в хороших тонах оценивать. Очень хорошие с Китаем отношения, хотя многим это не нравится. Я хочу, чтобы вы понимали: наши тесные отношенbr /ия с Китаем будут всегда встречать большое противодействие, потому что Евросоюз категорически не приемлет продвижение Китая к его границам, даже экономически. Но нам выгодно то, что предлагает Китай. Он всегда отзывается на то, что мы просим.

Допустим, технопарк под Смолевичами. Если этот замысел будет реализован, то мы дополнительно получим 45 миллиардов долларов. Понимаете, Китай готов привлечь в нашу страну самые передовые компании, которые будут здесь работать. Кому это выгодно? Нам и Китаю. Другим - не очень. И тут начинается… Дошли до того, что Лукашенко такой-сякой, Тозик-комиссар привез или привезет китайцев то ли 100, то ли 50 тысяч, они будут жить в Беларуси. Да Господь с вами, китайцы никогда и не просили нас о том, чтобы столько людей жили у нас. И вообще такой темы никогда не было. Но надо ж общество взбудоражить, надо взвинтить… Кто это делает? Наши доморощенные. По чьему заказу? Оттуда. Поэтому надо спокойно это воспринимать. Ну неужели мне кто-то миллиардную взятку дал, что я буду действовать не в интересах белорусского народа?!

Ну никогда же такого не было и не будет.

Поэтому у нас блестящие отношения с Китайской Народной Республикой.

Китай где-то осторожничает, где-то мы осторожничаем. Это естественно. Как я говорил, мы смотрим, как мир развивается, чтобы никого излишне не напрячь, не насторожить, мы спокойно идем своим путем.

Китайцы нам здорово помогают. Попросили мы у них: перенесите производство недорогой машины к нам, пускай у нас будет производство легковых автомобилей, а то мы по 500 тонн автомобили делаем, а легковушки – нет. Вчера мне Премьер доложил, показал этот автомобиль – они уже собираются, хорошие автомобили. То есть мы просим – они нам помогают. Почему у нас должны быть плохие отношения? У нас будут с Китаем хорошие отношения. Они складываются десятилетиями. И этого курса мы будем придерживаться.

Когда мне начинают говорить о том, что мы уж слишком с Китаем тесно сотрудничаем, то я называю конкретные цифры и задаю вопрос: «Вы готовы заменить нам сегодня Китай?» – «Нет». – «Тогда что вы нам претензии предъявляете?» Мы же с Китаем не дружим против кого-то – мы дружим в интересах Беларуси и Китайской Народной Республики. И будем дружить.

Гришкевич А.Т.: Спасибо.

Позняк Н. (Лидское телерадиообъединение ): Уважаемый Александр Григорьевич, около 11 тысяч лидчан стоят в очереди на улучшение жилищных условий. В прошлом году Беларусбанк приостанавливал выдачу льготных кредитов на строительство и приобретение жилья. Скажите, пожалуйста, каковы перспективы льготного кредитования на 2013 год?

Лукашенко А.Г.: Если вам нужны цифры, я попрошу, чтобы нас проинформировали. Но я должен сказать, что мы в прошлом году и так сверх плана оказали поддержку нуждающимся в жилье на энное количество миллиардов рублей.

У нас народ хочет все и сразу за один год. Но надо понимать, что на это нужны деньги. Если бы стоял вопрос, мол, у меня есть деньги – помогите мне построить дом, то действительно надо было бы шевелиться мне и Правительству. Но все говорят: нам нужен дом, квартира, а вы, пожалуйста, найдите нам деньги. Притом бесплатные деньги. Что такое льготный кредит под 3 процента при инфляции 20 процентов? Это через 5 лет ничего платить не надо, инфляция все утрясла. Мы это прекрасно понимаем. И по мере возможности вкладываем средства в строительство жилья. Было, приостанавливали выдачу этих кредитов, но тем не менее смогли профинансировать все, что планировали. И в этом году намерены в этом направлении действовать. Но надо привыкнуть к тому, что мы будем льготным кредитованием охватывать прежде всего нуждающиеся слои населения.

Я прошу, дайте данные. Кто у нас владеет данными по строительству?

Калинин А.Н. (з аместитель Премьер-министра ): Что касается объемов строительства жилья в текущем году, то из общего объема 6,5 миллиона квадратных метров мы построим 2,5 миллиона с господдержкой. Это на 10 процентов больше, чем в прошлом году. И в последующем до конца пятилетки планируем порядка 40 процентов жилья строить с господдержкой и усиливать адресную политику для нуждающихся.

Лукашенко А.Г.: Я так понимаю, для Лиды, как и для других регионов, мы выдаем определенные объемы денежных средств. Так?

Калинин А.Н.: Да. И область сама определяет, сколько строить такого жилья.

Лукашенко А.Г.: Мы отдаем деньги, основываясь на определенных расчетах, притом абсолютно честно делим, у нас нет такого: кто ближе, кто дальше, как это было когда-то. Нет, абсолютно.

Поэтому это вопрос к Шапиро – сколько будет выделено для Лиды. Но сразу вам скажу, что, наверное, 11 тысяч квартир в Лиде не построят за один год.

Я хочу, чтобы вы знали, что мы все-таки переносим центр тяжести в строительстве жилья из Минска в регионы. Минские строители будут строить больше в регионах, для того чтобы не стягивать в Минск население.

Позняк Н.: Спасибо.

Думбадзе Т. (глава представительства в Беларуси Телерадиовещательной организации Союзного государства ): Это тот канал, Александр Григорьевич, который, по Вашим словам, наиболее широко освещает белорусские события на российском пространстве.

Лукашенко А.Г.: Я знаю.

Думбадзе Т.: Пользуясь случаем (мы первый раз в этом году встречаемся), я хочу всех поздравить, пожелать крепкого здоровья, благополучия. И дай бог, чтобы каждый белорус имел возможность хотя бы раз в год отдыхать на грузинском Черноморском побережье.

Вопрос, Александр Григорьевич, к Вам от меня как от заместителя председателя грузинской общины в Беларуси. Вы перед Новым годом сделали очень серьезное заявление, сказав, что готовы приложить все усилия, для того чтобы вернуть Грузию в СНГ. Сегодня, к сожалению, ситуация там непростая. По имеющимся сведениям, она с каждым днем становится все напряженнее. Все мы знаем, что установилось двоевластие. Не дай бог дело дойдет до очередного гражданского противостояния.

Повлияет ли все это на Ваше заявление? Ваше отношение к Грузии остается прежним?

Лукашенко А.Г.: Абсолютно прежним. Более того (мы не афишировали это), у меня состоялись консультации с определенным кругом людей по этому вопросу, где я не политически, а по-человечески говорил о том, что это не противоречит курсу Грузии – если она каким-то образом, пусть через несколько шагов, но вернется в СНГ. Пускай наблюдателем придет. Главное, чтобы они, и президент, и премьер-министр, были с нами в соответствующих структурах, чтобы министры участвовали в этом общем процессе. Это же зона интересов Грузии.

Я консультировался, вел переговоры по этому вопросу со многими политическими фигурами, достаточно влиятельными, не буду их называть. Но на сегодняшний день я не вижу страстного желания руководителей Грузии, прежде всего новой власти, двигаться в этом направлении. Уж извините, что я так говорю о новой, пришедшей власти – Иванишвили и других. Это будет определенный тест для руководства Грузии. Если уж вы в СНГ не хотите в каком-то виде вернуться, то, наверное, слишком уж вас кто-то держит там, на Западе. Клинтон недавно помогла в этом плане: заявила, что Америка и основные государства Евросоюза категорически против усиления на постсоветском пространстве России и объединительных процессов. Понятно, что Грузию будут от этого удерживать. Но это тест для них.

Я от этого не отступаюсь. Я думаю, что в ближайшее время смогу переговорить на эту тему с руководителем Грузии Михаилом Саакашвили и с Иванишвили. Я получил приглашение от президента посетить Грузию. Думаю, что найду время, для того чтобы встретиться с ними, может, даже в Грузии, и переговорить на эту тему.

Не надо ни в какие наши военные организации вступать, если вы не хотите. Но делать какие-то шаги навстречу своим соседям надо? Надо. С Россией не получается в силу каких-то обстоятельств. Но использовать эту площадку и общаться и с нами, и с Россией – это же возможно. Зачем это отвергать? Поэтому я за этот процесс.

И насколько в этом будет заинтересована Грузия – сейчас все зависит только от Грузии. Ни от СНГ, ни от России, ни от нас, а только от Грузии. Будет желание Грузии – они будут вместе с нами за общим столом обсуждать общие проблемы, в том числе и проблемы Грузии.

Думбадзе Т.: Спасибо.

Кононович Е.В. ( редактор отдела издания «Народная газета» ): Уважаемый Александр Григорьевич, на этот год задана довольно высокая планка по экономике. Вы сегодня уже говорили, что на ту же модернизацию нужно очень много денег. В то же время на этот год приходится пик выплат по внешнему долгу. И, если я не ошибаюсь, только МВФ мы должны в этом году выплатить более полутора миллиардов долларов. Есть кредиты и других организаций, государств. По данному поводу уже есть мнение о том, что эти долги, эти выплаты лягут непосильным бременем на нашу экономику, поэтому, дескать, чуть ли не собственность придется распродавать и так далее.

Как Вы прокомментируете подобное заявление? Как и чем мы все-таки будем расплачиваться? И нужна ли нам новая программа с МВФ?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Что касается внешнего долга. На злобу дня, что называется. Вчера и Премьер, и Председатель Национального банка побывали у меня и я им задавал этот вопрос. Уже в этом году нам где-то чуть больше трех миллиардов придется выплатить.

С обслуживанием процентов - больше. 3 миллиарда − Председатель Национального банка мне доложила, что мы уже сегодня имеем эти деньги. Нам миллиард надо найти за этот год. При ВВП (я всегда по паритету покупательной способности считаю) до 75 миллиардов долларов, думаю, один миллиард мы найдем.

Но надо иметь в виду: мы ведь можем договориться об отсрочке выплат. А 1,5 миллиарда МВФ, о которых вы говорите, уже запланированы, они есть для выплат. И страна у нас не рухнет от выплаты этих внешних долгов. Не рухнет!

Дальше будет, конечно, легче: нам пару миллиардов в год надо будет выплатить. А вот это действительно пик, мы его просчитываем, видим, как его пройти.

Не волнуйтесь, это как раз не отразится в том числе на модернизации.

Вчера мы обсуждали проблему модернизации. Но как у нас обычно бывает: Правительство посчитало, что вот это надо модернизировать и под эти объемы надо столько триллионов рублей. Я сразу Премьеру сказал: нет, это не план модернизации – у каждого предприятия должен быть план. Я говорю, что деревообработка меня уже научила: мы все огулом взяли, кучу денег выделили и успешно начали проваливать этот процесс. Хорошо, что вовремя спохватились. Так не будет. Правительство, у Семашко в ведомстве, вырабатывают, как мне вчера Премьер сказал, 12 – 15 значимых проектов по модернизации, которые дадут нам существенные подвижки. Встал вопрос об инновационных фондах, которые я не разрешаю использовать на что-то другое, а только на инновации, и средства не используются. Ученые гвалтом кричали: «Нам денег не хватает». Хорошо, есть инновационный фонд, давайте свои ноу-хау − будем осваивать. И деньги не освоили. Так что и к ученым сегодня есть вопросы. Деньги же не должны мертвым грузом где-то валяться.

Поэтому встал вопрос об использовании инновационных фондов. Я сказал Правительству: хорошо, 15 проектов. За каждый проект руководитель, орган власти, на территории которого находится предприятие, головой отвечают: вот 15 проектов − вот деньги. Срок – 2 года. Не так, как когда-то было по этой несчастной деревообработке и по другим направлениям. Или по сельскому хозяйству была большая программа модернизации.

То есть мы уже кое-чему научились.

И когда мы взяли в общем объеме планы модернизации и финансирование, то у нас немного там не хватало. Но еще раз подчеркиваю: я отверг эту массовую модернизацию, нам это не надо. Есть кредиты, есть собственные средства − их в прошлом году было у предприятий значительно больше. По-моему, восемь миллиардов долларов только прибыли, собственных денег предприятий, так, Владимир Ильич (Семашко)? Восемь миллиардов прибыли, а год назад было всего три. Это тоже очень важный показатель.

И эти средства надо направлять на модернизацию.

Да, эти вопросы связаны − выплата внешних долгов и деньги на развитие, на модернизацию, но в бюджете они предусмотрены. И я даже не думаю, что мы модернизируем тот объем предприятий, который правительство просчитало. Вот обвалов никаких не надо.

Что касается продажи собственности. Специально заостряю на этом внимание. У меня политика такова: мы ничего не должны проедать. Ничего! Даже если бы мы продали собственности на 2 - 3 миллиарда долларов, то эти деньги были бы положены в золотовалютные резервы. Эти деньги нам не принадлежат, и вам они не принадлежат. Эти деньги принадлежат нашим детям. Поэтому они должны быть в золотовалютных резервах железно для поддержания стабильности и независимости нашего государства.

Вы не думайте, что мы что-то продадим и направим средства куда-то на модернизацию. Нет. Деньги нужны на развитие производства. Что такое модернизация: надо подремонтировать цех и поставить новое оборудование. в от на камвольном сейчас готовят, в апреле потеплеет – и начнем модернизацию. Приведем в порядок помещение (там такое же будет помещение, как здесь, где мы находимся), поставим новые станки. Весь ремонт будем делать за собственные средства, кредиты будет брать это предприятие. На станки кредиты выделяет Европейский союз. Пожалуйста, берем в Германии – иностранная кредитная линия, покупайте оборудование (они в этом очень заинтересованы) и выплачивайте кредиты под нормальный процент. Точно так, как делаем в деревообработке: строительная часть – за собственный счет, за счет кредитов, предприятий, бюджет помогает. А самое главное: оборудование и прочие технологические вещи – это за иностранные кредитные линии. Вот так мы будем модернизировать предприятия, наработки есть.

Кроме того, мы ведь не против, чтобы к нам пришли иностранцы и принесли свои деньги, вложили их. Это будет их предприятие или доля предприятия. Итальянцы или еще кто-то, чехи, по-моему, заинтересованы прийти на камвольный комбинат, когда услышали, что мы сами будем его модернизировать. Мы с ними сейчас ведем переговоры. ч то здесь плохого? Притом под определенные условия: они берут на себя обязательства, что половину всей продукции камвольного комбината они будут продавать на своих рынках. Хорошая продукция, я посмотрел – прекрасные ткани. Просто где-то руки не дошли, когда-то денег не хватало - и забросили. А это надо поднимать. Одежда, обувь, продукты питания – это главное, что надо для народа.

Поэтому мы найдем возможность аккуратно, без спешки, не через пень-колоду, провести модернизацию в промышленности.

В сельском хозяйстве у нас направления уже определены, мы там сделали немало. Если даже мы два-три года не будем вообще обращать внимания на сельское хозяйство (а мы будем все-таки помогать по определенным направлениям), то оно будет прибавлять. Сейчас надо обязательно обратить внимание на промышленность! Есть очень серьезные проекты. БелАЗ строит новый завод. В будущем году мы его сдадим, я так понимаю, Владимир Ильич?

Семашко В.И. (первый заместитель Премьер-министра): Конец следующего года. Это приблизительно 650 миллионов.

Лукашенко А.Г.: 650 миллионов – заканчиваем завод. Наверное, больше половины журналистов не знают об этом проекте. Автомобиль грузоподъемностью 450 тонн сейчас крайне нужен. Уже на 40-тонных, даже 250-тонных машинах не очень-то хотят работать. Давай полтысячи тонн. Вот мы завод и построили. И БелАЗ получит новое дыхание.

Я вам сказал о китайском автомобиле.

Строим завод по сложным удобрениям − в середине года, обещали, будет сдан. И закладываем еще 2 или 3 завода по смешанным удобрениям?

Семашко В.И.: По смешанным − два.

Лукашенко А.Г.: Вот такие важные прорывные направления, которые дадут нам приток валюты, и на них мы можем заработать. Главное, что сегодня в мире большой спрос на продукцию этих предприятий.

Я хочу, чтобы вы понимали: мы очень многое умеем делать, очень. Вот вы здесь (в Национальной библиотеке) находитесь, я часто пример привожу, когда у нас иностранные бывают журналисты, политики, президенты, в кабинет ко мне зайдут, еще куда-то, я говорю: «Это все наше – от ковра до люстры. Это все у нас делается». Мы действительно можем делать все, уникальная экономика. Но надо иметь в виду, что у нас конкуренция бешеная по реальному сектору экономики. Это же не нефть и газ, на которые сейчас потребность растет и везде дефицит, всегда продашь, а тракторы выпускают десятки стран, автомобили – десятки стран, станки – это вообще отдельная тема. А у нас такая экономика, что нам приходится с этим трактором носиться по всему миру, чтобы его продать, в жестокой конкуренции. А делать мы можем все. Главное, чтобы была потребность приобрести все это.

Поэтому у нас есть перспективы, у нас есть определенные планы, и мы полны решимости эти планы реализовать. И мы их реализуем.

Владимирова Т. (газета «Рэспубл i ка»): Александр Григорьевич, любое активно развивающееся государство, в том числе Беларусь, нуждается в иностранных инвестициях, и желательно долгосрочных. Но в то же время не раз отмечалось, что наша государственная система по привлечению инвестиций достаточно забюрократизирована. И эту проблему надо решать. Какие подвижки в этом направлении делаются? Хотелось бы услышать Ваше мнение.

Лукашенко А.Г.: Татьяна, я не понимаю, а в чем забюрократизированность? В том, что наша система не воспринимает иностранные инвестиции? В чем? Допустим, кто-то хочет вложить 100 миллионов долларов в нашу экономику. Вот вы приходите: 100 миллионов. Завтра вы будете приняты Президентом, даже будет подписан указ по вашим инвестициям. Но инвестиции инвестициям рознь, смотря в какой сектор, зачем эти инвестиции, нужны они или не нужны. Раньше мы говорили: обязательно нужны рабочие места. В последнее время вы не пишете и я не говорю, что нам надо создавать дополнительные рабочие места. У нас столько рабочих мест, что народа не хватает, чтобы занять эти места. Нам нужна модернизация, нужно строить производства, где вместо тысячи будут работать 500 человек.

Поэтому, когда мне говорят, что у нас забюрократизировано или еще по какой-то причине мы не хотим или не воспринимаем инвестиции… Вот мне предложили, допустим, 13 миллиардов долларов инвестиций, хоть завтра. Приличная сумма? Это вообще решение всех проблем для нашего государства. Второй вопрос: «А что это за инвестиции?» – «А мы хотим за эту сумму купить у вас Белорусскую калийную компанию». Я говорю с порога: «До свидания. Наша калийная компания стоит 30 – 32 миллиарда долларов». Это озвученная цифра. Вот вам и инвестиции. И тот пойдет и скажет: «Я предложил 13 миллиардов Лукашенко, а он отказался». Так что, он хочет, чтобы я за бесценок продал достояние народа?! Этого не будет.

Потому, Татьяна, когда встает этот вопрос, надо разбираться, что за инвестиции, кто эти предлагает инвестиции.

Или, допустим, привожу пример: «Коммунарка», «Спартак» (уже надоевшие темы для разговора, слава богу, что они уже ушли, наелись этих разговоров). У нас были народные распродажи акций, «Коммунарку» акционировали, народу раздали акции, трудовым коллективам, через некоторое время – то, о чем я предупреждал, будучи депутатом, – приходит… (скажем так, я его жуликом называю) приходит жулик, скупает там 15 процентов акций, успел скупить и дальше продолжает скупать по дешевке. У народа, у обычного пенсионера лежит эта акция без дела, ему предложил энное количество, 100 тысяч за акцию, – богатый человек. Хотя эта акция, если бы ее подержать... и даже сейчас она стоит в 5 и 10 раз дороже. Всe – скупил 15 процентов акций. Создал ручной наблюдательный совет, руководителей начал подкармливать.

Наблюдаем за «Коммунаркой». Что происходит? (Мало того что это очень важная для нас отрасль, я туда часто ездил, но это дети, это наши дети, ведь что такое, когда нет собственных сладостей в стране? Точно так «Спартак» и другие.) «Коммунарка» начинает сдавать свои позиции внутри страны и не ахти на внешних рынках. Начинаем изучать ситуацию: что происходит? Этот деятель, хозяин, сидя в Америке, уже управляет всей компанией, и завтра он уже контрольный пакет акций получает и вообще его скупает. Что он делает? Он подставляет фирму, которая завозит какао-бобы, главный ингредиент для получения шоколада. Его компания тоже зарегистрирована в оффшорах или в Америке, она поставляет какао-бобы на «Коммунарку». Произвели шоколад. В России тоже его компания создана – она продает. Как бизнесмены сейчас мне говорят, ножницы устроил, с двух концов обрезает. И зажали трудовой коллектив, им что-то дают, но основные деньги формируются здесь: он какао-бобы продает выше мировой цены на «Коммунарку». И продавая в России готовый товар, а никто не знает по сколько, как, где, он тоже в карман деньги собирает. Нам что, такие инвесторы нужны? Нет! Пинком под зад – и вылетел из Беларуси. И как бы его там Павел Изотович, мой друг, ни защищал, кто бы за него ни ходил и ни просил, – вылетел отсюда. И таких немало у нас. И так будет. Пришел работать – работай, как в Америке. В Америке никто не подумает о том, чтобы цент спрятать от налогов, потому что загремишь минимум на 25 лет. Там жестокий спрос за уплату налогов, поэтому государство богатое.

У нас 12 процентов подоходного налога – иди и заплати. Что, это много? Немного! Но и здесь мудрят. Конечно, мое отношение в этом плане будет жестокое. Вот и говорят: «Никто не хочет инвестиций». Да не надо нам такие инвестиции!

Поставил туда того же министра, который не справился, – сегодня мне докладывают: «Спокойно работает «Коммунарка». Думаю, что перед Новым годом никто без конфет, шоколада не остался. Более того, этому Новикову, или как его фамилия, говорят: «Пожалуйста, приходи и участвуй, но ты уже какао-бобы возить не будешь, а может, и будешь, если предложишь цену ниже». – «Не хочу». Не хочешь – не надо. Слава богу, сейчас какао-бобов хватает на рынке – покупай, сколько хочешь, цены упали.

Михаил Иванович, по-моему, предприятие функционирует нормально. Да? И по продажам тоже.

Русый М.И. ( заместитель Премьер-министра Республики Беларусь) : (Говорит без микрофона.) 119 процентов прибыль. 400 с лишним миллионов долларов получена прибыль.

Лукашенко А.Г.: За один квартал. Полмиллиона долларов – это тоже деньги для трудового коллектива. Дальше, я думаю, будет лучше. Не рухнули, не обвалились, хотя противодействие было определенное.

У меня интерес белорусского народа и белорусских детей в этом плане, а не некоего Новикова (как же его фамилия, забыл…).

Семашко В.И.: Марат Новиков.

Лукашенко А.Г.: Как его фамилия истинная, вы мне скажите. Павел Изотович (Якубович), чего молчишь?

Семашко В.И.: Его фамилия Слоуш.

Лукашенко А.Г.: Как? Слоуш, он же Новиков, он сидит там, в Америке, и командует тут, в Беларуси… Понимаете, нас за какой-то третьесортный народ считают: как идиоты какие-то в Беларуси живут, а вот мы приехали умные и разными схемами вас обдерем как липку, разденем и вывезем все, что у вас тут осталось.

Это не моя политика. И не со мной.

Поэтому такие инвесторы нам не нужны.

И потом, знаете, мы уже мало на это обращаем внимания, но надо смотреть, какие деньги инвестируются. Могут посмотреть другие и сказать, что вы от наркоты или еще от какой-то торговли оружием здесь легализуете деньги.

Поэтому инвестиции инвестициям рознь.

А для того чтобы инвестировать и спокойно, честно, прозрачно работать в Беларуси, у нас есть все. И гарантии честным людям полные! У нас никто ни на кого на улице с пистолетом, с ружьем не наедет и не начнет его выворачивать, как в соседних государствах. Никто! Если ты честно работаешь здесь.

Так будет всегда!

Владимирова Т.: Спасибо.

Хорькова Д.А. ( корреспондент Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» ): Александр Григорьевич, может быть, мой вопрос будет немного выбиваться из палитры серьезных экономических вопросов.

Лукашенко А.Г.: Слава богу, Дарья, наконец-то.

Хорькова Д.А.: Вы как-то заявили, что носите часы на правой руке, потому что учились музыке по классу баяна. Вот хочу спросить: а сейчас у Президента на музыку остается время? Кроме того, про хоккей, про лыжи знают все хорошо. Может быть, у Вас за время президентства появились какие-то новые увлечения? И как вообще Вы проводите свое свободное время, если, конечно, оно у Вас остается?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы знаете, Дарья, музыкой я недавно вместе с вами занимался. Смотрели, как в старый Новый год (на приеме) музыканты играли, пели. И все. А другого времени заниматься музыкой у меня нет. Но если я мимо иду и увидел баян, а у меня в каждом углу баян (в свое время подарили мне, зная, что я когда-то занимался), я беру этот баян, пробую на нем играть, а пальцы уже только клюшку умеют держать. Я тогда со злости еще рукой ударю о стол, чтобы более пластичные были, но лапа уже… Это не пальцы и не рука, а лапа медвежья, она уже не слушается инструмента, и вместо одной клавиши на две сразу нажимается.

Честно скажу, у меня уже на это времени не остается.

Что касается вообще моих приобретений, то должен сказать, что я почти профессиональный футболист. Я играл всегда в футбол, пока не травмировал колено. А потом уже трудно стало играть. Во времена президентства я научился бегать на лыжах, на роликовых лыжах, на роликовых коньках, играть в хоккей – вспомнил детство : когда-то еще в первом-четвертом классе играл, в старших классах уже не т . Вспомнил, потому что это более приемлемо для меня, хотя и где-то опасно. Поэтому мое президентское приобретение – последние увлечения по видам спорта.

А музыкой, к сожалению, редко приходится заниматься. В какой-то небольшой компании, если кто-то принесет диск с новой записанной песней: «Послушайте». Я говорю, что я не великий специалист в музыке, но послушаю и свое мнение выскажу, хорошая композиция или нет.

Поэтому, Дарья, я вас вынужден разочаровать в этом плане, я уже не музыкант.

Хорькова Д.А.: Спасибо.

Бобоед У.Л. (заместитель главного редактора газеты «Комсомольская правда в Белоруссии»): Вы недавно говорили о том, что у наших чиновников недопустимо низкая зарплата. А Вы можете назвать сумму, которая будет достойной зарплатой, скажем, для министра, для Вашего помощника и для председателя райисполкома?

Лукашенко А.Г.: Вы хотите взбудоражить общество?..

Вы знаете, все пошло от зарплаты, и вот это сокращение. И я как-то уже в сердцах сказал, что я не могу согласовать ни один проект по повышению зарплаты чиновникам, хотя у нас недопустимо низкие, даже по отношению к руководителям промышленных предприятий, зарплаты чиновников. Ну а как получают – так и работают. Вы же понимаете. Ну и вообще, низкую зарплату не компенсируешь кулаком, как мне приходится иногда закручивать гайки. Я же понимаю, что человек должен нормально получать. Ну и тогда встал вопрос, говорю: давайте будем сокращать, и всю экономию, а это больше 100 миллионов долларов по году будет, я отдам на повышение заработной платы государственным служащим. С большим удовольствием. И еще добавим из бюджета. И начался этот процесс.

Вы говорите об абсолютных цифрах. А как думаете вы? Сколько должен наш министр сегодня получать? Не через край, конечно, а чтобы по статусу соответствовало министру, его нагрузкам?

Бобоед У.Л.: Ну, от министра зависит, от того, насколько он самостоятельный, как может принимать решения, как работает.

Лукашенко А.Г.: Полностью самостоятельный. А иногда он бы и не хотел никакой ответственности, а приходится отвечать.

Бобоед У.Л.: Но зарплата однозначно должна быть выше среднего. Да, и выше в несколько раз, с моей точки зрения.

Лукашенко А.Г.: Ну, например, сколько тысяч долларов?

Бобоед У.Л.: Вы знаете, чтобы министр хорошо получал, но чтобы он не ездил на очень дорогой машине, поскольку у нас ездят очень часто на супердорогих машинах, и чтобы не строил коттеджи за городом. А получать он может до 10 тысяч долларов, пожалуй.

Лукашенко А.Г.: Господь с вами, не говорите об этой сумме. (Смех в зале.) Я даже такими цифрами не мыслю. У нас министр сегодня получает, наверное, меньше 2 тысяч. А то народ еще скажет, что мы с вами договорились и вы вносите предложение, чтобы министры 10 тысяч получали.

Вы знаете, министров у нас немного – 22 или 24. Они и губернаторы несут основную нагрузку – 30 человек в стране. Вы правы, они должны получать хорошую зарплату. Да, я их, наверное, излишне критикую, и у всех складывается впечатление, что они ничего не делают. Так вот: все, что сделано в стране, – это сделано прежде всего министрами, губернаторами. Они – центральные фигуры, они всю кашу заваривают. И если проваливают – они, если хорошо – то не всегда они. Когда Президент Правительство хвалит, если уж откровенно говорить, ведь это они, и им надо платить. И дом у них должен быть достойный. Если не дом, то квартира нормальная, потому что мы их вырываем, допустим, из какого-то района, переводим с какого-то предприятия сюда.

Да, вы правы, что должна быть достойная заработная плата у них. Но и трудовые коллективы не должны иметь низкую заработную плату. Вот это нас прежде всего сдерживает. Но потихоньку будем двигаться.

Если бы сегодня министр у нас получал за конечный результат тысячи 3, было бы нормально. На этом этапе. Но обязательно с ростом.

Знаете, что даже здесь очень важно? Вот приезжает наш министр, у которого огромная власть, ресурсы, скажем, в Россию. А вы знаете, сколько там министр получает?

Бобоед У.Л.: Нет.

Лукашенко А.Г.: Страшно представить. На порядок больше названной вами суммы. И вот наш министр встречается с их министром… А наш министр живой человек, он тоже в магазин ходит, и он несет колоссальную ответственность не только перед Президентом. Но у нас везде «ножницы»... Это надо выравнивать, но делать это надо по-белорусски, по-человечески, ибо наш народ не поймет.

Да, сокращение 25 процентов – мы уже его видим. Больше, я считаю, вообще прикасаться к сокращению госаппарата нельзя, потому что возникнет ситуация, когда – по законам управленческим – структура существовать не сможет. Это что за министерство, если у него будет 20 человек? Это не министерство, его лучше не держать.

Есть определенные схемы, и мы к ним пришли. Премьер положил мне на стол сравнительные таблицы таких государств, как Беларусь. Допустим, в Австрии в 10 раз больше расходы на государственный аппарат, хотя там рыночная экономика, чем там управлять? Допустим, в Словении, в Болгарии в 2-3 раза выше расходы на государственный управленческий аппарат, а страны поменьше…

Тем не менее мы будем сокращаться. И за счет этого будем увеличивать доходы государственных служащих, выводя их на средний уровень по стране, умноженный на 3 или 4, как у руководителей предприятий (один к четырем: если тысяча средняя зарплата на предприятии, то до четырех тысяч можешь себе начислить зарплату). По-моему, так?

Семашко В.И.: Сейчас до семи.

Лукашенко А.Г.: Это отдельным до семи. Мы разрешили это огромным, валообразующим предприятиям. А так до четырех − больше не имеешь права, хоть по результатам должен бы и больше получать. Мы ограничиваем.

Допустим, у нас, как в Швеции и других государствах (это все отмечают), разница между богатыми и бедными 1 к 4, 1 к 5. И это хороший результат. В России 1 к 25. Вот это нам неприемлемо. У нас не должно быть пропасти между беднейшими и богатыми слоями населения.

Есть много расчетов, которые мы не можем перепрыгнуть. Но вы вообще за то, чтобы повысить зарплату министрам?

Бобоед У.Л.: Да.

Лукашенко А.Г.: Да. Ну вот.

Бобоед У.Л.: Я вообще за то, чтобы всем повысить зарплату.

(Смех в зале.)

Лукашенко А.Г.: Правильно. Всем.

Куклов В.В. ( редактор журнала «Родная прырода»): Тема СНГ, Александр Григорьевич, уже здесь звучала, но в этом году Беларусь стала председателем вbr / СНГ, и мне хотелось бы узнать: мы будем продвигать какие-то инициативы, развивать Содружество? И еще: в СНГ объявлен Год экологическbr /ой культуры и охраны окружающей среды. Будут ли в этой связи какие-то экологические акценты?

Лукашенко А.Г.: Я очень кратко отвечу, поскольку эти вопросы прорабатываются – Год экологии, культуры, зеленой экономики. Культура, традиции и экология − если говорить широко. В этом направлении мы сегодня формируем предложения. Но вы не представляете, насколько это тяжело. Если проанализировать, чем мы занимаемся в СНГ, то получишь явное неудовлетворение, потому что мы уже слишком разные и не можем выйти на принятие серьезных политических и экономических решений. По вопросам зоны свободной торговли барахтались: сколько СНГ существует − столько и барахтались. То изъятия, ограничения, то еще что-то.

Поэтому там, где можем принимать общее решение, мы выдвигаем такие предложения, которые могут быть приняты всеми государствами СНГ.

Я думаю, что здесь у нас не должно быть особых сложностей, поскольку это интересует все государства: и экология, и зеленые технологии.

Но если бы вы сейчас поставили задачу определить финансирование под какую-то зеленую технологию, то это было бы нереально, это была бы нереализуемая затея. Поэтому мы стараемся выдвигать те инициативы, которые пройдут. К вопросу о Грузии − это не так просто, но тем не менее удалось достичь консенсуса в этом плане: пожалуйста, Грузия может прийти, дверь для нее открыта. Казалось бы, что тут плохого? Но если хотя бы одно государство выскажется против − консенсуса нет, решение не принято.

Но мы вырабатываем эти подходы. По-моему, письмо уже направлено главам государств. Мы проинформируем общество и журналистов более подробно об этом. Но это уже ближе к октябрю, когда подойдем к саммиту. Сейчас идет работа по этому направлению.

Напольский Г. (газета «Россия»): Александр Григорьевич, в развитие предыдущего вопроса: скажите, пожалуйста, в какой степени наработки других интеграционных образований, которые существуют на пространстве СНГ, могут быть использованы, с Вашей точки зрения, в целом в Содружестве? Какие мероприятия Вы считаете необходимым провести для молодежи? И, может быть, какой-то есть все-таки позитив сегодня в СНГ? Еще маленький довесок: Вы как Президент от чего в последнее время испытали наибольший позитив?

Лукашенко А.Г.: СНГ надо пока рассматривать как площадку − все политики так называют − для согласования позиций, переговоров, обсуждения каких-то вопросов. Площадку, куда приезжают 12 глав государств СНГ, где можно провести двусторонние переговоры. Это тоже большое дело. Но это больше переговорная площадка. Когда мы начинаем обсуждать, принимали постановление, помню, по юбилею Победы в Великой Отечественной войне, Макей (В.В.Макей – министр иностранных дел) как раз участвовал в этом, и то были замечания отдельных государств, экспертов и руководителей ведомств, что нельзя указывать «советский народ». Мы 20 лет прожили вне Советского Союза – уже «советский» нельзя. Но он же был, советский народ, почему не написать это? И то споры шли. Представляете, насколько сложно по отдельным вопросам продвинуться, не говоря уже о финансовых? Сложно все.

Поэтому СНГ надо видеть как переговорную площадку.

То, что мы уже сделали в Едином экономическом пространстве, я уже не говорю о союзном строительстве с Россией, СНГ никогда не преодолеет. Я часто говорю, что пока катастрофа какая-то не случится, мы, наверное, это не преодолеем. Надо спокойно к этому относиться.

Появилось много образований в Центральной Азии, в Прикаспийском регионе, где обсуждаются конкретные вопросы, Союз Беларуси и России, ЕЭП, поскольку не было удовлетворения от работы СНГ. Да и растаскивают нас понемножку: одного туда, другого сюда, кто-то экономически и политически ориентируется на Китай, кто-то – на Европейский союз, кто-то ближе к России, славянскому союзу. Но совпадение интересов должно быть. И мы эти точки должны находить. И в СНГ это надо делать.

Напольский Г.: А Вы как Президент в последнее время от чего позитив испытали?

Лукашенко А.Г.: Вообще как человек испытал или как Президент на международной арене?

Напольский Г.: И как Президент, и как человек.

Лукашенко А.Г.: Позитив с утра бывает, а день доживешь – и забыл про этот позитив. Негатива слишком много, и так часто бывает. Но я очень доволен, что мы справились с проблемами в финансах.

Напольский Г.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Это тяжелый вопрос. Это как Президент. А как человек… Таких позитивов много. Я говорил о детях, про эту акцию. Мне очень понравилось. Рождественский турнир команда выиграла, победив газпромовского монстра, очень сильную команду. Тоже позитив на несколько дней. Сегодня Азаренко, говорят, выиграла первый матч – я очень радуюсь. Вчера-позавчера гандболисты проиграли сербам и полякам. Какой тут позитив? Сразу позитив уходит в негатив.

Это жизнь.

Дащинский А.А. (Радио «Свобода»): Пытанне такое: Вы аб’явілі гэты год Годам беражлівасці. Можа, чакаецца, што нейкі прыклад пакажа і сам кіраўнік краіны?

Лукашенко А.Г.: Вы имеете в виду часы?

Дащинский А.А.: Не толькі. Я маю на ўвазе Ваш шыкоўны аўтамабіль «Майбах», які Вам падарыў адзін расіянін на дзень нараджэння.

Лукашенко А.Г.: Вы намекаете, Алесь, что я Вам должен его отдать?

Дащинский А.А.: Магчыма, яго прадаць. Навошта Вам такі дарагі самалёт, які Вы набылі ў туркменскага боку? Пішуць, што там залатыя шторкі ў душы.

Лукашенко А.Г.: У душы шторак няма. Какие там золотые шторки?.. ( С меется.) Нет шторок в душе.

Дащинский А.А.: Значыць, увогуле дарагі самалёт. Што датычыцца Вашых рэзідэнцый, каля дзесяц і іх у Вас...

Лукашенко А.Г.: Подожди, я запишу: часы...

Дащинский А.А.: …І будуецца яшчэ адна рэзідэнцыя новая. То навошта будаваць?

Лукашенко А.Г.: …Часы, самолет, автомобиль.

Дащинский А.А.: Дастаткова многа і аховы.

Аляксандр Рыгоравіч, можа Вы маглі б усё ж такі узяць прыклад з прэзідэнта Украіны і запрасіць журналістаў у сваю загарадную рэзідэнцыю, паказаць, як Вы там жывяце, альбо як Уладзімір Пуцін нядаўна зрабіў. Ці маеце Вы такі намер?

Лукашенко А.Г.: Намеру не маю, але калі Вы патрабуеце, дык кал і ласка .

Я думаю, вы уйдете из моей резиденции сильно разочарованный. Убежден в этом. Я живу в резиденции, которую построил когда-то Петр Миронович Машеров. Резиденция, о которой вы говорите шмат іх, далеко за городом. Это дом, пристройку его только сделали, одну пристройку, где жил командующий войсками округа.

Там территория, конечно, любо-дорого посмотреть. Но за это вы мне должны сказать спасибо, что сберег территорию, не разрушил ничего. А живу я в старых резиденциях, о которых вы говорите, где жили наши бывшие руководители. Если бы я вам ее показал, а вы бы поехали к украинскому президенту или к российскому, вы бы сказали: «Лукашенко, ты должен эту резиденцию снести и построить новую».

Кстати, об этом и шла речь 10 лет назад, когда эта «дроздовская» резиденция фактически разрушилась. Павлов Михаил Яковлевич был мэром Минска, и я его попросил: денег в бюджете нет, но надо, чтобы минчане ее просто восстановили. Он говорит: «Надо снести и построить дом». Я говорю: «Нет, этого никто не простит». Мы ее одели в сетку «рабицу», заштукатурили снова, и в этом доме я живу.

Поэтому вы напрасно на публику пытаетесь сыграть, упрекнув меня в том, что у меня шыкоўная рэзідэнцыя і самалёты з залатымі шторкамі. Я еще раз говорю: в самолете действительно есть туалет и душ, только там шторок нет. Поэтому не надо, если вы не знаете, на это намекать.

Что касается самолетов – дорогих, о которых вы говорите, – так самолеты дешево не каштуюць. И, чтобы Вы знали, у президентов самолет 3 - 5 лет – и его меняют. А у меня (вот Семашко на нем иногда летает) самолет Ту-154, который уже не везде пускают, он до сих пор летает. И я скоро буду 20 лет Президентом. И то, что мы купили у туркменской стороны самолет, так вы как человек, белорус (ну, я, конечно, не ваш Президент, я далек от того, что вы за меня голосовали, но тем не менее я же Президент), вы сказали бы: «Нет, ты не должен бэушный самолет покупать, это престиж страны. Ты должен новый купить самолет». А я так поступил – чтобы сэкономить, поскольку новый самолет в 2,5 раза дороже, чем тот, который нам продала туркменская сторона. Чтобы сэкономить. Год бережливости.

Что касается часов, о которых вы часто пишете, так не волнуйтесь, эти часы, как и автомобиль, мне подарили на день рождения.

Для Президента есть некий стандарт – он и в одежде, и в галстуках, и в рубашках, и в часах. Это ваше лицо. Я помню, как вы камня на камне не оставили, когда Станислав Станиславович Шушкевич встречал Клинтона в аэропорту в каком-то помятом пальто (то ли после пьянки, то ли чего). Вы его долбали в хвост и в гриву, не говоря уже о НАТО. Это был позор для страны. И когда наши депутаты полетели в Америку и вывалили на взлетно-посадочную полосу, сказали, что только Шушкевич подутюженным был, а остальные были в умат. Все об этом писали, весь Запад, вся Америка. Я недавно прочитал какую-то американскую книжку в переводе на русский язык, там тоже об этом рассказывалось. И впечатлениями делилась недавно жена какого-то нашего руководителя, что страшно и стыдно было…

Вы хотите, чтобы я таким был? Я таким не буду. Я хоть и деревенский хлопец, но я привык, чтобы у меня были брюки поглажены, костюм более-менее приличный. Кстати, костюм не импортный, так что не критикуйте. Научились уже и наши шить.

Я представляю страну.

Поверьте, для меня самая лучшая одежда – это спортивная. Часы я дома не ношу, я их вообще не люблю – только на публичные мероприятия надеваю. Это не потому, что я такой расточительный человек. Дай бог, чтобы у вас были потом президенты такие расточительные, как Лукашенко.

Есть некий стандарт. Я сегодня представляю страну.

А что касается «Майбаха», о котором вы говорили, так его уже не выпускают, сняли с производства. Мне подарили эту машину на день рождения – и я ее отдал государству. Если бы не было этого «Майбаха», мне надо было бы купить автомобиль и затратить деньги из бюджета. Я машину отдал в гараж особого назначения, как он называется в Службе безопасности, для того чтобы Президент перемещался. Завтра Президента Лукашенко застрелят, повесят, снимут с работы – вы на нем будете ездить. Это президентский автомобиль, который государству достался бесплатно.

Да, Алесь, вы правы, можно его продать. Хорошо, вы завтра купите его?

Дащинский А.А.: Нет.

Лукашенко А.Г.: Т ак что вы говорите? Предлагайте конкретно, кто его купит? Он же недешево стоит, бронированный автомобиль. И кому он нужен, кроме руководителя государства? Ну, может быть, еще кому-то... Руководитель государства украинского не купит, российского – не купит, потому что не принято бэушный автомобиль покупать.

Вот и все, вот ваши рассуждения. Вроде бы звучит так, популистски… Вы меня упрекаете в том, что мне подарили, а я вам отдал. За что вы меня упрекаете? За то, что самолет купили… Надо было новый покупать, но это в 2,5 раза дороже.

Дащинский А.А.: А колькі гэты каштаваў? (Смех в зале.)

Лукашенко А.Г.: Меньше 100 миллионов.

Дащинский А.А.: Меньше 100?

Лукашенко А.Г.: Да. У Вас неправильные сведения. А новый самолет такой, под главу государства, 250 – 300 миллионов стоит. Можете посчитать , выгодно это или нет? Если вы хотите сказать, что ваш Президент должен ходить пешком или на велосипеде ездить, тоже нормально. Вы знаете, за мной не заржавеет, я могу сесть на велосипед и поехать, не вопрос. Просто за вас стыдно будет и обидно.

Дащинский А.А.: Скажыце, а новая рэзідэнцыя ўсё ж такі будуецца ці не будуецца?

Лукашенко А.Г.: Где? Вы же говорите: будуецца ці не будуецца? Я резиденции себе для жизни нигде не строю. Когда зашел разговор о том, чтобы реанимировать земли в чернобыльской зоне (и я был сторонник этого), мы решили на юге Гомельской области, на Припяти, построить деревянный дом. Мы его построили. В Витебской области такой же деревянный дом – не у меня, а у государства. Вы знаете, что, когда начинается посевная, я живу на той же Припяти, в той же чернобыльской зоне, где вы ни разу не были. Можете меня за это упрекнуть. И какая же там «шыко ўная »…

Дащинский А.А.: А ў Сочы? (Смех в зале.)

Лукашенко А.Г.: (Смеется.) В Сочи, в санатории «Беларусь» есть место, где ваш Президент может остановиться. Не только Лукашенко, а ваш Президент.

Дащинский А.А.: Ці на Мінскім моры, я не ведаю.

Лукашенко А.Г.: Что?

Дащинский А.А.: Можа, на Мінскім моры?

Лукашенко А.Г.: На Минском море – Дрозды у меня, хватает.

Легкий П.Н.: Коллеги, это не ток-шоу.

Лукашенко А.Г.: Нет, человек хочет все абставіны выявіць.

Может, у вас еще вопросы? (Смех в зале.)

Дащинский А.А.: А можна яшчэ задаць адно пытанне?

Лукашенко А.Г.: Ну, конечно, Алесь. Пришел один раз в год, может, никогда и не пабачымся. (Смех в зале.)

Дащинский А.А.: Это, конечно, обещание такое…

(Аплодисменты.)

Лукашенко А.Г.: Не, гэта не азначае, ш то мы цябе не запросім на прэс-канферэнцыю.

Дащинский А.А.: Скажыце, калі ласка, вось яшчэ хацеў бы Вас запытаць пра такую сітуацыю: Ваш сябар Уга Чавес, ён хварэе цяпер…

Лукашенко А.Г.: Хварэе.

Дащинский А.А.: Лечыцца на Кубе і з-за гэтага адкладалася яго інаўгурацыя на чацверты тэрмін. Якія Вы высновы робіце? Увогуле, як Вы лічыце, усё ж такі калі чалавек хварэе, ці можа ён прэтэндаваць на гэту прэзідэнцкую пасаду? І ці варта некалькі тэрмінаў браць на сябе? Прэзідэнцкая праца цяжкая, яна вымотвае і здароўю шкодзіць. Ш то Вы маглі б сказаць адносна гэтай сітуацыі?

Лукашенко А.Г.: Я, Алесь, одно тебе могу сказать: все – и ты, и я, и Чавес – под Богом ходим. И не надо намекать на то, сколько там сроков. Будет народ избирать – будет Лукашенко столько тэрмінаў, на сколько вы его выберете. Если, конечно, это ему будет позволять здоровье. Если у вас есть сомнения по выборам, мы их все знаем. Если у вас сомнения есть по здоровью – надевайте коньки, клюшку берите, и завтра с вами попробуем. Вы моложе меня, вот и посмотрим. Хотите – сегодня при всех. Берем 10 км: если Вы приходите первым – вы завтра будете президентом по здоровью.

( с мех в зале, аплодисменты.)

Ой, Алесь, какие вы злые люди все там...

(Смех в зале.)

Дащинский А.А.: Чаго?.. Мы добрыя…

Лукашенко А.Г.: Пожалуйста, какие еще вопросы?

Зыблюк В. («Еўрарадыё»): Вы з самага пачатку задалі тэму і тон размовы як дыскусіі, і ў мяне, хутчэй за ўсё, не пытанне, а дзве прапановы. Гаварылася пра чыноўнікаў : ц і не думаеце Вы зрабіць так, каб чыноўнікі, як у іншых краінах, штогод здавалі дэкларацыі аб сваіх даходах? Можа быць , тады б не ўзнікалі пытанні : адкуль у прэм’ера гадзіннік за 37 тысяч долараў ?

Лукашенко А.Г.: Каждый гражданин Республики Беларусь, а чиновник тем более (это прописано в законодательстве)… Вы читаете законодательство?

Зыблюк В.: Так, так.

Лукашенко А.Г.: …Обязан декларировать свои доходы.

Голос из зала: И родственники.

Лукашенко А.Г.: Да, и родственники его близкие.

Зыблюк В.: Так. Але знайсці дэкларацыю кожнага чыноўніка вельмі складана. І ў падатковых органах адказваюць, што гэта для ўнутранага карыстання.

Лукашенко А.Г.: Я не знаю, честно говоря, для внутреннего это или нет, но мою декларацию вы всегда видите перед президентскими выборами. Пожалуйста, читайте, наслаждайтесь.

Второе. Если в ас интересует декларация какого-то чиновника, в ы мне скажите, я уже пойду на нарушение законодательства, приму решение, я имею право, покажу в ам декларацию этого чиновника. Но и в ы свою покажете этому чиновнику.

Один показывал-показывал, пока Литва не прислала нам информацию по его доходам. И пришлось… Кстати, его освободили? Или еще находится там? Как его, Беляцкий? Вот, показывал… 2 миллиарда не показал, еще в тех ценах. Так что мы знаем, как вы показываете…

Короче, если у вас будет интерес к какому-то чиновнику или ко мне, но желательно, чтобы ко мне, поскольку ковыряться в чужих карманах тому, кому не положено, нельзя. Это некрасиво – считать деньги в чужом кармане. Но я обязан как Президент перед вами отчитываться. Я могу вам свою декларацию показать. Там все очень просто, у меня нет никаких левых, правых, у меня, кроме зарплаты, никаких доходов нет. Я вам покажу, если у вас есть интерес.

Следующий вопрос.

Зыблюк В.: Вы на самым пачатку чыталі пытанне ад музыканта ў пра «чорныя спісы». Ідучы сюды, я ў зяў з сабой такі чорны спіс.

Размаўляючы з музыкантамі, ведаю гэту сітуацыю, ведаю, што культавыя знакамітыя беларускія гурты не могуць выступаць у беларускіх клубах, не гучаць на радыё – не ведаю, па якіх прычынах. Як аказалася, Вы не ў курсе… Можа быць, гэта ініцыятыва дробных чыноўнікаў, і яны такім чынам псуюць імідж краіны?

Лукашенко А.Г.: Радьков не дробны чыноўнік.

Зыблюк В.: А я не думаю, што гэта нават на яго ўзроўні.

Лукашенко А.Г.: Передайте, я буду вам очень благодарен, потому что я действительно честно говорю: пра такія гурты не ведаю.

Зыблюк В.: Напрыклад «Ляпіс Трубяцкой». Ведаюць гэты гурт, я думаю, шмат хто. «Лявон Вольскі» і «Крамбамбуля». Той жа Аляксандр Кулінковіч – «Нейрадзюбель». На гэтыя канцэрты прыходзілі тысячы людзей раней, а пасля прэзідэнцкіх выбараў ніводнага канцэрта і ніводнага чалавека…

Лукашенко А.Г.: Скажите, может, вы знаете, по каким причинам они не звучат у нас в эфире?

Зыблюк В.: Не, не ведаю.

Лукашенко А.Г.: Не ведаеце? Ну, передайте, пожалуйста, мы уточним.

Жуйбинь Гэн ( китайское информационное агентство Синьхуа): Александр Григорьевич, в конце прошлого года состоялся XVIII съезд Коммунистической партии Китая, избрано новое руководство. Нас крайне интересует Ваше мнение по поводу укрепления взаимного политического доверия и торгово-инвестиционных связей между нашими странами. Как Вы оцениваете роль сегодняшнего Китая на международной арене?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Я уже касался этого вопроса. Должен сказать, что я оцениваю очень просто: сегодня Китай – ведущая держава мира, фактически второе государство в экономике, первое государство по численности населения. И текущее столетие, по моему твердому убеждению (и не только моему), будет проходить под знаком роста мощи Китайской Народной Республики.

Вот какова роль Китая на международной арене. Это государство – и спасибо, что такое государство появилось, – положит конец однополярности мира, если уже не положило. Это великое дело, потому что на одной точке опоры мир долго не удержится.

Что касается нашего сотрудничества, то, как я уже говорил, это очень интенсивно развивающееся направление. Мы создаем там совместные производства, Китайская Народная Республика создает их здесь, а также открывает новые производства. Мы этому всячески способствуем и будем способствовать.

Более того, вы должны твердо знать, что у вас в центре Европы есть надежный союзник. Если вы хотите развивать с территории Беларуси экономическое сотрудничество с другими государствами, в том числе Европейского союза, можете на нас полностью рассчитывать.

Верест И. (г азета «Калінкавіцкія навіны»): Вопрос, Александр Григорьевич, в продолжение разговора об инвестициях и инвесторах. На Минском инвестиционном форуме прозвучала мысль о том, что для привлечения инвесторов в Беларусь возможна продажа им земли в собственность. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г.: Нормально отношусь. Хотя у нас проблем с этим нет – 99 лет аренды, те же гарантии, что и при продаже в частную собственность, и под эту землю кредиты можно получить. Я не вижу тут особых проблем. И если бы мы завтра приняли решение о продаже инвесторам земли в частную собственность, я не думаю, что обвалился бы мир на Беларусь и инвесторы покатили бы по всем направлениям.

Правительство имеет поручение подготовить предложения в этом плане.

Но еще раз подчеркиваю: если бы были суперкосмические предложения по инвестициям, то Президент имеет право принять решение в индивидуальном порядке по наделению таких инвесторов частной собственностью на землю.

Я не вижу здесь никаких проблем. Это не является препятствием.

Коровенкова Т.А. (обозреватель информационного агентства БелаПАН): В последнее время все чаще становится известно о случаях жестокого обращения сотрудников милиции с гражданами (например, достаточно громкое дело сторожа минской автостоянки Василия Сорочко, который подал жалобу об избиении сотрудниками Ленинского РОВД, было возбуждено уголовное дело, но оно было попросту прикрыто). О жестокостях и издевательствах над осужденными говорил вышедший из глубокской колонии житель Сморгони Сергей Линга. О жестокостях милиции, сотрудников КГБ упоминали фигуранты уголовного дела о массовых беспорядках
19 декабря в Минске.

Как Вы намерены реагировать на подобные факты и как с этим бороться?

Лукашенко А.Г.: Соответственно реагирую. Если участник массовых беспорядков, то и жаловаться нечего.

Коровенкова Т.А.: То есть Вы полагаете, что, если человек совершил преступление, с ним можно, несмотря на Конституцию и наши законы, обращаться как с животным?

Лукашенко А.Г.: Я разве так сказал? Я, наоборот, считаю, что с животными мы не имеем права обращаться плохо. Они в чем виноваты, животные?

И вы мне сейчас, я полагаю, вывалили список людей, с которыми так плохо обращались? Это всë те же, которые совершили преступления, равнозначные массовым беспорядкам.

Вы у меня спрашиваете о моей точке зрения. Я бы прежде всего спросил, почему они допускали эти массовые беспорядки, в них участвовали?

А вообще, несмотря на свою жесткость, я человек миролюбивый, я не люблю, когда людей избивают или когда кого-то бьют. Я вам могу назвать недавний случай, когда из-за головотяпства и попустительства милиции (это абсолютный факт) застрелили одного человека и ранили второго. А если бы они поступали, как в Америке: шаг влево, шаг вправо – не избивают, вынимают кольт и стреляют? Вы этого хотите? А у нас гуманная, видите ли, милиция. Один другого начал защищать: два выстрела в грудь – и человек погиб.

В жизни всякое бывает. Если вам, конечно, нужна эта информация – избивали или не избивали, – я попрошу, прокурор вас пригласит и расскажет об этих массовых беспорядках и избиениях.

По-моему, по первому случаю обижаются на женщину, которая якобы кого-то избила?

Конюк А.В. ( Генеральный прокурор Республики Беларусь ): Товарищ Президент, я приглашаю журналиста ко мне на прием, я ей все объясню. Четыре случая здесь было названо, и по трем из них действительно дела прекращались. Я расскажу, почему они прекращались. Слишком много вокруг этого пиара, к сожалению…

Лукашенко А.Г.: Да, я это знаю. Поэтому так жестко и отвечаю на вопрос. Им же нужен пиар, а не ответ на вопрос. Поэтому если вас интересует суть, ответ Генерального прокурора считайте моим ответом. Согласны?

Коровенкова Т.А.: И если бы Вы позволили…

Лукашенко А.Г.: Еще вопрос? Пожалуйста! Вам – обязательно. Даже если вы четыре зададите, я буду отвечать.

Легкий П.Н.: Александр Григорьевич, будут обижаться другие журналисты.

Лукашенко А.Г.: Я готов еще полчаса добавить к пресс-конференции, только не обидеть подобных журналистов. Я хотел сказать ”оппозиционных“, но я не знаю: это оппозиционные или нет? Поэтому я не говорю, что это оппозиционный журналист. Но чувствую, что журналист задаст острый вопрос, лучше ответить на него.

Коровенкова Т.А.: Когда Вы давали интервью Евгению Лебедеву из газеты ”Индепендент“, он поднял вопрос о статусе Ирины Халип. И Вы тогда ему сказали, что он буквально в тот же вечер вечерней лошадью может увозить ее в Москву.

Лукашенко А.Г.: Чего ж не увез?

Коровенкова Т.А.: Так ее статус никто не поменял. Она до сих пор здесь. И никаких изменений не произошло. А Вы сказали, что поменяете…

Лукашенко А.Г.: Татьяна, у вас неправильная информация. Халип отказалась ехать! Она прекрасно понимает, что здесь она страдалица, а там она никому не нужна будет, как и ее нынешний супруг, который уехал в Англию. Кто о нем говорит, кроме вас? И вы даже о нем не говорите. Точно так будет с Ириной. Ирина неглупая женщина. Она журналист. Она прекрасно понимает: сегодня она – жертва режима, завтра о ней забудут. Наверное, поэтому она и не уехала.

Еще раз повторяю: если вы ее хотите куда-то повезти – завтра идите к Генеральному прокурору, вы ее заберете и повезете. Но она не поедет.

Золотова М.В. ( корреспондент информационного портала ”TUT.BY“ ): Александр Григорьевич, спасибо за то, что в начале пресс-конференции так подробно ответили на вопросы людей, которых мы опросили. Я хочу свой вопрос озвучить. Вы сказали, что для вас нет ничего более святого, чем дети. У меня вопрос о людях, на которых лежит ответственность за их воспитание, за их образование, за их развитие, и, собственно, о людях, на которых во многом лежит ответственность за наше будущее. Понятно, что это воспитатели детских садов, учителя. Сегодня у них зарплата – одна из самых низких в стране. Я вчера заметила на двери магазина объявление о том, что грузчику предлагают зарплату в 4 миллиона, а у многих учителей нет даже трех.

Лукашенко А.Г.: Но учитель не идет грузчиком.

Золотова М.В.: Учитель не идет, хотя кое-кто все-таки уходит. В Островце, например, учителя уходят из школ, но у них, понятно, сейчас другие вызовы. Получается, что, кроме ответственности за образование, воспитание, на учителях еще ответственность за внеклассные мероприятия, огромная бумажная работа. Вот сейчас они стопмены − около школ обязаны дежурить. А воспитателей не хватает даже по Минску. Некоторые работают в две смены в течение нескольких месяцев − это 14 часов. Как такое выдержать – непонятно. Что в ответ: уже сейчас конкурс в педвузы на некоторые специальности самый низкий по стране, даже на бюджет недобор. Как с этим бороться, решить эту проблему? Потому что результаты мы видим: баллы на централизованном тестировании, в первую очередь по естественно-научным дисциплинам, с каждым годом всё ниже и ниже.

Хотелось бы еще спросить: какие воспоминания у Вас связаны с учителями, воспитателями, какие у Вас впечатления, какую роль они играли в Вашей жизни?

Лукашенко А.Г.: Впечатления – самые прямые. Я начинал работать учителем, а моя жена начинала воспитателем. Поэтому я хорошо знаю, как нелегко достается этот хлеб. Все мои дети прошли через детский садик, я знаю, что такое воспитатель, заведующий детским садом. И знаю не как Президент, не по голым цифрам. Я знаю, что это за работа. Жуткая работа! Абсолютно согласен с вами. На первое место я бы даже поставил воспитателя, потому что целый день с группой в 20 – 25 детей − это очень тяжело. У воспитателей действительно незаслуженно низкая зарплата. Это можно сказать и об учителях. Выход один (а так оно и будет) – мы будем повышать заработную плату учителям.

Но я как-то, по-моему, нынешнему министру образования сказал: давайте сделаем так… Сколько ставка учителя в неделю?

Золотова М.В.: 18 часов.

Лукашенко А.Г.: 18 часов. Сам я, еще пацаном, учителем начинал, только у меня было 24 часа в неделю. Так вот я им говорю: хорошо, по сравнению с советскими временами ситуация изменилась, давайте сдвинемся на 2 часа − будет 20 часов. Что-то сэкономим, вам что-то добавим – это будет как первый значительный шаг к повышению зарплаты. Нет ответа ни от министра, ни от педагогической общественности. А к этому всë равно надо будет идти, потому что у нас есть громадные проблемы пенсионного возраста. И об этом всегда надо помнить. Надо что-то экономить, ужимать, стимулировать, чтобы люди работали больше, для того чтобы нормально жить.

Поэтому, наверное, не обойтись и без некоторых непопулярных мер. Мы ведь знаем, что есть еще и длительный отпуск (в который я уходил летом) – никто столько не имеет, плюс каникулы. А то, что там приходится быть стопменами… Так вы их назвали?

Золотова М.В.: Да, около школы дежурят.

Лукашенко А.Г.: Это полная бязглуздз і ца. Я видел по телевидению у Киселя, у Давыдько несколько раз − они поднимали эту тему. Это абсолютная бязглуздз і ца! Президент заметил, что беда случилась, кулаком стукнул – ну, на тебе, показали.

Это абсолютно ничего не дает. Это показуха, не больше. И не надо этим заниматься, надо существенно решать вопрос.

Золотова М.В.: Так как существенно решать?

Лукашенко А.Г.: Я уже сказал как: каждая школа должна быть огорожена, особенно в крупных городах. Мне обещали, что в декабре это сделают. Правда, не доложили: сделано или нет. Если не сделали, то сделают за зиму. У нас достаточно уже сегодня школ, куда можно поехать и посмотреть, как надо организовывать процесс в школе, чтобы дети не страдали.

Но самое главное − я категорически против строительства этих огромных школ на две тысячи, полторы и даже тысячу человек. Нормальные школы должны быть – максимум 500 – 700 человек. Чтобы это управляемая была школа. Что такое 2,5 – 3 тысячи детей в школе? Это разве нормальный управляемый коллектив? Да нет, абсолютно.

Поэтому и здесь есть вопросы, на которые мы сориентированы, и в таком направлении будем решать. Это должен быть изолированный мир, чтобы родители отдали ребенка и должны знать, что там забор, что он не перелезет, не выскочит и не попадет под машину.

То есть это глобальные вопросы, не только заработной платы.

А с зарплатой мы решим. Почему у нас это сложилось? Это все связано с последствиями финансовой неразберихи, которая у нас когда-то грянула. Там целый комплекс был вопросов – и объективных, и субъективных. Если бы этого не произошло, мы бы сегодня так остро не чувствовали вопросы заработной платы.

Я с вами согласен, что учитель сегодня получает мало. Он будет получать, должен получать больше. Потому что учитель сегодня – это больше чем учитель. Это не тот учитель советского периода, это еще и политическая фигура. Мы их просим: ”Вы хоть к людям сходите, какую-то политинформацию проведите, особенно в малых городах, селах“. Кроме учителя, врача, кто это сделает? Никто. Там это основа интеллигенции.

Но есть определенные рамки, определенная шкала, за которую и я не могу выскочить. Знаете, не проблема было бы сегодня взять и поднять в два раза зарплату учителям, государство бы не обрушилось. Но журналисты, которые сегодня тоже на дотациях от государства сидят, врачи, работники культуры, они тоже вывалят целый ряд вопросов. И мы разрушим всю эту систему, которую создавали последние 15 лет при моем участии. Вот в чем проблема. Поэтому мы вынуждены как-то двигаться. Если сэкономили – отдадим, как этим чиновникам. Сокращайтесь, экономьте – заберите деньги.

Золотова М.В.: Хорошо, но здесь вопрос не только даже в зарплате, сколько в объеме работ. Вот Вы говорите: повысить ставку с 18 до 20 часов.

Лукашенко А.Г.: Но это как одно из предложений.

Золотова М.В.: Да, а кто же тогда будет собирать макулатуру, организовывать внеклассные мероприятия, делать кучу бумажной работы, которую сейчас обязаны делать как учителя, так и воспитатели детских садов?

Лукашенко А.Г.: Вот то, что кучу бумажной работы делают, для меня это, конечно, новость. Когда-то я уже боролся с этим… Вспоминаю: я прихожу на урок, а мне заведующая, моя будущая теща, говорит: ”Слушай, плана нет у тебя“. А я говорю: ”А мне не нужен план (у меня план был на полстраницы). Пойдем, говорю, ко мне на урок, послушай, я нормально даю урок или нет“. Мне с ней было проще разговаривать, но с другими-то по-другому говорили: ”Надо на полтетрадки план“. Я не думаю, что сейчас такие требования. Уже став Президентом, я, когда Радьков был министром образования, его категорически предупредил, что учителю нельзя навязывать, какой план делать и что ему в этой тетрадке на урок писать. Приходи, контролируй и делай выbr /воды. Если это осталось – действительно, я тогда не знаю.

Золотова М.В.: На самом деле гораздо больше бумажной работы, чем просто план написать в школах.

Лукашенко А.Г.: Я разрешаю ничего не писать. Но выдавайте товар так, чтобы на тестировании, о котором вы сказали, были нормальные знания. От того, что мы напишем, мало что зависит.

Но ваши замечания я услышал, особенно по бумаготворчеству и так называемой макулатуре. Приходилось мне сталкиваться с макулатурой и даже с металлоломом, и я не вижу, что там уж такая нагрузка была на учителя… Вот я не боюсь непопулярно говорить об учителях. Сейчас знаю, что они меня слышат. Я знал в советские времена учителя, который шел ко мне в деревню в мой дом и к примеру, говорил: ”Екатерина Трофимовна, а вашего сына сегодня на уроках не было“, ”А ваш сын принес пистолетик и стрелял сегодня на уроке“. А сегодня что, учителя ходят так по домам, как когда-то?

Золотова М.В.: Два раза в год.

Лукашенко А.Г.: Да, два раза в год... Не так, не так, не скажите.

Поэтому не будем говорить о нагрузках. Да, я признаю, что учитель должен получать достойную заработную плату. И эффективно работать.

Позняк И.А. ( корреспондент ЗАО ”Столичное телевидение“ ): Александр Григорьевич, у меня вопрос по одной из наиболее резонансных тем в мировой повестке дня, я имею в виду планы США и НАТО по развертыванию системы е вро про. Так вот можно ли считать усиление противовоздушной обороны СНГ, в частности западных рубежей с оюзного государства, ответом на эти планы?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если честно говорить, то нет. Почему? Во-первых, мы начали модернизировать противовоздушную оборону давно, еще до этих планов развертывания ПРО. Просто у нас денег не хватало. Допустим, мы одну батарею в год-два или сколько, Леонид Семенович (Л.С.Мальцев – Государственный секретарь Совета Безопасности), ”Тор” закупаем?

Мальцев Л.С.: Сейчас уже 2 батареи.

Лукашенко А.Г.: Но это за год одна или за два?

Мальцев Л.С.: За год одна.

Лукашенко А.Г.: За год одна.

Если бы у нас были деньги и были возможности у россиян произвести большее количество этого оружия, мы бы их купили и раньше. Но растянули по срокам, поскольку не хватало денежных средств. Но это очень эффективное вооружение, мы снимаем старье, покупаем новое, где-то что-то добавляем и так далее. Но по модернизации решения были приняты нами еще до этих скандальных ЕвроПРО, которые они пытаются разместить вблизи наших границ.

Поэтому это не есть какой-то ответ. Знаете, даже Россия, против которой – вы, наверное, не сомневаетесь – направлены эти системы, и то она не материализовала свои заявления по поводу адекватного ответа на размещение ЕвроПРО. Вы помните, ”Искандеры“ в Калининградской области? Но я вам скажу так: если мы будем видеть, что для нас это реальный вред и опасность, мы, конечно, будем противостоять этой опасности, мягко говоря, не нагнетая обстановку.

Рудович О.А. ( корреспондент газеты ”Наша ніва“ ): Наша пытанне пра палітвязняў: Аўтуховіч, Беляцкі, Дашкевіч, Статкевіч. Не так даўно іх наведаў а постальскі нунцый, ці могуць яны выйсці на волю?

Лукашенко А.Г.: Могуць.

Рудович О.А.: Што для гэтага трэба зрабіць?

Лукашенко А.Г.: Гэта другое пытанне?

Рудович О.А.: Гэта ўдакладненне першага пытання.

Лукашенко А.Г.: Удакладненне першага…

Что они должны сделать – это вы прочитаете в ”Советской Белоруссии“. Там все написано, что они должны сделать, чтобы выйти. Сколько было гэтых палітвязняў, скажите? Вот вы насчитали, у меня даже справка где-то была перед пресс-конференцией, как чувствовали помощники – мне написали пра гэтых палітвязняў і журналістаў, якія недзе былі затрыманы, 4 или 5 человек было в списке у меня. А сколько их было? Назовите мне тогда – у нас диалог с вами, мы же договорились – сколько палітвязняў, якія сёння выйшлі на свабоду?

Значит, могут ли они выйти на свободу? Вы задали вопрос. Да, могут. Пры якіх абставінах? Читайте ”Советскую Белоруссию“. Я ответил на ваш вопрос? Не ответил? То есть вы не удовлетворены. Я ответил, но вы не удовлетворены, да? Тогда, наверное, надо пригласить опять Генерального прокурора и изложить по законам, назвать статьи законов, по которым они могут выйти на свободу. Первое, отбудут срок – выйдут. Но речь идет о досрочном освобождении, так я понимаю?

Рудович О.А.: У тым ліку.

Лукашенко А.Г.: У тым ліку или досрочно?

Рудович О.А.: Ці могуць палітвязні ў бліжэйшы час выйсці на волю? Тыя, хто сядзіць у турмах? Вашы палітычныя праціўнікі, якія знаходзяцца ў турмах.

Лукашенко А.Г.: Вы знаете, я там для себя палітычных праціўнікаў не бачыў.

Рудович О.А.: Сярод іх ёсць былы кандыдат ў прэзідэнты Мікола Статкевіч.

Лукашенко А.Г.: Он мне не соперник. Они могут выйти. Отбудут срок и выйдут.

Вы хотите спросить: могут ли они выйти досрочно? Могут. Читайте закон, там все написано. Если вы хотите у меня спросить, могу ли я их освободить, тоже читайте закон, в законе все прописано. И вы об этом знаете.

Волянюк В.В. ( главный редактор информационного агентства ”Бизнес-новости“ ): Александр Григорьевич, все ли принципиальные вопросы по созданию холдинга ”РосБелАвто“ на базе МАЗа и российского КамАЗа решены либо еще какие-то вопросы решаются? И есть ли конкретика по переговорам о создании объединенного предприятия на базе ”Гомсельмаша“ и ”Ростсельмаша“?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Владимир Ильич (Семашко), последние события. Только очень кратко. МАЗ – КамАЗ, ”Ростсельмаш“ – ”Гомсельмаш“.

Семашко В.И.: Есть два вопроса. Первый вопрос российским и белорусским партнерам еще надо урегулировать. Российская сторона пытается пересмотреть рыночную оценку, которая была сделана рейтинговой компанией еще в апреле. Там была оценка МАЗа – 1 миллиард 82 миллиона, оценка КамАЗа – 1 миллиард 620 миллионов. Исходя из этого должны создать холдинговую структуру, предполагаем создать холдинговую структуру – 50 на 50, когда в эту холдинг-структуру пойдет 75 процентов минус одна акция МАЗа, но 49,9, которые принадлежат сегодня России, государственный пакет, – тоже в эту структуру. Россия пытается поднять эту планку выше, чем 1 миллиард 620. Нарушается паритет. Это первый вопрос.

Второй вопрос состоит в том, что Россия пытается, вернее, не Россия, а партнеры с КамАЗа, несколько узурпировать власть. Вы знаете, в чем состоят органы управления: низший – это генеральный директор, второй – это наблюдательный совет и собрание акционеров. Так вот они говорят: генеральный директор с российской стороны, со стороны КамАЗа, наблюдательный совет – 8 человек (по 4 человека с каждой стороны). Но председатель наблюдательного совета – это россиянин, причем будет иметь два голоса, в то время как каждый будет иметь один. Получается пять против четырех, как в народе говорят, против лома нет приема, то есть любое решение принимается в пользу российского партнера. Мы говорим: ”Нет. Если органы управления, то должен быть принцип ротации: если генеральный директор российский, то председатель наблюдательного совета с белорусской стороны. И наоборот через три года“. Это будет справедливо. У нас большая практика. Вы знаете, что мы создавали ”Белтрансгаз“ – 50 на 50. Мы создавали Белорусскую калийную компанию – 50 на 50. Мне приходилось возглавлять наблюдательные советы. Непросто процесс шел, но в конце концов мы пришлифовывались, притирались и решали, принимали решение консенсусом и нормально работали. Белорусская калийная компания начинала работать, когда ”Беларуськалий“ зарабатывал за год, продавая 7,5 миллиона тонн удобрений, 762 миллиона долларов (лучший результат был), а вышли на 3,5 миллиарда, продавая 7,5 миллиона тонн.

Вот так я отвечу на этот вопрос.

Что касается ”Гомсельмаш“ – ”Ростсельмаш“… Там процесс еще в зачаточном состоянии. Почему? Потому что мы-то готовы, причем мы говорим и российская сторона понимает, что сегодня ”Гомсельмаш“ во многом сильнее, поэтому центр компетентности может и должен быть, наверное, в Беларуси, в Гомеле, на ”Гомсельмаше“. Но вместе с тем ”Ростсельмаш“ – это частная структура, там много миноритарных, есть мажоритарные акционеры, это частная организация, и, конечно, российское правительство не может приказать: ”Идите и начинайте обсуждать“. Поэтому у меня два месяца назад была встреча с акционерами ”Ростсельмаша“, и мы договорились, что составим рабочую группу, и она должна в ближайшие пару-тройку месяцев подготовить предложения. Возможно, не такой холдинг, а если возможно – на каких условиях.

Лукашенко А.Г.: ”МАЗ – КамАЗ – управляющая компания“. Я настаиваю на том, чтобы там не было обмена собственности, как кому-то хотелось бы. Пожалуйста, управляйте. Пока мы собственность не трогаем. Надо вам сложить акции – складывайте. Но вопрос состоит в том, что к тому, что есть, надо добавить. Вот когда мы увидим, что мы чего-то добавим, тогда будем говорить о собственности. Это принципиально.

Янович А. ( т елерадиокомпания ”Пинск“): Уважаемый Александр Григорьевич, граждане Беларуси обеспечиваются лекарственными средствами за счет средств республиканского или местных бюджетов при оказании медицинской помощи только в стационаре. Обеспечение лекарствами в отделениях дневного пребывания осуществляется за счет собственных средств пациентов, средств юридических лиц и иных источников, не запрещенных законодательством. Считаете ли Вы возможным внесение в закон Беларуси о здравоохранении нормы, согласно которой обеспечение лекарствами будет за счет средств республиканского и местных бюджетов при оказании медицинской помощи в отделениях дневного пребывания?

Лукашенко А.Г.: Я так не считаю. Нам дай бог справиться с теми расходами в здравоохранении, которые существуют. Если в общем говорить. Я не говорю о деталях.

Турок А. (”Оршанская газета“): Уважаемый Александр Григорьевич, создание Следственного комитета стало началом коренной реформы правоохранительной системы. Скажите, оправдались ли надежды, возлагаемые на Следственный комитет, и ожидается ли дальнейшее реформирование правоохранительной системы?

Лукашенко А.Г.: Что касается силовой системы государства. В свое время мы реформировали КГБ. Там уже нечего сегодня сокращать и реформировать – это абсолютно небольшая, компактная, управляемая структура. Продолжается реформа Министерства внутренних дел. По многим вопросам мы уже приняли решения и продолжаем их принимать, потому что идет совершенствование законодательства.

Что касается Следственного комитета. Первые отзывы и реакция общества на эти изменения очень положительные. То, что сегодня следствие абсолютно независимо от МВД, КГБ, прокуратуры, относительно, конечно, независимо, это очень важно.

Вы, наверное, понимаете, о чем идет речь? Если раньше в МВД министр занимался одними вопросами, другими, третьими и следствием и оно было зависимо от тех, кто добывал оперативную информацию, еще от каких-то вопросов, то сейчас это независимая структура.

И я этот процесс поддерживаю. Допустим, многие в МВД недовольны, если они передают в Следственный комитет материалы, а тот их возвращает, поскольку там есть определенные недоработки. Может, где-то прокуратура недовольна, определенные категории. Но благо, что у нас прокурор отвечает за формирование Следственного комитета (он как отец родной курирует по моему поручению этот процесс). В КГБ кто-то недоволен… Но это следствие, оно независимо, подчинено только закону.

В принципе, нормальное решение. И мы приняли его радикально в отличие от наших соседей. Все, следствие независимое – и точка. Пока положительные отзывы. Но давайте поработаем год-два, чтобы окончательно оценить это направление реформирования силового блока. Думаю, что будет нормально.

Турок А.: Спасибо.

Ермакова Т. (областная газета ”Гомельская правда“): Гомельское Полесье имеет богатую природно-сырьевую базу – это и бурые угли, и соли, и сапропели, и другие полезные ископаемые. А в Лельчицком районе, в Глушковичах, есть еще уникальное месторождение гранита, этот строительный камень лежит буквально на поверхности, кроме того, он один из самых твердых в мире. Однако доставка его машинами более чем за 100 километров до ближайшей железной дороги все эти преимущества перечеркивает.

Александр Григорьевич, в связи с перспективами развития Полесья планируется ли вернуться к вопросу строительства полесской железной дороги?

Лукашенко А.Г.: Мне так хочется – и всегда хотелось – построить этот отрезок дороги. Почти 100 километров, по-моему?

Семашко В.И.: Там 100 километров. Я могу сказать, что Премьер-министром и министром транспорта принято решение начать разработку обоснования инвестиций по этому проекту. Закончится она 1 октября этого года. На разработку планируется потратить 4 миллиарда рублей. Это немалая сумма. По результатам будет принято решение, стоит ли строить эту дорогу.

Лукашенко А.Г.: Все правильно сказано. Премьер-министр мне вчера докладывал по этому вопросу, он у меня на контроле.

Вы знаете мое отношение к Гомельской области, особенно к Полесью. Кстати, вот меня упрекали, это прямо там, где я живу часто, не один год, в своем деревянном доме. И мне хотелось бы построить эту железную дорогу. Но не только потому, что там полезных ископаемых много – это главное, конечно. Но там нет железной дороги, ниже Припяти нет нормальных путей сообщения. Когда я 10 лет назад подступался к этому вопросу, для меня страшно звучало, что порядка 100 миллионов долларов надо было для того, чтобы построить эту железную дорогу. Когда только я услышал эту цифру, я перестал об этом думать. Сегодня 100 миллионов долларов – это уже подъемные деньги для нашей страны. Но все надо обсчитать. Я думаю, что за полгода этого, 2013 года специалисты посчитают и внесут предложения.

Но я очень хотел бы построить. И для людей это очень важно – иметь железную дорогу через районные центры.

А если это еще будет приносить хорошую прибыль для государства, предприятий, области, то, я думаю, мы на это пойдем.

Молочко Е.В. ( обозреватель газеты ”Народная воля “ ): Здравствуйте, Александр Григорьевич! Недавно подписано распоряжение…

Лукашенко А.Г.: Алена, а где Иосиф (И.Середич – главный редактор газеты "Народная воля")?

Молочко Е.В.: В редакции, на боевом посту.

Лукашенко А.Г.: На боевом посту...

Молочко Е.В.: Послал меня.

Лукашенко А.Г.: Я, когда увидел, что нет Иосифа, думаю: ”Неужели не пустили его сюда?“

Молочко Е.В.: Нет, нет. Послал меня.

Лукашенко А.Г.: Хорошо.

Молочко Е.В.: Я хотела поинтересоваться созданием газетного холдинга. Недавно было подписано распоряжение о присоединении к учреждению Администрации Президента ”Газета ”Советская Белоруссия“ нескольких белорусских газет. Наверное, это сделано в целях экономии. Но будет ли это действительно экономия? Может быть, стоило бы подумать вообще о разгосударствлении средств массовой информации? Такая альтернативная точка зрения не рассматривалась никогда?

Лукашенко А.Г.: Нет, Алена, постоянно рассматривалась. Я бы с большим удовольствием. Если бы газеты разгосударствились и сами существовали, без моей административной поддержки или бюджетной поддержки, для меня это было бы легче и проще. Но есть определенные нюансы. Вы работали в таких газетах и знаете, что возникают другие вопросы в противовес. Это во-первых.

Во-вторых, думаю, что в любой стране есть государственная пресса. А в нашем государстве, молодом, развивающемся, нестабильном еще, несформировавшемся в каком-то плане... Сколько у нас всего изданий? Дайте информацию. И сколько негосударственных и государственных? Я думаю, Алена, вы этого не знаете. Вот послушайте.

Пролесковский О.В. (Министр информации): У нас всего печатных средств массовой информации, если говорим о газетах, 1482. Из них государственных – 411 и негосударственных – 1071.

Лукашенко А.Г.: Это газет.

Пролесковский О.В.: Газет.

И электронных средств массовой информации: государственных – 175, негосударственных – 80. Всего 255. И информагентств: 2 – государственных, 7 – негосударственных.

Лукашенко А.Г.: Думаю, что баланс нормальный. В конце концов, Беларусь – компактная страна, образованное население. В Минске что-то сказал – в Бресте уже услышали. Поэтому сказать о том, что у нас зажаты средства массовой информации, доступа нет, я думаю, это будет неправильно.

Я не противник разгосударствления, во-первых. Во-вторых, я как Президент вам говорю, что мы вообще из сектора идеологического, если говорить о нем как об идеологии, не уйдем, это очень важно для нас сейчас. И для того чтобы в этом секторе играть какую-то роль, нужны государственные средства массовой информации. Все, что не скажут государственные СМИ, скажет ”Народная воля“, я в этом абсолютно убежден.

Молочко Е.В.: И это правда.

Лукашенко А.Г.: Что касается холдинга, Павел Изотович (П.И.Якубович), ты свою идею Алене изложи подробно. Это он меня убедил в этом, а я принимал решение. Поэтому, пожалуйста, Павел Изотович, вы уж снимите с меня эту нагрузку и расскажите Алене.

Молочко Е.В.: Я думаю, что в целях экономии это делалось.

Лукашенко А.Г.: Не только экономии. Главная цель – эффективность.

Молочко Е.В.: Александр Григорьевич, а есть человек в Вашем ближнем окружении, который может с Вами спорить?

Лукашенко А.Г.: Алена, исключай в общении со мной ”ближнее окружение“.

Молочко Е.В.: Да?

Лукашенко А.Г.: Я категорически против этого и не допускаю этого. Если вы имеете в виду, что человек, который, допустим, в приемной у меня находится или кабинет его рядом, это может быть. А чтобы у меня, допустим, Радьков был ближе, чем пресс-секретарь, или наоборот – этого нет. Я клянусь, что у каждого есть свои функциональные обязанности. И я это очень четко контролирую. Может, кто-то ходит, растопырив пальцы, показывая, что он ближе к Президенту, но считайте, что он дальше всех.

Я категорически не приемлю формулировок ”ближе“, ”дальше“. Вот левый фланг, три или четыре ряда – они все для меня одинаковы. Как дети для меня: старший, средний, младший – какая мне разница. Так и они – это мои люди, подчиненные мне. У меня нет этого: ближний, дальний, спорит, не спорит. Я часто привожу пример: допустим, формируется график Президента (самый короткий – это на неделю). Мне несут его на подпись в пятницу или в субботу – на следующую неделю. В графике – совещание. Я спрашиваю: ”Кто докладывает?“ – ”Такой-то докладывает“. – ”Альтернативная точка зрения есть?“ – ”Нет“. – ”Совещания нет“.

Поэтому спорят. Да еще как… Но драки нет.

Чего стоит один Владимир Ильич Семашко… Этот порвет сердце за одно совещание так, что надо будет две недели отходить.

Алена, за принимаемое решение кому-то надо отвечать. И просто посидеть у Президента, послушать, махнув рукой, не получится.

Это вы мне в упрек хотели спросить, спорят со мной или нет?

Молочко Е.В.: Нет, просто это веяние времени, какое-то требование времени – знать разные точки зрения.

Лукашенко А.Г.: Правильно. Если руководитель перестает слушать альтернативные точки зрения, его мгновенно надо убирать с этого поста, особенно Президента. Это заведет в дебри.

При нашей ”диктатуре“ и авторитарной власти, как вы говорите, ой как надо слушать альтернативные точки зрения.

Я даже ”Народную волю“ иногда читаю.

Молочко Е.В.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Там есть альтернативная точка зрения. Правда, вы часто уводите от сути. Вот напишете какую-то гадость… Вижу: ну не может быть этого в нашей стране. Вызываю немедленно помощника: ”Разберитесь“. Начинает разбираться, говорит: ”Александр Григорьевич, такого человека нет“. А он жалобу какую-то написал через ”Народную волю“.

Молочко Е.В.: А примеры есть у Вас? Мы тогда тоже извинимся.

Лукашенко А.Г.: Я думаю, вам расскажут мои помощники. Я не вру. Когда вижу, что человек пишет в ”Народную волю“ что-то, я сразу думаю: а почему не в ”Советскую Белоруссию“?

Очень часто бывало, когда начинают разбираться, говорят, что в той деревне, в том районе нет такого человека! Я говорю: ”Ну ясно, это позиция ”Народной воли“.

Я вам прямо скажу: я не отпихиваюсь ни от одного критического материала, в том числе и в оппозиционной прессе.

Вот про избиение говорила не то ваша подруга, не то коллега...

Молочко Е.В.: Сторожа на стоянке.

Лукашенко А.Г.: Да, сторожа. Это меня взволновало. Я помощнику Петкевич (Н.В.Петкевич – помощник Президента) говорю: ”Наталья Владимировна, поручите, пусть мне доложат“. Начали разбираться. И меня проинформировали сразу же, в тот же день, что якобы женщина его избивала. Я когда прочитал, что женщина, вот честно скажу, думаю: ну, если уже женщина мужика избила… У меня и интерес пропал. Вы подняли этот вопрос, придется теперь Генеральному прокурору этим заниматься.

Но я знаю, что там этого не было. Не надо это раскручивать и упрекать в этом милицию. Там не было так, как вы это подаете. Не было. Но это прокурор вам покажет и докажет.

Молочко Е.В.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы меня еще о чем-то хотели спросить?

Молочко Е.В.: с пасибо большое. Конечно, редакция меня попросила еще спросить по поводу ваших новых кадровых решений. Кадровые решения новые, а кадры-то старые. Все время одни и те же лица мы видим.

Лукашенко А.Г.: Алена, я бы с таким удовольствием Иосифа Середича назначил в ”Советскую Белоруссию“, но он пока не дотягивает до уровня Павла Изотовича Якубовича. Ну как я могу Якубовича освободить, а его назначить?!

Молочко Е.В.: Нет, просто мы, две газеты, должны на равных существовать. Наверное, эти две персоны останутся навсегда в истории. А вот такие персоны, как министры и помощники, наверное, могли бы быть и новыми. А сейчас снова появился Виктор Шейман.

Лукашенко А.Г.: Да вы что, Господь с вами, да он жив, здоров всегда был. В каком смысле ”появился“?

Молочко Е.В.: Я говорю, что появился на государственной службе.

Лукашенко А.Г.: Ну что вы, Алена, он был помощником, он им и остался.

Молочко Е.В.: Да?

Лукашенко А.Г.: Просто мы сокращаем Администрацию и объединили два сектора: сектор Валентина Рыбакова (был помощником Президента), который стал заместителем министра иностранных дел Владимира Владимировича Макея, и небольшой сектор, который был у Виктора Шеймана. Объединили два сектора в один и сократили несколько человек. В Администрации всего, наверное, 130 человек осталось.

Вот в чем причина.

А сколько вы людей ввели в заблуждение: якобы Шейман из небытия пришел. Он был помощником и остался им.

Молочко Е.В.: п онятно. Хорошо, что есть пресс-конференция Президента.

Лукашенко А.Г.: Поручений от редакции не было больше? Хорошо.

Крейдич А. ( і ванаўская раённая газета): Аляксандр Рыгоравіч, скажыце, калі ласка, ці будзе мець працяг праграма ”Прыпяцкае Палессе“?

Лукашенко А.Г.: Программа ”Припятское Полесье“ сегодня реализуется. Она будет реализована, начиная от сельского хозяйства и заканчивая строительством железной дороги. От Полесья страна еще что-то серьезное получит, я абсолютно в этом убежден. Не только красоты, которые я вижу несколько раз в году, но и в экономическом смысле. Программа загублена не будет.

Крейдич А.: Дзякуй.

Лукашенко А.Г.: Я планирую побывать в этом году на Туровщине. Там мы серьезную модернизацию ведем. И надо пригласить туда (я помощникам говорю) хотя бы гомельских, брестских журналистов, и я подробно смогу рассказать о замыслах, потому что они были мной инициированы. п ролетая над Полесьем много-много раз, видя огромную дельту прекрасной реки, заповедник и прочее, я думаю: ну почему мы оттуда мало берем? Мы создали там хороший уголок. Там уже доход от туризма более миллиона долларов. Они уже от сельского хозяйства получают меньше, чем от туризма.

И так потихоньку-потихоньку родилась эта программа Полесского региона. Я понимаю, что слишком сильно давить нельзя: ведь программ много, а денег не хватает. Но мы постепенно и целенаправленно ее реализовываем.

Точно так я обратил внимание на то, что у нас там есть земли, которых мало в мире, − там пашня за 100 баллов. Настоящий кладезь белорусский. Но многие земли уже были заброшены. Мы там начали мелиорацию. И в этом году, я думаю, на Туровщине мы этот сельскохозяйственный комплекс с переработкой просто с нуля фактически сдадим.

Михаил Иванович (М.И.Русый – заместитель Премьер-министра), пригласим журналистов и покажем, что было и к чему мы стремимся. Чтобы увидели, что полешуки − это не люди в лаптях, як пра іх пісалі раней і як кажуць цяпер, а совершенно цивилизованные люди. Вы ведь бывали в Лясковичах на этих праздниках, вы видели.

Это то, к чему мы должны идти. Я это тоже создавал своими руками. Мы там построили роботизированную ферму. Полешуки приходят подивиться на эту ферму: ”Мы никогда не думали, что это может быть“. Он сам работал там, в Житковичском районе, да? В Житковичском районе, практически там же. Кто мог подумать, что это можно на Полесье. Можно! И кормами себя обеспечивают, притом на два года вперед.

Русый М.И.: Программа развития Полесья реализовывается. Мы подготовили и уже внесли продление программы, включая все эти семь районов, которые прилегают к пойме Припяти.

Что касается Туровщины. На выходе абсолютно новый молочный комбинат, самое современное оборудование, сыры по итальянской технологии, которых у нас нет. Построена роботизированная ферма на 1200 голов. Модернизация Вересницкой фермы заверш ена . То есть идет комплексное обустройство территории.

Лукашенко А.Г.: Когда же ты нас с журналистами Гомельщины хотя бы угостишь итальянским сыром?

Русый М.И.: Я так полагаю, что к весне можно начинать приглашать.

Лукашенко А.Г.: Раньше осени даже?

Русый М.И.: Весной.

Лукашенко А.Г.: Н у, готовьтесь. Пока гомельские, потому что, может, не хватит сыра, будет потом проблема. (Смех в зале.)

Русый М.И.: Сыра достаточно для всех.

Лукашенко А.Г.: Договорились.

Камович А. ( т елерадиокомпания ”Витебск“): Александр Григорьевич, позвольте внести небольшую праздничную нотку в нашу сегодняшнюю встречу. Сегодня сразу 4 региона Беларуси – Витебская, Могилевская, Гомельская и Минская области – отмечают 75-летие со дня образования. Может, было бы уместно, пользуясь присутствием большого количества региональных журналистов и тем, что сегодня вечером будет трансляция нашей встречи, поздравить жителей этих регионов с таким значительным юбилеем?

Лукашенко А.Г.: Уважаемые друзья, с большим удовольствием ! Надо было это в конце сделать, но мы же не заканчиваем?

Легкий П.Н.: Нет, пока нет.

Лукашенко А.Г.: Я с большим удовольствием принимаю предложение этого разумного, конструктивного человека и поздравляю жителей всей нашей Беларуси с днем образования этих четырех областей. Процветания и побольше денег!

Камович А.: Спасибо, будем стараться. (Аплодисменты.)

Кудрицкий А.В. ( корреспондент агентства ” Bloomberg “ ): Александр Григорьевич, в последнее время наметилась тенденция падения цен на калийные удобрения. Как это может повлиять на белорусскую экономику в целом и на планы возможной приватизации ”Беларуськалия“ в частности?

Лукашенко А.Г.: На падении рынка, скажу прямо, активы дорогостоящих и очень ценных компаний не продаются. Согласны вы со мной? ”Блумберг“ это лучше всего понимает, это ваш хлеб. И мы не собираемся в связи с этим на каком-то падении продавать ”Беларуськалий“. Цена определена. Кто хочет – пожалуйста. Контрольный пакет в любом случае остается за государством. Вот такое условие.

Поэтому это падение никак не отразится. Что касается нашей экономики. Коль есть падение на калийные удобрения и спрос падает, то мы, конечно, получим меньше доходов. Так и случилось в прошлом году. Владимир Ильич (Семашко), на сколько мы меньше получили?

Семашко В.И.: На 2,7 миллиарда долларов. Средняя цена 434 доллара за тонну. Но должен сказать, что сегодня цена стабилизировалась, минимальная цена – 400 долларов, и она будет расти. Прогноз такой, что в 2013 году мы должны заработать чуть больше, чем заработали в 2012 году.

Лукашенко А.Г.: Ну вот. Это человек, который контролирует процесс производства калийных удобрений. Точнее его вам никто не скажет.

Кудрицкий А.В.: Спасибо.

Герасименко А.В. ( корреспондент издания ”Экономическая газета“ ): Калі дазволіце ўсё ж такі два пытанні, паколькі ўжо і так правіла ”адно пытанне“ сëння парушана.

Першае. Не толькі асобныя прадпрыемствы, але і цэлыя галіны эканомікі сутыкаюцца з узрастаючай праблемай адтоку кадраў, занадта багата тых, хто жадае зарабіць за мяжой. Па сутнасці, Беларусь ператвараецца ў донара чалавечага капіталу, нашага асноўнага рэсурсу. Як Вы ацэньваеце складанасць гэтай праблемы? І як збіраецеся яе вырашаць?

Лукашенко А.Г.: Наверное, здесь больше все-таки ”страданий“ средств массовой информации, как государственных, так и негосударственных. Это во-первых.

Во-вторых, то, что идет сегодня отток, переток (туда едут, к нам приезжают люди), это нормально, это не остановишь. И я не собираюсь здесь создавать какие-то препятствия.

Третье. Помните, мы страдали по поводу того, что из Беларуси уезжают строители. Сегодня эти же строители возвращаются обратно, потому что у нас, в Беларуси, достаточно много интересных объектов, дорогостоящих, и объектов, особенно в Минске, в которые инвестируют иностранцы. Что греха таить, они и зарплату платят приличнее, чем наши. Но и наши в связи с этим подтягиваются. Таким образом, начинают возвращаться и те 2 – 3 тысячи строителей, которые уехали. Вопрос не в этом, а в том, что у нас действительно рабочих рук не хватает, хотя тоже благо, что у нас нет безработицы. Надо работать, как в сельском хозяйстве: надо модернизировать предприятия, и тогда численность нам такая не нужна будет. Вопрос тут не в том, что бедные наши предприятия не могут заплатить, поэтому все разъезжаются. Вопрос здесь гораздо глубже. Это извечный вопрос нашей независимой Беларуси. Поэтому и затеяна вся эта модернизация.

Мы решим. Мы эту проблему решим уже в этой пятилетке.

Герасименко А.В.: Яшчэ адна праблема, на якую скардзяцца нашы прадпрымальнікі, – гэта праблема рытэйлу. З прыходам у Беларусь буйных сетак, крамаў, вялікіх гіпермаркетаў шмат дзе пачынае выміраць малы і сярэдні рытэйл, гэта, як правіла, мясцовыя прадпрымальнікі-бізнесмены. Бізнес-саюзы, у прыватнасці, прапануюць звярнуцца да заходняга вопыту, калі ў некаторых краінах вялікі рытэйл пачалі абмяжоўваць простымі межамі, калі гіпермаркет дазваляюць будаваць толькі за межамі населенага пункта, а дробным і сярэднім крамам дазваляюць працаваць у межах пункта. Ці можна чакаць, што што-небудзь падобнае будзе прынята і ў нашай краіне, каб такім чынам збалансаваць сістэму рытэйлу?

Лукашенко А.Г.: Я не глубокий в этом плане специалист, но готов вам поверить. Если это так, мы обязательно это сделаем.

Герасименко А.В.: У М і нску не так страшна. Страшна, калі ў рэгіëны прыходзяць, у Маладзечна, у Мазыр, у невялікія гарады. Мінск – гэта рынак вялікі, а вось калі прыйдзе ў Маладзечна, у Мазыр, там памруць палова адразу.

Лукашенко А.Г.: Согласен. Нам этого допустить нельзя. Если опыт этот есть, надо обязательно его использовать. Я с вами согласен.

Герасименко А.В.: Дзякуй.

Тулинова Н. (городская газета ”Витьбичи“): Уважаемый Александр Григорьевич, за годы своего суверенитета Республика Беларусь обрела брэндовые, узнаваемые во всем мире, культурные пПоэтому спорят. Да еще как… Но драки нет. Что касается Туровщины. На выходе абсолютно новый молочный комбинат, самое современное оборудование, сыры по итальянской технологии, которых у нас нет. Построена роботизированная ферма на 1200 голов. Модернизация Вересницкой фермы заверш ена . То есть идет комплексное обустройство территории. роекты, один из них – ”Славянский базар в Витебске“. Именно с этим международным форумом связано дальнейшее развитие нашего областного центра, который меняется буквально на глазах при непосредственном участии горожан. Однако ”Славянский базар“ – это прежде всего политический проект, который направлен на единение братских народов, не случайно он находится под патронатом Президента. Скажите, пожалуйста, уважаемый Александр Григорьевич, каким Вы видите будущее этого форума?

Лукашенко А.Г.: Мы и так немало сделали для ”Славянского базара“. Это и внешне видно. Может быть, изнутри нужно самокритично посмотреть. Новый министр должен серьезно к этому подойти. Хотелось бы, это мое твердое убеждение, чтобы мы там увидели что-то новое. Когда мы видим на РТР, ОРТ, ОНТ, что крутятся одни и те же артисты, с теми же заезженными под фонограмму музыкальными композициями, я это воспринимаю критически. Надо что-то делать, реформировать. Хоть это не только наш проект, а и Украины, и России. Но главный закоперщик здесь - Беларусь, наша ответственность главная. И я обязательно попрошу нового министра культуры заняться этим. Надо, чтобы там что-то новое появилось.

Ну как у нас обычно? Пригласили, к примеру, Петрова, Сидорова, поторговались: тому 50, тому 70 тысяч долларов. Потом посчитали, сколько билетов продадим, окупится или не окупится. А где новизна? Ведь и у нас, и в Украине, и в России достаточно хорошего - того, что надо показывать. А мы не показываем. Все заезжено...

Поэтому по всем направлениям это надо сделать.

Скажу откровенно, я поручал министру культуры этим заняться два года подряд. Но так и не решили. Потом я губернатору Витебской области Александру Николаевичу Косинцу говорю: ”Слушай, ты-то в этом заинтересован больше, это развитие твоего города, возьмись ты“. И все равно нет отдачи.

В этом году нам надо попробовать встряхнуть ”Славянский базар“, чтобы люди, которые любят его, а у нас их много, и в Украине, и в России, сказали: да, есть какое-то движение. Нельзя дать застыть ”Славянскому базару“. Это меня больше всего волнует.

Вы же помните, как некие граждане хотели ”Славянский базар“ пустить по городам и весям и фактически его уничтожить? Я однозначно выступил против и тогда просил руководителей, Кучму, Ельцина: помогите, не губите это, не надо. И они меня поддержали. Если бы белорусская сторона тогда не ввязалась в это, мы бы потеряли ”Славянский базар“. Поэтому мне на роду написано защищать его, лелеять, совершенствовать. И, поверьте, я буду это делать, пока я Президент.

Тулинова Н.: Спасибо.

Парамыгина С.В. (корреспондент газеты ”Прессбол“): Александр Григорьевич…

Лукашенко А.Г.: Светлана, ты порадовалась за последнюю гонку Домрачевой? Или все-таки, как у меня, осадок остался?

Парамыгина С.В.: Конечно, радуюсь.

Лукашенко А.Г.: Но осадок остался? Ну нельзя так стрелять. Ну пора уже Бергер обыгрывать, а?

Парамыгина С.В.: Мы падаем и встаем, и взлетаем ввысь.

Лукашенко А.Г.: Меня, когда ты ведешь репортажи, не покидает одна мысль: скажи честно, ты ревнуешь, что появилась у нас вторая биатлонистка после Светланы Парамыгиной, которая вот так блистает?

Парамыгина С.В.: Я всегда отвечаю на этот вопрос таким образом.

Лукашенко А.Г.: Ты ревнуешь или нет?

Парамыгина С.В.: Дело в том, что все эти спортсмены, которые сейчас выступают, годятся мне в дети, а к детям не ревнуют.

Лукашенко А.Г.: Значит, ревнует.

Комментарий ты даешь очень профессиональный, душевный, молодец. А я думаю, когда слышу твой голос, ревнует она или не ревнует?

Все равно ты была первой, ты основу эту заложила. Ты показала, что у нас женщины могут не только бежать, но и стрелять.

Домрачева уже после тебя пришла, поэтому не надо ревновать. Что поделаешь, жизнь есть жизнь.

Парамыгина С.В.: Я верю, что она выиграет Большой хрустальный глобус.

Лукашенко А.Г.: Дай бог. Я, правда, не очень верю, но дай б ог.

Парамыгина С.В.: Александр Григорьевич, а как Вы относитесь к прогнозу погоды и к самой погоде, когда она этот прогноз не оправдывает? Не кажется ли Вам, что Министерство спорта в нынешних условиях, подобно министерству погоды, сподобившись на долгосрочный прогноз, фактически гадает на кофейной гуще?

Лукашенко А.Г.: Так у нас оно не прогнозирует, это не главная функция Министерства спорта – прогнозировать. м ожет, я уже оторвался от Минспорта и они опять прогнозами занялись?

Парамыгина С.В.: Медали, медали… Мы считаем их, считаем, надеемся.

Лукашенко А.Г.: А-а, медали. Так уже ведь молчат, не говорят про медали.

Парамыгина С.В.: И поскольку Вы предложили участвовать в обсуждении, то в продолжение темы : п ри Президенте функционирует с овет по развитию предпринимательства …

Лукашенко А.Г.: Да.

Парамыгина С.В.: п оскольку мы говорим, что спорт давно стал отраслью экономики, а в состав этого совета входят такие руководители спортивных федераций, как Чиж, Мошенский, Шакутин, так вот интересно узнать: на заседаниях этого совета проходит ли обсуждение области спорта в контексте деловых рыночных отношений? Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Мне внесли предложение, чтобы новый совет появился. Многие персоны, названные в ам и, новые. Предложили первое заседание этого совета (его возглавляет Прокопович (П.П.Прокопович – помощник Президента) провести в феврале. Я вас приглашаю на это заседание. Там мы и этот вопрос обсудим.

Парамыгина С.В.: С удовольствием принимаю.

Лукашенко А.Г.: На этом совете ни разу вопросы по спорту не ставились. При мне, по крайней мере.

Почему я заменил состав совета? Потому что, казалось бы, там все хорошие бизнесмены, крупные. ”Вам слово“. Он встает и начинает проталкивать какой-то свой проект. Разве это Совет по предпринимательству? Они должны привносить туда общие вопросы, которые Президент должен решать или на которые должен внимание обращать. Я смотрел-смотрел – и председателя заменил. И совет по-новому сформировали.

Правда, с Чижа и Шакутина больше ничего не возьмешь, потому что мы им федерации всучили. Чиж построил два хоккейных катка на проспекте Дзержинского для студентов. Поэтому я даже не знаю, как его еще напрягать. Этот Чиж уже притчей во языцех стал для многих. Считают, что раз он в хоккей играет возле Президента, так он все может. Но никто не знает, что он деньги частенько одалживает. В том числе и я прошу некоторых: помогите, а то развалится…

Мармузевич А. ( х отимская районная газета). Александр Григорьевич, информация о трагедиях на автомобильных дорогах все чаще становится похожа на сводку боевых действий. Ужесточение ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения в ближайшее время вступит в действие. Белорусское общество готово сегодня принять даже самые суровые меры в отношении пьяных водителей. А как Вы считаете, какое наказание пьяных лихачей самое действенное?

Лукашенко А.Г.: Я – часть того общества, которое считает, что к алкашам, которые садятся в пьяном виде за руль, надо принимать очень серьезные меры. Это однозначно! У нас стало хуже, чем в советские времена. Объективная причина – та, что уже каждый второй имеет автомобиль. Но как бы мы ни требовали – а я давление оказываю серьезное на определенные структуры, – как бы ни контролировали, в этих досаафовских и прочих школах, которые готовят водителей, брака много.

Я сам водитель, не хочу сказать, что я великий водитель, но всю жизнь за рулем автомобиля. Если ты настоящий водитель, это все-таки от природы должно быть. Есть люди, которых нельзя вообще за руль автомобиля пускать, ни в коем случае! У него нет реакции, он боится. Чувствуется, что он по природе не водитель. Даже я знаю несколько человек, которые сегодня управляют автомобилем, женщин и мужиков, которых нельзя близко подпускать. А они закончили автошколы. Я даже, грешным делом, поинтересовался, как они там успевали. Нормально закончили. Но и им прямо говорил: ”Ты временный водитель, ты обязательно куда-нибудь въедешь, тебе нельзя давать автомобиль в управление“.

В советские времена я ту же школу заканчивал советскую, нам удавалось это контролировать, да и меньше было водителей. И водители были более-менее настоящие. Наверное, в этой аудитории из сидящих 4/5 управляют транспортом. Но это не значит, что они по природе своей могут это делать. Я не говорю, что они знаки дорожные не выучат, даже автомобиль хорошо будут знать, двигатель от трансмиссии могут отличить, даже, может, колесо заменить смогут на дороге, хотя, наверное, очень малое количество. Раньше, если водитель двигатель от воздухоочистителя не мог отличить – это не водитель, а на дороге заменить колесо – запросто. Сейчас нет, вряд ли, особенно среди женского пола. Она будет стоять, сигналить, кого-то останавливать, чтобы заменить колесо. Это реально, я специально об этом говорю.

Вы ставите очень правильный вопрос о пьяницах. Тут самые жестокие наказания. Я уверен: если ты в пьяном виде убил человека, ты никогда в жизни не должен сесть за руль автомобиля, ты должен быть лишен этого орудия убийства! Это личное мое мнение, я не говорю, что это так будет, потому что я здесь радикален. И ты должен свое получить на всю катушку! Ты лишил человека жизни практически умышленно. Мы должны здесь ужесточить наказание. Но есть и другая сторона вопроса. Посмотрите на этих пешеходов... Когда едет Президент, трассу готовят. И что вы думаете? Скорость высокая кортежа – прет через кольцевую дорогу, перелазит через забор, разделительную полосу. Ну смертник! На следующий день еду, а впереди по встречной полосе остановили движение. Что случилось? На том же месте бежал человек – сбили (тоже через забор лез, погиб человек). Мужик трезвый. Попросил: ”Уточните“. 52 человеку было.

Это что? Здесь очень сложная проблема. Это проблема не только нас. Но пьяный за рулем – это должно быть исключено. И в ближайшее время мы эти решения примем. А вы "за"?

Мармузевич А.: Я сторонница жестких мер.

Лукашенко А.Г.: А вы водитель?

Мармузевич А.: Я честно признаюсь, что я и техника – вещи несовместимые, поэтому я и не пыталась поступать в автошколу.

Лукашенко А.Г.: Молодец. А у нас, если ты женщина, значит, давай автомобиль – и всë. А если еще помоложе, лет 20, – ну что ты, она себя и не видит вне "тачки"! (Смех в зале.)

Выжыковска Малгожата ( корреспондент Польского агентства печати (РАР): Скажите, пожалуйста, когда можно ожидать вступление в силу договора о малом приграничном движении с Польшей?

Лукашенко А.Г.: В то же время, как и с Литвой.

Выжыковска Малгожата: Значит?

Лукашенко А.Г.: В то же время, как с Литвой. Мы одинаково примем решение и с Польшей, и с Литвой. Как договоримся, так и примем. Пока я не знаю когда. Это не от нас зависит. Все решения, все вопросы должны быть сбалансированы и приняты в одном пакете. У нас очень много вопросов к польской, к литовской стороне. м ожет, и у них есть какие-то вопросы. Но больше всего политических. У нас есть определенные проблемы, они нас настораживают. И как только мы получим от них определенные гарантии и будем видеть с их стороны дружественную политику, мы эти решения примем.

Владимир Владимирович (Макей), какие у нас вообще есть вопросы? Или кто у нас занимается этим приграничным движением?

Макей В.В.: Да, МИД занимается.

У нас, товарищ Президент, с Латвией эти вопросы решены. Мы сейчас отрабатываем все технологические моменты, есть ряд трудностей, которые не позволяют пока перейти к завершению всех процедур в отношении Литвы и Польши. Но Вы сказали абсолютно правильно: мы рассматриваем эти вопросы в комплексе, в пакете.

Лукашенко А.Г.: То есть имеются еще и технические вопросы – переходы, подготовленность людей и прочее. Но это не главное, нам хотелось бы в таком едином пакете видеть все эти проблемы.

Выжыковска Малгожата: А какие проблемы по отношению к Польше Вы имеете в виду?

Лукашенко А.Г.: Я только что вам сказал какие – это и политические, и экономические проблемы, я не буду их детализировать, и в общем политика Польши в отношении Беларуси. Нас все это настораживает. Ряд нерешенных моментов, в том числе (не буду называть примеры) по сотрудничеству и специальных подразделений, и специальных служб. У нас целый букет. Они их знают.

Выжыковска Малгожата: Извините, пожалуйста, еще один вопрос, если можно. Планируются ли в этом году какие-то совместные мероприятия с Польшей по поводу 150-й годовщины восстания Калиновского?

Лукашенко А.Г.: Я об этом не слышал. В смысле, я не слышал об этих совместных мероприятиях. Если такие предложения будут и они не расходятся с той политикой, которую мы проводим в нашем государстве, почему бы нет.

Шевко А.Н. ( обозреватель газеты ”Белорусская нива“ ): Александр Григорьевич, прошли новогодние праздники, которые еще раз доказали, что продукция нашего агропрома пользуется огромным, я бы даже сказал, повышенным спросом, ее покупали соседи из той же Литвы, Польши и России. В прошлом году мы продали продукции нашего агропрома на 5 миллиардов. К 2015 году стоит уже цифра 7 миллиардов. Но дело в том, что 80 процентов этой нашей продукции все-таки потребляет Россия. Сейчас Россия вступила в ВТО, конкуренция, естественно, возросла. Может случиться так, что наши товары, в том числе продовольственные, будут вытесняться с российского рынка. Какая стратегия в этой связи должна быть у белорусского агропрома, чтобы нашу продукцию не только закрепить на рынке и, кстати, не только на российском, но еще и увеличить экспорт? Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Мы должны производить качественную и дешевую продукцию − тогда мы будем конкурировать. По качеству пока к нам вроде претензий нет в той же России. Почему мы должны уходить из России? Это наш основной рынок, мы оттуда не уйдем. Казахстан покупает определенную продукцию, в том числе животноводческую. Зачем оттуда уходить? Нет. Украина многое покупает. Мы, наоборот, увеличиваем экономическую экспансию в эти регионы. Если они купят по нормальным ценам, почему нет.

Что касается ВТО. Украина давно в ВТО, но они всегда просят нас: дайте нам белорусского продукта. Мне недавно кто-то из украинцев сказал: ”Вы знаете, почему на вашу продукцию у нас большой спрос? п отому что вы сохранили ГОСТы“. Государственные стандарты, которые были с советских времен. И у нас, грубо говоря, в вареную колбасу туалетную бумагу не впихнешь, как многие писали, что в соседних странах происходили такие чрезвычайные события. Есть ГОСТ, ты должен его придерживаться. Михаил Иванович, пожалуйста, скажите.

Русый М.И.: Действительно, Россия вступила в ВТО. Мы уже второй год, в принципе, работаем на этой территории. Мы просчитали все возможные риски, в том числе с учетом таможенных пошлин на продукцию, которая поступает из Новой Зеландии, из Австралии, где нет зимы. Но она будет уменьшаться. Поэтому по нашим экспортным ценам и по тем ценам, по которым мы продаем Российской Федерации, у нас, в принципе, есть запас от 3 до 15 процентов по всем основным направлениям (сыр, сухое цельное молоко, обезжиренное молоко, масло). Поэтому мы работаем и конкурируем там неплохо.

Кроме того, мы наш товар в прошлом году уже реализовали в 40 странах мира. И довольно серьезными объемами. То есть мы не уходим с имеющегося рынка − он приемлем, есть наш покупатель, потребитель, он наш товар ценит и уважает, но параллельно работаем и на другие рынки. Только за прошлый год (для журналистов скажу, уже статистика есть на сегодняшний день) мы добавили 370 тысяч тонн молока к тому, что было в позапрошлом году, и 140 тысяч тонн мяса. Все это надо продавать на экспорт. Поэтому выходим на другие рынки, работаем параллельно.

Неплохо Казахстан отработал, Молдова с нами работает, Венесуэла. Сейчас начали масло поставлять на Венесуэлу. Вьетнам, Мьянма, Бангладеш − выходим вот на эти регионы, в Африку. 40 стран мира. Около 5 миллиардов долларов − статистика еще точная придет, но мы и так уже примерно видим, что на экспорт реализовано продукции более чем на 4 миллиарда 900 миллионов долларов. Поступила в страну валюта.

Лукашенко А.Г.: Идет диверсификация рынка. Это тоже наше стратегическое направление. Вы тоже об этом знаете, много раз об этом говорил. И 40 стран – это прилично. Но сразу же не повезешь по 10 танкеров масла и прочего. Надо закрепиться на этом рынке, надо, чтобы к тебе привыкли. Поэтому все мгновенно не получается. Но 40 стран для нашей Беларуси – это прилично. Надо теперь расширять, объемы увеличивать.

Поэтому я не вижу тут особой проблемы. Качество и цена! А это накладывает ответственность на экономику, это себестоимость нашей продукции.

Шевко А.Н.: Спасибо.

Данейко Е.Л. ( корреспондент телерадиокомпании ” Deutsche Welle “): Александр Григорьевич, от официальных лиц Беларуси часто приходится слышать, что диалог с Европой тормозится по вине Евросоюза. Могли бы Вы перечислить конкретные претензии Беларуси к ЕС, мешающие ей развивать отношения с Евросоюзом? Если можно, речь идет о конкретных претензиях.

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Могу перечислить и конкретно. Если бы я готовился к этому вопросу, я бы даже все субординировал: важный, менее важный и так далее. Но я не стану этого делать. Это время займет, мне надо вспоминать эти вопросы.

Вот вы предъявляете нам претензии (и у вас последователи в Беларуси есть) неких палітвязня ў . Ну ладно, вы б уже записали этого Статкевича ў " палітвязні", он все-таки политикой занимался, был кандидатом в президенты, но вы же туда и бандитов, и хулиганов позаписывали. И сегодня у нас уже ”оппозиционная деятельность“: деятели "пятой колонны" – если ты этим занимаешься, туда вступил, то все − ты на Западе желанный человек, которого там поддерживают. От нас требуют: ”освободить политзаключенных“, ”реабилитировать их“ или еще что-то. Я уже, честно говоря, в последнее время за этими претензиями и требованиями не слежу. Но я задаю вам конкретный вопрос: если человек замешан в массовых беспорядках, о чем тоже говорили здесь так называемые оппозиционщики, имеющие другую точку зрения, журналисты, господь с ними, если он осужден по статье белорусского закона, то почему к нам, ко мне претензии предъявляете? Ладно бы вы в суд пошли и к суду предъявляли. Вы же за разделение ветвей власти – чтобы судебная власть была независимой. Вы чего мне предъявляете претензии, чтобы я шел их освобождал? Почему?

Неужели в Германии канцлер или президент, или президент во Франции может пойти и кого-то освободить? Он на эту тему вообще разговаривать не будет. А вы меня в эту тему втягиваете.

Дальше, как ни суров закон, но он закон. Это же не я придумал. И те, кто допустил массовые беспорядки, знали, что они могут получить на всю катушку. Эмиссарам, которые приезжают в Беларусь (а их было немало) и ставят этот вопрос, я задаю свой вопрос: ”Скажите, пожалуйста, если бы в демократической Германии, Франции или в Англии − с кайлом – и будь это кандидат в президенты? А это вообще немыслимо, чтобы кандидат в президенты в Германии сошел с ума и пошел ломать дверь! Это кандидату, который с ним конкурирует, благо бы было. А у нас пошли кайлом разбили окна, выломали двери, устроили массовые беспорядки. Мы же это показывали, ваши каналы показывали, "Евроньюс" в том числе. Как бы вы поступили?“ – ”Ну да, посадили бы“. – ”А почему нас в этом упрекают?“

Дальше, я задаю вопрос: нас недемократическими считают, а недавно в ”демократической“ Северной Ирландии, на злобу дня, что произошло? Массовое побоище – применили слезоточивый газ. Не церемонились. Водичкой в мороз поливали без зазрения совести. Мы ни разу даже водометы не применили. Ни разу! Вы что от нас хотите, чтобы мы государственные учреждения не защищали? Так на это есть силовые структуры, есть закон. Какая же здесь диктатура?! Прописано это все в законе. Вы начинаете от нас требовать нереализуемое.

Дальше, я задаю вопрос: коль вы такие демократичные, вы цените человека, его свободу, его жизнь, зачем Ливию разбомбили? Французы были в авангарде этого. Зачем, простите меня, Египет ”раком“ поставили? Вы зачем Ирак уничтожили? И даже ни перед кем не извинились. Не то что перед общественным мнением − даже перед иракцами не извинились. Какое там оружие нашли? А что творится в Афганистане? Почему от нас требуют непонятно чего, а сами творят, бесчинствуют в мире на порядок больше, чем те претензии, которые к нам предъявляют?! Вот в чем вопрос! И вообще, если хотите с нами наладить отношения и видите, что у нас что-то не так (мы тоже у вас видим немало недостатков), так садитесь за стол переговоров, давайте будем эти проблемы обсуждать. Но не хотят этого делать. Значит, не нужна нормализация. Потому что нормализация начинается со слова, мы должны сесть и начать разговаривать. Демократическая Европа, вместо того чтобы разговаривать, 232 человека не въездными сделала. Даже моих детей. Спросите, за что? Ладно у меня старший сын – помощник, надо его под одну гребенку... Ну а Дмитрий, средний, − он вообще к политике никакого отношения не имеет, он не участвовал в этих выборах. А малыш − он же вообще не соображает ничего в политике. Что, с ума посходили там? И хотят, чтобы был нормальный диалог со мной и с Беларусью?

Я могу перечислить таких дикостей сколько угодно. Судьям запретили въезд. За что? Судьи по закону принимают решения, по статье написанного закона. Судья − это же не свободный человек, есть статья – он принял решение, не было бы статьи – не принял. Это же давление на правосудие.

Тысячи, тысячи вопросов!

Осуществляется давление и по экономическим направлениям. Увидели возле Президента Петрова, Сидорова – ”режим финансирует“. Да я никогда ни у одного бизнесмена ни рубля не взял, ни копейки денег для себя. Никогда! И никто меня в этом не упрекнет. Нет − ён фінансуе рэжым. И давят на предпринимателей. Зачем? Может, уничтожают таким образом конкуренцию?

Я могу тысячи перечислить таких несуразиц, которые нам предъявляют. И когда мы это выслушиваем, я министру говорю: ”Успокойся, им не надо никакого диалога“.

Пац В.Н. ( корреспондент Польского радио ): У меня немного грустный вопрос. Год назад на такой же пресс-конференции я Вас спрашивал про ”белорусский катынский список“. Вы сказали, что в Беларуси были подняты архивы и там не подтвердилось, что здесь расстреливали польских офицеров. Польские историки говорят: чтобы это проверить на сто процентов, надо провести раскопки в Кур о патах. Согласится ли белорусская сторона на проведение таких раскопок, если будет такой запрос от Польши?

Лукашенко А.Г.: Платите деньги – если вас что-то интересует, мы всë это проведем и вам ответим. Какие проблемы? Если у наших поляков (а это не чужие нам люди), которые заинтересованы, там не только политика – заплатите деньги, а у нас есть специалисты, проведем раскопки, где вы считаете нужным, и ответим на ваш вопрос.

Пац В.Н.: А совместно с польскими специалистами возможно?

Лукашенко А.Г.: Мы обойдемся без польских специалистов. У нас хватает белорусских. Мы к вам не едем раскопки проводить. И вам не надо к нам ехать. Не надо, нам смоленской истории хватило. Чем она закончилась , знаете. Если закончилась. Мы сами честно и принципиально всë это сделаем. Если журналисты хотят сопровождать этот процесс – пожалуйста.

Я очень жестко на это отвечаю. Мы действительно занимались этим вопросом. У меня даже где-то справка была. Ваша фамилия Пац? Владимир?

Пац В.Н.: Да.

Лукашенко А.Г.: А-а, ну вот видите, мне сказали. Я взял прошлую пресс-конференцию по многим вопросам, в том числе Ваш вопрос. Я действительно этим занимался. Мне не от кого что-то скрывать, я в НКВД службу не проходил. Это были те времена, я не хочу, чтобы на моих предках-белорусах печать какая-то лежала. Мы вам отвечали. Я не знаю, сказали ли вам эту информацию.

Это на мое имя информация, она не предназначена для показа всем присутствующим журналистам, и вас может убедить. Я как Президент имею право, наверное, ее озвучить: ”Польской стороне была предъявлена копия найденной в архиве КГБ записки наркома внутренних дел БССР Цанавы и начальника особого отдела НКВД Бачкова 20 сентября 1939 года на имя Лаврентия Берия о том…“

Вы знаете это?

Пац В.Н.: Нет.

Лукашенко А.Г.: Так вот слушайте, это цитата: ”…о том, что интернированные польские военнопленные в стационарных лагерях и тюрьмах на территории Беларуси не содержались, а через приемные пункты направлялись в Казельский лагерь в Смоленской области“. То есть у нас были пересыльные точки.

Они у нас вообще не содержались, польские военнопленные, не только офицеры. И у нас это письмо есть. Мы показали все, что у нас есть. Это письмо о многом говорит. У нас никогда, по нашим архивным данным (мы переворошили все), никогда не расстреливалось польское население. Никогда.

Точно установлено, что никаких подобных списков нет не только в архивах КГБ, но и в других государственных ведомственных архивах Беларуси. Это ответ на мой запрос.

Поэтому вы не думайте, что я пытаюсь замазать какую-то тему, проблему. Мне это не надо. Я к тому непричастен был. Наоборот, для меня важнее, чтобы истину установить и показать. Вот я и пытался ее установить. И мне дали ответы. Я не думаю, что кто-то рискнул мне написать неправду.

Пац В.Н.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Поверьте, Владимир, что это так.

Пац В.Н.: Спасибо.

Хабарова Т.Л. (редактор газеты ”Родны край“, Логойский район): Александр Григорьевич, у меня вопрос по поводу призывной кампании. Планируется ли ее совершенствование в нашей стране, например повышение призывного возраста в связи с тем, что в последние годы все больше молодых людей получают высшее образование? И еще один аспект: состоится ли полный переход на контрактную службу? И смогут ли служить по контракту девушки?

Лукашенко А.Г.: А почему девушки? Женщины тоже смогут. У нас 4 тысячи сейчас?

Мальцев Л.С.: Да, служат.

Лукашенко А.Г.: Даже 4 полковника.

Мальцев Л.С.: Это в Вооруженных Силах. 4 полковника, больше 40 подполковников.

Лукашенко А.Г.: То есть девушки у нас и женщины служат. 4 тысячи, из них 4 полковника, потому что полковничье звание уже Главнокомандующий присваивает. Вот четырем я полковника присвоил. Генерала у нас нет. Да?

Мальцев Л.С.: Нет.

Лукашенко А.Г.: Большая недоработка твоя. (Смех в зале.) Надо чтобы хоть один был генерал женщина.

Мальцев Л.С.: Доработаем (смеется)... Отвечаю на вопрос. Система комплектования Вооруженных Сил, других воинских формирований соответствует в нашей стране той обстановке, которая сложилась.

Второе. Эта система совершенствуется с изменением обстановки.

Третье. У нас существует служба по контракту – это офицеры, прапорщики, солдаты и сержанты. Таких более 40 процентов. Я абсолютные цифры называть не буду.

Лукашенко А.Г.: Но почти половина контрактников.

Мальцев Л.С.: Да.

Дальше. Служба срочная. Сроки: полтора года – для всех, один год – с высшим образованием, 6 месяцев – с высшим образованием, а также те, которые обучались на военных кафедрах и военных факультетах, но не получили офицерского звания.

Служба в резерве, такой службы у других нет.

Лукашенко А.Г.: Это очень важно, послушайте.

Мальцев Л.С.: Эта служба (это то, что я говорил: обстановке соответствует) для тех, кто не может долго быть оторван. К примеру, предприниматель: призови его на полтора года или год, у него дело загубят. Они служат по времени в два раза больше, что я назвал, но не постоянно, а путем призыва на сборы. Это в основном люди, более 90 процентов таких, с высшим образованием.

В отношении женщин уже говорили. Они служат не только в Вооруженных Силах, но и во всех силовых структурах. Более 4 тысяч: и офицеры, и прапорщики, и солдаты, и сержанты.

На контрактную службу солдат-сержантов могут поступать те, кто имеет 6 месяцев срочной службы. Но я говорил, что это совершенствуется. Буквально на днях принято решение, будут изменения в закон, и на контрактную службу солдаты и сержанты будут приниматься сразу, то есть 6 месяцев мы убираем. Но будут установлены соответствующие ограничения, сколько он должен прослужить.

И в отношении : будем ли мы переходить полностью на контракт? – ответ: нет. Потому что наша военная доктрина предполагает, что защищать себя должен народ. Народ может выиграть войну, а не армия. Армия может выиграть сражение. А чтобы народ мог себя защитить, он должен быть в том числе подготовлен в военном отношении. Основная форма подготовки – это как раз срочная служба и служба в резерве. Некоторые говорят, что не надо, мол, призывать, можно обучить не призывая. Обучить можно, но подготовка – это более широкий вопрос: это и обучение, и воспитание, в том числе моральная закалка, психологическая.

Доклад закончен.

Хабарова Т.Л.: Спасибо.

(Смех в зале, аплодисменты.)

Лукашенко А.Г.: в от что значит – человек прошел от суворовского училища до генерал-полковника. Видите? А сравните с некоторыми... Он станет, будет тут жевать-жевать, и уснуть мы с вами можем. А тут четко, ясно.

Спасибо, Леонид Семенович.

Шадура П.В. ( главный редактор газеты ”Петрыкаўскія навіны“ ): Уважаемый Александр Григорьевич, позвольте передать Вам привет от полешуков и сформулировать их вопрос в продолжение калийной темы. В Петриковском районе Гомельской области к 2022 году должен быть построен новый комбинат по производству калийных удобрений. Мы знаем, что в условия реализации этого проекта были внесены определенные корректировки, в частности, в нем не предусматривается участия иностранного инвестора. В связи с этим вопрос: достаточно ли финансовых и технических ресурсов ОАО ”Беларуськалий“ для реализации этого масштабного и значимого для страны и в первую очередь для Гомельской области инвестиционного проекта в запланированные сроки?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Международный тендер, насколько я знаю, выиграл ”Беларуськалий“. Он на равных условиях участвовал с иностранными компаниями. Мы его предупредили: ”Вы будете строить за собственные средства. Налоги, дивиденды – все это вы выплачиваете и за счет своей прибыли будете строить“. – ”Да, мы будем строить“.

Насколько я понимаю, Владимир Ильич, мы им сегодня не запрещаем привлечь и нормального иностранного инвестора, если таковой будет, в наших интересах?

Семашко В.И.: В октябре подписали второй указ по этой теме, который говорит о том, что он должен это сделать сам. Но недавно были представители Индии, которым мы сказали: ”Если предложите суперусловия, которые будут очень интересны ”Беларуськалию“ и республике, то мы в исключительном случае можем внести Президенту для рассмотрения“. А для справки скажу, что это очень интересное месторождение. Предполагается добывать в год до 6 млн. тонн калийной руды, а запасы оцениваются в 2,1 млрд. тонн. Если 2,1 миллиарда разделить на 6 миллионов, то запасы на 350 лет, и это только разведка. Это очень интересный и перспективный проект.

Лукашенко А.Г.: Поэтому мы не исключаем: если у вас есть деньги, желание и условия примете наши – пожалуйста, идите с ”Белкалием“ стройте. Тем более что ”Беларуськалий“ построил сам 2 рудника (в прошлом или позапрошлом году второй мы открывали), в Туркменистане строим рудник.

У нас опыт есть, средствами они, в принципе, обеспечены. Если бы был иностранный инвестор – ну что, сохранили бы белорусские средства, а привлекли иностранные. Поэтому мы этого не исключаем.

Шадура П.В.: Спасибо.

Сухоруков П.Я. ( главный редактор газеты ”Гродзенская праўда“ ): Мой вопрос несколько перекликается с предыдущим, но тем не менее я задам его, Александр Григорьевич. Во время недавнего визита Премьер-министра в Индию было озвучено предложение индийским партнерам принять участие в приватизации ОАО ”Гродно Азот“. Уважаемый Александр Григорьевич, скажите, пожалуйста, каково Ваше видение приватизации валообразующих и бюджетообразующих предприятий, в частности ”Гродно Азот а “?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Я не вижу здесь проблем. Если мы будем с ними договариваться, мы никогда не пойдем на то, чтобы бюджетообразующее, как вы сказали, предприятие нанесло ущерб бюджету. Это будет условие. И вообще, если уж мы идем на приватизацию какой-то доли, части предприятия, то оно должно прибавлять, прежде всего в бюджет, зарплата и модернизация должны идти. Это главное. В противном случае – зачем эти инвестиции?

Поэтому мы не исключаем продажу каких-то пакетов акций ”Гродно Азот”. Но мы задешево никому не продаем. Как и строительство нового там производства. Мы и ”Газпрому“ предлагаем, этот вопрос обсуждается: у вас природный газ, у нас опыт, школа – давайте построим современный завод примерно под такие объемы. Разные предложения есть. Мы рассматриваем. Но это же не значит, что мы его завтра продаем. я и не думаю, что кто-то придет и на нынешнем заводе купит акций за те деньги, которые мы предлагаем. Я вижу как вариант строительство нового предприятия. Можно на троих: россияне, индусы и мы. У них – газ, у нас – школа, возможности, ваши – инвестиции. Вот на троих можно построить новое предприятие. Можно договориться о модернизации этого. Но это обязательно должно добавить что-то к существующему, а не просто: взяли и кому-то отдали, потому что будет эффективнее. Эти сказки нам не нужны… Мы их уже прошли на примере Российской Федерации.

Поэтому вы не переживайте за это.

Сухоруков П.Я.: Спасибо большое.

Мачекин Н.А. (корреспондент газеты ”Знамя юности“): Александр Григорьевич, Вы часто говорили о том, что не хотели бы для своих детей президентской судьбы. А кем Вы их видите?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Двое из них уже определились, а третий – я только как шутку воспринимаю, когда он мне об этом говорит.

Однажды, когда мы приехали на ”Славянский базар“, латвийское детское телевидение задало ему вопрос: ”Ну а ты, Коля, кем хочешь быть?“ – ”А я хочу быть солдатом“. – ”А зачем?“ – ”Родину защищать“. Я поддерживаю это. (Аплодисменты.)

Старшие уже работают: один – на спортивной ниве, другой – отца подстраховывает. Они сами выбрали себе такую жизнь. Я их тоже поддержал. Ничего в этом плохого не вижу.

Каменский Д. (первый городской телеканал, г. Гомель): Уважаемый Александр Григорьевич, в этом году фестиваль тружеников села ”Дажынкі“ пройдет на гомельской земле. Но до сих пор конкретно не определено, где же это будет?

Лукашенко А.Г.: То есть вы не определились до сих пор?

Каменский Д.: Я хотел бы попросить: может быть, Вы поможете нам сегодня это сделать.

Лукашенко А.Г.: Вы знаете, я всегда слушаю то, что говорят на местах. Знаю, что руководство области хотело бы провести ”Дажынкі“ в Гомеле. В самом областном центре.

Каменский Д.: Ну, гомельчане были бы не против, а за руководство отвечать не могу.

Лукашенко А.Г.: Да, в Гомеле не против. Но не согласились в других городах, довольно крупных, а просят провести там.

Я не знаю. Михаил Иванович мне не вносил предложение.

Вы определились или нет?

Русый М.И.: Жлобин предлагается, чтобы принять ”Дажынкі“ текущего года.

Лукашенко А.Г.: Ну если Жлобин, значит, Жлобин. Хотя я понимал и воспринимал аргументацию губернатора о том, что Гомель надо поднять.

Но при этом вы должны понимать, что шальных денег там не будет. Мы будем делать только то, что нужно будет для Жлобина. Все же думают: раз ”Дажынкі“, значит, что-то дадут. Конечно, дадут. Конечно, подстегнем. Конечно, после ”Дажынак“ там будет совсем другой город.

Внесли Жлобин (у меня, правда, таких предложений еще на столе нет) – я рассмотрю этот вопрос. Коль мнение Правительства и губернии едино, пусть будет Жлобин.

Каменский Д.: Спасибо.

Ходосовский В.В. ( главный редактор газеты ”Белорусы и рынок“ ): Александр Григорьевич, хотелось бы вернуться к самой актуальной теме дня – это модернизация.

Объявлена грандиозная программа. В общем-то нет сомнения, что она необходима. Тем не менее мы уже не в первый раз слышим о задачах по модернизации. В минувшей пятилетке, может быть, конъюнктура внешних рынков была благоприятной и потому не дошли руки до модернизации. Потом в конце 90-х была принята программа развития промышленности до 2015 года – тоже модернизация, она продлена до 2020 года.

В связи с этим могли бы Вы обозначить четко, чем отличается нынешняя программа от тех шагов, которые предприняты до сих пор? По крайней мере, какие главные цели обозначены? Это рост ВВП, рост зарплаты, ликвидация какой-то критической ситуации в отраслях промышленности?

Второе. О финансах Вы сказали. А есть ли какой-то продуманный механизм, который гарантирует, что финансы не пропадут и мы в очередной раз не затоваримся?

И, наконец, самый болезненный вопрос, на мой взгляд, – это социальная позиция. Готово ли наше общество, в частности управленцы, к такой модернизации? Сегодня такое ощущение, что ставка делается все-таки не на мнение, а на административный ресурс: это Указ № 9, это смена директоров, это готовящийся документ по владельческому надзору – то есть усиление роли государства. Возможна ли вообще модернизация при таком развитии событий?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Я считаю, что возможна. Может, кто-то считает иначе. Вы зря сказали, что тогда мы принимали решение о модернизации и вроде что-то не получилось… Я однажды приводил пример, что мы несколько десятков миллиардов долларов вложили в развитие агропромышленного комплекса – это огромная сфера, самая тяжелая для модернизации. И мы там кое-что сделали. Результат есть: раньше самим есть нечего было, а сегодня уже на 5 миллиардов долларов продаем, к 2015 году надо подойти к 7. Сегодня все отмечают, что у нас сельское хозяйство более-менее приличное. Это результат модернизации.

Модернизация коснулась и отдельных направлений культуры. А возьмите здравоохранение… Мы же в будущем году полностью закончим модернизацию здравоохранения. А там миллиарды долларов!

Я только что сказал: мы отстали в промышленности. Не потому, что не обращали на нее внимания, а потому , что промышленность – это не село, здесь всë под крышей, компактно, люди другие. Думали, промышленность сама на себя должна заработать и вести модернизацию. Вот подними Семашко, он вам начнет рассказывать о наших нефтеперерабатывающих заводах, крупняке этом, где есть планы модернизации. Я только что привел пример БелАЗа. Вы, наверное, и внимания не обратили, а ведь уже под крышей новый завод. К концу года, по крайней мере, этот завод выпустит новые автомобили грузоподъемностью почти пол тысяч и.

То есть шла модернизация точечно.

Сейчас мы придаем общегосударственное значение совершенствованию агропромышленного комплекса.

Видимо, вы прослушали, вопрос не стоит ”надо не надо“, ”готово общество не готово“, потому что это вопрос сродни тому, хотите вы жить или нет. Естественно, хотите.

У нас выбора нет. Почему? Потому что усиливается конкуренция. Наши основные рынки по экспорту – Евросоюз и Россия, они на месте не стоят. Наверное, с этим спорить не станете. Они богаче, сильнее, и судьба наша такая: если мы не модернизируемся, мы от них отстанем, а значит, мы свой товар просто не продадим, он будет неконкурентоспособным.

Поэтому быть или не быть модернизации? Быть! И об этом сказано давно. Но сейчас очень остро стоит этот вопрос, особенно в связи со вступлением России в ВТО. Через 5 – 7 лет все будут в равных условиях, не будет у России никаких преференций, на которых мы сегодня пока еще работаем.

Усиливается конкуренция за рынки сбыта. И значит, надо иметь дешевую конкурентоспособную продукцию.

Вот главный ответ.

Поэтому хотите вы и общество или нет – это уже не принимается во внимание. Хотим жить – надо создавать новую промышленность, надо продолжать модернизацию сельского хозяйства, транспорта, связи, выстраивать логистику. Что мы и делаем.

Но сейчас обострился этот вопрос. Потихоньку, точечно, как раньше, не получается – надо усиливать. Но не огулом, не чохом, потому что, правильно вы сказали, потеряем деньги. Поэтому Премьер-министру поставлена задача – выделить предприятиям под модернизацию свои собственные средства, кредитные ресурсы плюс поддержка бюджета. Мы прольготируем все процентные ставки по кредитам под модернизацию – для этого заложены триллионы рублей в бюджет. Но сказано четко: определить под эти объемы конкретные модернизационные планы, и руководитель предприятия, руководитель региона, министр, Премьер-министр отвечают персонально за сроки, деньги. Не сделаете – голова с плеч. В этом административный ресурс.

Если вы считаете, что рынок нам все решит, то я так не считаю. Практика моей работы показывает, что рынок, к сожалению, ничего не решит – всë решают люди. Здесь должны быть и экономические методы принуждения к труду и исполнению обязательств, и административные методы. Дело вкуса – соотношение этого всего.

Когда где-то в середине будущего года полностью закончим деревообработку, я вас приглашу на эти предприятия, и вы сравните старое и новое. Я уже видел несколько таких. Слушайте, это не сегодняшний век – это будущий век.

Древесины у нас хватает. И рынок – только давай эту продукцию с модернизированных предприятий. Со старых брать уже не хотят – не та продукция…

Я видел это. И там, где крутанул резко, сделали. Ну да, кто-то меня осудит… может, завтра, может, послезавтра, через пять-десять лет. Но останется настоящий памятник нашему времени – предприятие, которое мы создали, и продукция, которую можно продать в любой точке мира. Потом забудутся плохие декреты и указы, а останется предприятие, на котором будут работать люди.

Такая у нас сегодня система, что где-то надо и напрягать кого-то.

Вот я привожу пример конкретный, абсолютно рыночный – камвольный комбинат. Производили 20 – 22 миллиона погонных метров тканей (мы с вами костюмы носим из этих тканей). Загубили… Уже несколько раз подступались к модернизации и восстановлению предприятия. В последний раз ко мне пришли с предложением сделать это рыночным образом. Я никого не давил. Ходили рыночники ваши, предприниматели, жулики, бандиты, принесли мне проект, положили на стол. Приезжаю туда. Первый вопрос: «Александр Григорьевич, это всё взрываем, сносим, здесь новый завод строим». Конечно, ужасное состояние этого предприятия. Но мне, чуть разбирающемуся в хозяйственной деятельности (когда-то приходилось строить), было очевидно, что здание крепкое, построено надежно – в советские времена был флагман. Да, запустили здание, но, может быть, его лучше подчистить, где-то что-то поправить... Спрашиваю: ”Можно его восстановить?“ ”Да мы, – говорят, – многое уже тут сделали по крыше“. А стены там вообще не пробьешь бронебойным снарядом. Говорю: ”Так зачем ломать это? Давайте приведем в порядок: поставим новые станки, остеклим там, где даже пленкой не закрыто (ветер гуляет!), утеплим (сейчас стеклопакеты есть), потолок подвесим, если надо“. п оработали специалисты, говорят: ”Александр Григорьевич, и потолка не надо. Было же тут в советские времена, когда комбинат работал, жарко, окна открывали“. Вот, оказывается, не надо ничего сносить и не надо строить рыночным образом новое предприятие. Подсчитали: дешевле будет модернизировать и оснастить самым современным оборудованием. И под это уже иностранцы готовы продавать нашу продукцию.

Вот административное решение, мной оно принято. Ну что в этом плохого?! А если бы я рыночным путем пошел, наш бы Мальцев взрывал, Жадобин (Ю.В.Жадобин – министр обороны) бы это все вывозил, строили бы новое предприятие и тратили бешеные деньги.

Поэтому человеческий фактор очень важен.

Ходосовский В.В.: Не сведется ли вот такая модернизация к латанию дыр? т о есть модернизация, на мой взгляд, это придание какой-то системы.

Лукашенко А.Г.: Модернизация может идти системно, широкомасштабно по всей стране, а может модернизироваться одно предприятие, второе, третье, потому что нет необходимости все предприятия модернизировать. Это во-первых. Во-вторых, может быть, просто денег нет на все предприятия? А может, на большие объемы денег нет и желания нет? Поэтому система может быть разной. Должна быть система, но в данном случае жизнь подперла так, что нам надо в больших объемах модернизировать наши предприятия. Подшипниковый завод – надо, ”Интеграл“ – надо, никуда не денешься, отсталый. Я называю из разных отраслей. л адно, ”Планар“ более-менее работает. ”Витязь“ – надо, ”Горизонт“ – тоже, хоть он с китайцами как-то ”кувыркается”, работает, но тоже надо… Везде, на каждом предприятии надо, ибо завтра они просто не нужны будут. А значит, людей повыкидываем с предприятий, работать некому будет.

Вы в том правы, что есть опасность потратить много денег впустую. Нужен определенный контроль. И в этом плане, конечно, нужна система. Вот я и говорю, какая это будет система – выбираем конкретные проекты, ответственных людей, они защищают эти проекты. И под них – деньги.

Это что касается государственных предприятий. Но у нас же огромный сектор негосударственных предприятий. Мы туда не лезем. Они сами попросят, если им надо удешевить ставку, еще что-то – мы им просто поможем. Но их не надо подстегивать, у них свои деньги, они их тратят, зная, как это делать. Почему мы должны еще в частный сектор, в вашу газету вмешиваться и разруливать какие-то вопросы?! Пролетите – сами виноваты. Конечно, мы будем подсказывать, чтобы не было вам плохо (потому что потеряем налоги и зарплату, и коллектив), но все-таки вам принимать решения.

Пока же говорим о крупных государственных предприятиях, где нам (государству) как собственнику надо принимать решения.

Я не знаю, почему вы так против участия государства в экономике? Это единственная у нас с вашей газетой нестыковка. Вы считаете, что рынок всë отрегулирует и не надо вмешиваться. Да ради бога, для меня было бы легче уйти оттуда. Ну как уйти, когда я вижу, что завтра будет труба, если государство оттуда уйдет?!

Может, когда-то мы доживем, что все будет саморегулироваться. Может быть. Но я уже не первый год Президентом, как и вы главным редактором. И я вижу, как оно саморегулируется…

В каждом государстве свой регулятор. Он не виден, он не так публичен, как у нас, поскольку там менталитет у людей другой, совсем по-другому экономика формировалась. Но все равно государство рычаги держит под контролем. И не дай бог, где-то что-то пошатнулось – немедленное вмешательство.

А я боюсь уйти из экономики, потому что потом, чтобы вмешаться и рычаги какие-то применить, их надо будет заново создавать. Время потеряем. Я на этом переломном этапе, когда мы ломаем старое и создаем новое, боюсь оттуда уходить, потому что не во что будет потом возвращаться. Вот в чем вопрос.

Провалинская Н.А. ( корреспондент издания ”Белгазета“ ): Александр Григорьевич, не так много времени осталось до следующих президентских выборов, а оппозиция уже периодически делает какие-то прикидки, рассуждает о возможных кандидатах и стратегиях. Скажите, пожалуйста, кого из наших оппозиционных политиков Вам было бы интересно видеть на следующих выборах если не в качестве реального кандидата, то, может быть, в качестве кандидата-спойлера или просто спарринг-партнера?

Лукашенко А.Г.: Это что такое ”спарринг-партнер“?

(Смех в зале.)

Провалинская Н.А.: Партнер по честной борьбе, скажем так, с кем было бы интересно помериться харизмой и рейтингом. И вообще, есть ли у нас сейчас оппозиционные политики с конструктивными взглядами, к полемике с которыми Вы готовы снизойти и рассматривать при этом их не как представителей "пятой колонны", а как адекватных, полноценных участников полемики?

Лукашенко А.Г.: Наташа, если вы будете участвовать в президентской кампании, я с большим удовольствием буду дискутировать везде, куда вы меня позовете. Я искренне это говорю. (Аплодисменты.) Потому что я еще верю, что эта "пятая колонна" вас не испортила, хоть вы иногда с ней сотрудничаете. Это во-первых.

Я не как кандидат вам говорю, я как Президент, потому что одному Господу известно, будет ли кандидатом в президенты нынешний Президент и кто там будет вообще. Я это говорю искренне, без всяких выкрутасов политических.

Что касается так называемых, как вы сказали, оппозиционных кандидатов, я как белорус их на каких-то руководящих постах в Беларуси вообще видеть не хочу. Понимаете? Это предатели интересов белорусского народа. А я хочу видеть людей, которые борются за независимую страну! Не просто языком ляпают, говоря об этой борьбе, а реально борются за свою страну!

Ну ладно, плохой Лукашенко – для них плохой, не нравится он им, но он – Президент. Примеры других государств показывают, как вести себя оппозиционеру, – н адо уважать выбор народа. Ну потерпите, критикуйте , но критикуйте не в ущерб белорусам ( как я приводил пример по растворителям и разбавителям). Даже если бы Лукашенко – так никогда не было, но, к примеру, – кого-то кинул, обманул и прочее, то это в твоих же, негодяй, интересах. П риди ты к этому Лукашенко, разберись. Я тебе расскажу, как это все было, – кинул или не кинул. Так они же нарочно делают это… подъедают… Посол докладывает туда, что у нас часть общества тоже поднимает этот вопрос, критикуя Президента. А там все думают, что меня здесь ”бьют“ за это. Зачем они это делают?

Я часто привожу такой пример: у чехов взяли кредит, когда жрать нечего было, когда мы меньше 5 миллионов тонн хлеба собрали (нечем было собирать), тогда кормить нечем было не то что скот – людей нечем было кормить. Мы взяли то ли 40, то ли сколько миллионов долларов у чехов. Те же политики, о которых вы говорите и которых записываете мне в спарринг-партнеры, бегали и кричали: ”Не давайте белорусам это, няхай падохнуць“. Вы, Наташенька, тогда под стол пешком ходили, Вы еще очень маленькой были тогда, но многие это помнят. Так это что, будущие руководители Беларуси?! Страшно и опасно, что после меня пойдет с молотка все то, за что я цеплялся, чтобы сохранить для Беларуси, создавая это государство!

Вы как считаете, я должен за это переживать? Должен!

Вот я их поэтому так и оцениваю. А не потому, что Фядута или Лябедзька, которые были рядом, возле ”корыта“ этого, там чмокали больше, чем кто-нибудь. Чтобы вы знали: они от Лукашенко ушли, потому что портфели им малые дали. Они же Лукашенко к власти приводили... Ну как они приводили, понятно, особенно сейчас я это понимаю. Но тем не менее они были рядом, общество это помнит. Сегодня они выступают против Лукашенко: он такой, он сякой, но вы же за Лукашенко агитировали – так отвечайте сейчас!

Наташа, вы на меня смотрите удивленно, потому что вы этих нюансов не знаете. Они все были в оппозиции с Лукашенко. Лукашенко же не из власти пришел в Президенты, а из оппозиции. Но у нас оппозиция была – Лукашенко, Шушкевич, Позняк. Вячеслав Францевич (Кебич) от действующей власти, премьер-министр. Четверо основных было. Я случайно в этой компании оказался, всегда об этом говорил. Абсолютно случайно. Кто, думаю, за меня, которому 40 лет не было, будет голосовать? Но мы, маленькая группа людей, ввязались в эту драку. И народ увидел, что мы искренне хотим что-то сделать. Глядя на тот крен, который тогда был взят под руководством "пятой колонны" во главе с Шушкевичем, народ понял, что страна этим путем идти не должна. И люди поставили на Лукашенко. Так Лукашенко пришел к власти – из оппозиции, но не из националистической, профашистской, не из радикальной оппозиции, а из нормальной оппозиции, которая критиковала и что-то предлагала. Мне удалось победить тогда. Да, в первом туре сфальсифицировали выборы. Я это теперь знаю. Но я спокойно к этому отнесся и против того же Вячеслава Францевича, который этим тогда занимался, и его команды никогда не воевал. Зачем? Знаете, кто был у Кебича начальником штаба? Не знаете? Михаил Владимирович Мясникович (Премьер-министр) – г лавный борец против меня – всю эту кашу заваривал. Он стал у меня через несколько лет главой Администрации, был вице-премьером. Человек хотел работать, грамотный человек. Он был востребован – пожалуйста, иди и работай. Я не боялся этого.

Я же из того, старого, правительства многих пригласил. И от нынешней "пятой колонны" – Лябедзька, Фядута, Виктор Гончар был, Карпенко, – пожалуйста, идите и работайте. Но Лябедзька сказал: ”Хм, министром образования?.. Нет, я не пойду. Я пойду только министром иностранных дел“. Я говорю: ”Толя, кто с тобой будет разговаривать? Какой министр иностранных дел с тобой будет разговаривать? п оработай пока здесь“. – ”Меня это не удовлетворяет“. Ну не удовлетворяет – иди. Гончар не захотел быть вице-премьером по социальным вопросам, как Анатолий Афанасьевич (Тозик). п оработал несколько дней – ушел. Карпенко тоже не врагом был, поработал – ушел. Почему ушли? Считали, что срок жизни Лукашенко 3 месяца, ну максимум полгода, а потом народ его сметет. Потому что была критическая ситуация в стране. А этот Лукашенко возьми да и выживи… И путается у вас под ногами уже почти два десятка лет...

Вот как было, Наталья. А вы говорите − спарринг-партнеров. Они уже были у меня в спаррингах.

(Смех в зале.)

Лебедева О.В. ( главный редактор газеты ”Голас Расоншчыны“ ): Александр Григорьевич, спасибо огромное, что уделили нам сегодня столько времени.

Лукашенко А.Г.: Что там, в Россонах? Скажите об этом лучше. Как вы зимуете?

Лебедева О.В.: Хорошо зимуем. Тепло, уютно, все замечательно.

Лукашенко А.Г.: Ну вот видите.

Лебедева О.В.: Но, как часто бывает, может быть, сегодня мы не упомянули о чем-то важном, на чем еще можно было бы сделать акцент?

Лукашенко А.Г.: Капитальный вопрос под занавес. Знаете, мне очень приятно всегда с вами встречаться и разговаривать, особенно с журналистами. Знаете почему? Во-первых, вы люди, которые имеют свою точку зрения, свою позицию. Я не скажу, что в нашей сегодняшней аудитории большинство оппозиционно настроенных к Президенту, нет. Я за это вам очень благодарен. Кстати, жизнь сейчас такова, что идеологическая работа, массовая работа с населением (я пр идаю этому большое значение и не скрываю этого) невозможна без журналистов. И когда я бываю в областях (а вы видите, что я в каждой области постоянно бываю, и по нескольку раз), мне все газеты привозят: и "районки" привозят, я их смотрю, но не знаю, так ли они сейчас называются – "районки" или нет?

Лебедева О.В.: Да.

Лукашенко А.Г.: Может, уже по-другому? Но в мое время было так.

Лебедева О.В.: Так.

Лукашенко А.Г.: И основные газеты привозят. Я интересуюсь все-таки, о чем пишут, как пишут. Не скажу, что я с восторгом все воспринимаю, потому что некоторые как были с советских времен кондовыми, так и остались. Как выдавали эти таблицы по уборке, так и выдают. Хотя и это тоже важно, потому что руководители сравнивают лучших людей и прочее. Но меня очень удивляет: и внешне, и по содержанию многие газеты меняются. Просматривая эти статьи, я с удовлетворением отмечаю: много местного материала, это тоже правильно. Конечно, надо несколько больше и материал республиканского уровня с уклоном к местному давать, не думая о том, что ”Советская Белоруссия“ это опубликует. Все-таки когда это в "районке" публикуется, то у населения совершенно иной подход. Да и доверие совсем другое и к районной прессе, и к тому, что публикуют. Поэтому я вообще был инициатором, чтобы хотя бы раз в год на итоговую пресс-конференцию к Президенту обязательно приглашали и руководителей газет, и журналистов из глубинок. Это очень важно. Чтобы люди видели, что Президент присутствует и в их районной газете. Это была моя инициатива. Конечно, если бы была сотня журналистов − мне было бы проще работать.

Но я возвращаюсь к тому, что вы люди своеобразные, со своей точкой зрения, притом въедливой − у журналиста ведь характер такой. Ладно, тут журналисты, так сказать, оппозиционные, как Алена (конечно, это более прагматичный человек), есть и радикальные, и они еще, знаете ли, с таким изуверством тебя изматывают на что-нибудь, выкручивая тебе все изнутри. Но вы также очень информированные люди. И самое главное, что порой неправильно информированные или недоинформированые по какому-то вопросу.

Встречаясь с вами с глазу на глаз, − уж верите вы мне или нет, это дело ваше, − я стараюсь искренне отвечать на вопросы. И коль я уж сказал, что будет так, то оно будет так. Польза уже в том, что вы приехали и расскажете об этом своим читателям.

Поэтому, беседуя здесь, мы с вами уже затронули столько проблем, столько тем, что мне трудно сегодня обозначить какую-то проблему, которую мы не оговорили.

Корень моей политики – это честность, искренность в обеспечении спокойной жизни людей. Знаете, спокойная жизнь − скучная. Но какой-то политик сказал: ”Я завидую тем, у кого такая скучная жизнь“. Значит, она спокойная, без всплесков. Были у нас определенные беды в определенные годы, это всколыхнуло всю нацию. Но скажите по прошествии времени, кому от этого легче? Где-то взорвали, где-то еще что-то случилось. Это плохо, народ к этому привыкает. Поэтому я хотел бы, чтобы вот этих случаев, когда отец везет своего ребенка в школу и раздавил его одноклассницу или одноклассника, когда милиционер, который должен был применить оружие (и я требую) против этих бандюганов, закрывая своего человека, получает две пули в грудь, − чтобы этих случаев не было. Понимаете, у меня в жилах кровь начинает кипеть. Ну как можно довести до того, чтобы бандит достал пистолет и застрелил милиционера?! Во-первых, милиционер не подготовлен, он не должен допустить того, чтобы кто-то выхватил пистолет первым!

Всего в этой жизни хватает: и мелочей, и крупных вещей. Но наше общество на это жестко реагирует.

Погиб этот мальчонка в школе под колесами – это мгновенно дошло до Президента, всколыхнуло все общество. Журналисты начали бурлить так, что я уже думаю: хотя бы перебора не было. То же самое по милиционеру.

Это главное − нам надо всеми силами обеспечить мир и покой на нашей земле! Поверьте, я ничего не нагнетаю, мне это не надо ни для пиара, ни для чего иного (даже если я завтра Президентом не буду, я уже вот так наработался!), но вокруг Беларуси, вокруг нас сегодня ходят и зубами щелкают, как стаи голодных волков. И они оказывают влияние на определенных людей. И вот они иногда выскакивают к микрофонам, порой не понимая ничего в этих процессах: палітвязні, еще что-то. Какие ”вязні“?.. У нас нет ни одной политической статьи в Уголовном кодексе. Ни одной! Какой он палітвязень?! Если Давыдько вывалит эту предвыборную кампанию, возьмет одного этого ”палітвязня“, который там остался, и покажет его дебаты, этот оскал, эту злость… Я же не лез, я же никого не трогал, я вообще дистанцировался от этой кампании. Вот эта злость в прямом эфире… Но вы хотели прямой эфир – нате вам прямой эфир. Что мы от этого получили – плошча, плошча, давай свергай.

Нам надо мир и покой! Все, эти зубами щелкающие, эти стаи будут нам по периметру границы аплодировать, когда у нас будет раздрай в стране. А раздрай будет означать немедленную гибель нашего государства. Немедленную – у нас нет ни нефти, ни природного газа, у нас нет огромных запасов полезных ископаемых, которые можно достать и бросить на то, чтобы стабилизировать обстановку. Посмотрите, в России все это есть, но не так легко ее стабилизировать, когда она дестабилизирована, когда там хаос. Это не так просто. Вот тогда будем считать и военных, и оружие, и будем неизвестно кому платить за все это.

Поэтому главное – чтобы у нас в стране был мир и спокойствие! Это не значит, что мы не должны видеть плохое, что мы не должны критиковать. Это надо делать, нужно критиковать.

Я смотрю иногда у Давыдько ”Клуб редакторов“. Там Павел Изотович и другие редакторы. Вот иногда сяду и думаю: ”Ну, послушаю, ведь все же свои. Приглашают туда несколько оппозиционных. Ну, послушаю“. Сколько там корректно (они это делают корректно) высказано – у меня пальцев на одной руке не хватает, сколько они критических замечаний высказывают в адрес власти.

Любая критика меня ранит. Ведь можно же по-разному сказать: ”Ты, Лукашенко, такой-сякой“… Но ты откуда этого Лукашенко знаешь? Ты его по телевизору увидел два раза. Какой он – ты не знаешь, а позволяешь себе судить о Лукашенко, притом в таком тоне, в таких выражениях… Не забывай, что ты прежде всего сам себя ставишь в неловкое положение.

Не надо друг на друга накатывать. Не надо драться друг с другом. У нас хватает противостояния. У нас есть против кого стоять. И мы это должны делать вместе, земля у нас одна. Неужели вы думаете, что те, кто уехал в Лондон или еще куда-то, там рады, что они там желанны? Они всегда будут желанны здесь.

Поэтому давайте беречь свою землю, нам другой никто не даст. Дай бог эту землю удержать. И проблем у нас предостаточно. И давайте вы не будете говорить, что мы неправильно решаем эти проблемы или решаем не те проблемы, которые надо решать. Это главное. И на этом мы можем подвести черту в нашем разговоре.

Единственное, чем я остался недоволен… Я уже обозначал эту проблему на прошлой пресс-конференции. Я говорил, что если я приезжаю в область, то нужно найти время для разговора журналистов области с Президентом. И тут Администрация Президента и Радьков недоработали, ни в одной области этого не исполнили! Делайте выводы.

Журналисты – оппозиционные или неоппозиционные – все должны видеть и слышать Президента, они по-разному донесут то, что сказал Президент. Это важно.

Спасибо вам большое, что приехали сегодня!

Извините, если я не удовлетворил интерес кого-то.

Все ваши вопросы, замечания и предложения будут осмыслены, проанализированы, а по основным важным вопросам будут обязательно приняты решения.

То, что вы на меня воздействовали, – я вам откровенно говорю, это правда. Ну, а как иначе… Я вынужден с вами считаться. Я вас всех люблю, уважаю, но даже если нет, я вынужден с вами считаться, потому что без вас невозможно эффективное осуществление политики.

Спасибо вам.

(Аплодисменты.)

К 70 летию со дня прорыва Ленинградской блокады

 

Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов поздравил жителей Шлиссельбурга с 70-ой годовщиной со дня освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

Завтра Крещение. Где можно безопасно окунуться?

В ночь с 18 на 19 января будет отмечаться православный праздник Крещения Господня.

 

Как сообщает пресс-служба Главного управления МЧС России по Саратовской области, безопасность населения на водных объектах области в период проведения традиционных Крещенских купаний будет осуществляться силами спасателей и сотрудников Государственной инспекции по маломерным судам. Кроме того, в местах сбора купающихся для оказания медицинской помощи будут дежурить медики, а для поддержания общественного порядка – сотрудники полиции.

 

Всего в области будет организовано 28 мест для купания:

- г. Саратов: Набережная Космонавтов (Ротонда) и пос. Затон;

- г. Вокресенск;

- в Саратовском районе: в пос. Пристанное и в пос. Синенькие;

- в Энгельсском районе: городской пляж, п. Приволжский л/б «Буревестник», набережная с. Кр. Яр и с. Генеральское;

- в Марксовском районе – городской пляж л/б «Кристалл»;

- в Вольском районе - с/х Плодовой;

- в Балаковском районе – судоходный канал (район 7-го микрорайона) и р. Балаковка (Старый город);

- в Хвалынском районе – оз. Святой источник;

- в Балашовском районе – городской пляж и пляж комбината плащевых тканей;

- в Красноармейском районе – с. Мордово (т/б Маяк - 2);

- в Пугачевском районе - г. Пугачев (тер. Женского монастыря);

- в Ершовском районе - пос. Тулайково и пос. Учебный;

- в Ртищевском районе - г. Ртищево;

- в Аткарском районе - г. Аткарск;

- в Ровенском районе - р.п. Ровное, с. Ст. Привольное и с. Яблоновка

Во всех указанных местах для купаний будут нести дежурства сотрудники Областной службы спасения и инспектора ГИМС.

 

Во избежание несчастных случаев запрещается:

• купание без представителей служб спасения и медицинских работников;

• купание детей без присмотра родителей или взрослых;

• нырять в воду непосредственно со льда;

• распивать спиртные напитки, купаться в состоянии алкогольного опьянения;

• подъезжать к купели на автотранспорте;

• находиться рядом с прорубью группе болеей 20 человек;

• купание группой более 3 человек.

Рекомендуется соблюдать следующие правила:

• перед купанием в проруби необходимо разогреть тело, сделав разминку, пробежку.

• к проруби необходимо подходить в удобной, нескользкой и легкоснимаемой обуви, чтобы предотвратить потери чувствительности ног.

• проследите за тем, чтобы лестница для спуска в воду была устойчивой.

• окунаться лучше всего по шею, не замочив голову, чтобы избежать рефлекторного сужения сосудов головного мозга.

• не находиться в проруби более 1 минуты во избежание общего переохлаждения организма.

• если с вами ребенок, слетите за ним во время его погружения в прорубь.

• после купания (окунания) разотритесь махровым полотенцем и наденьте сухую одежду.

Национальность может вернуться в паспорт

image3879254

 

Депутат Государственной Думы, первый секретарь Саратовского обкома КПРФ Ольга Алимова, стала соинициатором законопроекта о российском паспорте, в котором вновь предложено указывать национальность.

«Разумеется, речь идет о том, что бы вернуть в паспорт графу «национальность». Это главное в законе. С этой инициативой вышла Тамара Плетнева, госдеп от КПРФ из Тамбова. Она учитель и сама является немкой. Говорит, что каждый гражданин должен иметь в основном документе такую графу. Поскольку есть исчезающие малые народности, и если у них отсутствует запись, что являются носителем определенной национальности, они могут быть лишены каких-либо льгот, которые для них предусмотрены», - пояснила собеседник издания.

По словам парламентария, сейчас доказать свою национальность невозможно. «Кроме того, некоторые ее стесняются. Кто-то не желает говорить, что он еврей или мордва. Ссылаются на американцев, хотят быть обезличенными. Я к такой категории не отношусь. С гордостью напишу, что я русская», - отметила Ольга Николаевна.

Одним из соавторов закона является Геннадий Зюганов. «В настоящее время законопроект подписали порядка 9 человек, его уже отправили на согласование. Не исключено, что после заключения соответствующих служб, в документ будут внесены дополнительные поправки. А потом планируем его внести на рассмотрение комитета и думы», - заключила госпожа Алимова.

«Единая Россия» в Госдуме блокировала принятие закона о прогрессивном налогообложении

 

er

 

15 января на заседание Госдумы был вынесен на обсуждение в первом чтении законопроект фракции КПРФ, по которому предлагалось ввести прогрессивную шкалу налога на доходы физических лиц и повысить стандартные и имущественные налоговые вычеты. Это является одним из основных антикризисных предложений КПРФ, но фракция «Единой России» заблокировала принятия этого важного для страны закона.

 

Результаты голосования

 

За – 201 (из них КПРФ – 91, ЛДПР – 56, СР – 54), против – 0, воздержалось – 0, голосовало - 201, не голосовало – 249 (из них ЕР- 236). В итоге законопроект не был принят.

 

Международным брендам в Китае всегда найдется замена

Международным брендам в Китае всегда найдется замена

Крупнейшие поставщики для KFC и McDonald's шаньсийская корпорация Suhai и шаньдунская группа Liuhe незаконно использовали антибиотики и запрещенные гормональные препараты для стимулирования роста белых кур.

В Заводском РК КПРФ определена лучшая первичка

kprf

 

27 декабря 2012 года состоялся открытый Пленум Комитета Заводского районного отделения КПРФ города Саратова, который утвердил итоги социалистического соревнования между первичными партийными отделениями.

Заслушав и обсудив доклад первого секретаря Заводского районного отделения КПРФ г. Саратова Д.В. Сорокина о решении Бюро Комитета от 23.12.2012 г. об итогах социалистического соревнования между первичными партийными отделениями ЗРО КПРФ г. Саратова, пленум отмечает, что прошедший 2012 год прошел в напряженной и успешной работе и стал важной вехой на пути развития и укрепления районной партийной организации, серьезным экзаменом для всех первичных партийных отделений. Работа ЗРО КПРФ отмечена при подведении итогов работы на уровне областной партийной организации, присуждено второе место среди районных и местных отделений КПРФ за 2012 год.


В работе пленума принял участие секретарь Комитета Саратовского местного отделения КПРФ Г.А. Турунтаев. В своем выступлении тов. Турунтаев поблагодарил коммунистов и сторонников КПРФ за самоотверженную работу и пожелал Заводской районной партийной организации успехов в следующем, 2013 году.

В своем постановлении Пленум Комитета Заводского районного отделения КПРФутвердил решение Бюро Комитета от 23.12.2012 г. об итогах социалистического соревнования между первичными партийными отделениями ЗРО КПРФ г. Саратова, по следующим критериям:

- уплата членских взносов;

- сбор пожертвований;

- подписка на газеты: «Коммунист – век ХХ-ХХI», «Правда», «Советская Россия»;

- участие в протестных акциях;

- участие в избирательных кампаниях в 2012 г.,

и присудил I место — первичной организации №1 «Улеши» — секретарь Т.Г. Червакова, II место — первичным организациям: № 6 «1-я Пролетарка» — секретарь В.Е. Кучеров, №9 «Реч. Порт, пос. Юриш» — секретарь П.Н. Калмыков, III место — первичным организациям: № 7 «3-й жилучасток» — секретарь Г.В. Содомцев, №12 «4-й жилучасток» — секретарь Ю.П. Лукьянов.

Переходящее Красное знамя победителя социалистического соревнования было вручено секретарю первичной организации №1 «Улеши» — Т.Г. Черваковой.

После завершения работы пленума состоялось торжественное собрание, посвященное 90-летней годовщине образования СССР. Активным коммунистам и сторонникам партии были вручены памятные медали ЦК КПРФ, почетные грамоты обкома, горкома и райкома КПРФ.

Ольга Алимова. С Днём российской печати.

 

 

image3879254

 

Уважаемые журналисты, работники полиграфии, средств массовых коммуникаций!

Примите мои самые искренние поздравления с Днем российской печати!

Наша страна издавна считается самой читающей в мире, и даже сегодня, при бурном развитии электронных СМИ, невозможно представить жизнь без газет, журналов, книг.


Современные газеты и журналы, радиопрограммы, телевизионные каналы, интернет-издания – не просто источники новостей. Это – активные дискуссионные площадки, публикаторы мнений и точек зрения, многообразие которых способствует формированию общественного мнения и развитию гражданского общества.

При всех издержках свободы слова, которые мы видели в последние годы, большинство саратовских СМИ не теряют главных качеств журналистики – объективности, оперативности, аналитичности.

Ответственность перед обществом, честность, высокая гражданская позиция – эти качества во все времена отличают настоящих профессионалов, работающих в СМИ. Вам присущи понимание силы журналистского слова и чувство гражданской ответственности.

Искренне признательна всем, кто со страниц печатных изданий, в эфире, в интернет-пространстве компетентно и объективно освещает актуальные вопросы жизни нашей области.

Желаю вам крепкого здоровья, остроты пера, неустанного стремления к творческим удачам и находкам, поиску интересных событий и героев!

Депутат-коммунист Госдумы ФС РФ О.Н. Алимова

Дмитрий Сорокин. Кому мешает саратовский трамвай?

sorokin

Наступление на саратовский городской электротранспорт началось не сегодня и не вчера. Еще во времена губернаторства Д.Ф. Аяцкова были ликвидированы трамвайные маршруты №№1,15 под предлогом устранения автомобильных пробок по пути следования этих трамваев. Как это помогло в решении транспортной проблемы? Можно сказать, что никак. Пробки как были, так и остались. Были бы они больше или меньше, вопрос спорный, но, несомненно одно: вместо экологических трамваев появилось огромное количество чадящих и явно не озонирующих городской воздух автобусов и микроавтобусов. При этом, огромные деньги вместо городского бюджета потекли рекой в частный карман. Увы, можно с печалью вспомнить варварское уничтожение в те же времена самого нового и перспективного Ленинского трамвайного депо.
Сейчас, в городе давно «рулит» другая команда, но курс на уничтожение трамвайного транспорта к сожалению, продолжается: уничтожен двенадцатый маршрут, готовятся к уничтожению, точно также, по-варварски, по другому не могу это назвать, третий и девятый трамвайные маршруты. С точки зрения пассажира этого вида транспорта я могу назвать такие действия городской власти полнейшим безумием и вредительством. Огромный пассажиропоток будет вынужден добираться до центра города «на перекладных». Допустим, что из Ленинского района на переполненных и торчащих в пробках старых автобусах это можно будет сделать, но как прикажете добираться до Крытого рынка с Пролетарки, Агафоновки? Часами ждать свободного места в «Газели», или по обрезанному маршруту до Детского парка, а далее, туда-обратно – пешком? А как это можно будет сделать людям пожилого возраста, инвалидам? Городская власть об этом подумала? Я никак не могу понять, чего в решении убрать трамвай из Мирного переулка больше – глупости, или подлости?

Около года назад тысячи жителей заводского района подписали «Открытое обращение к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву и Губернатору Саратовской области П. Л. Ипатову», где, в частности, говорится: «В районе закрываются крупные предприятия и сокращает свою деятельность малый и средний бизнес. В районе растет реальная безработица. Заводчане вынуждены искать заработок в других районах города. Это хорошо заметно по многокилометровым автомобильным пробкам по утрам и вечерам, которые с каждым годом только уплотняются и удлиняются. На дорогу до работы и обратно заводчане тратят в загазованных пробках до 3-4 часов своего личного времени, однако городской и районной власти на это наплевать.
Общественный транспорт, обслуживающий район, в основном состоит из списанных в Европе вонючих и пыльных автобусов, опасных и некомфортных «Газелей» и горэлектротранспорта, о котором стоит сказать особо.
Сегодня интервал движения троллейбусов №№4 и 15 таков, что двадцать раз уедешь на параллельных маршрутках и автобусах, прежде чем их дождешься. В результате принадлежащие городу троллейбусы пусты и низкорентабельны.
Сейчас можно констатировать, что на протяжении последних пяти лет, в угоду транспортной мафии руками городского руководства последовательно уничтожается экологический горэлектротранспорт и его инфраструктура.
Запланированное еще при советской власти строительство Заводского троллейбусного депо в пос. Юриш, похоже, никогда не состоится.
Трамвайное депо - находится на грани закрытия и имеет самый изношенный подвижной состав. За пятнадцать лет в Заводское депо не поступило ни одного нового вагона, «новейший» трамвай имеет 1995 год выпуска.
Трамваи выходящие на линию – это латанные-перелатанные «скотовозы», но не общественный транспорт! Вместо «транспорта будущего» заводчане имеют дырявые полы, шатающиеся сиденья, дребезжащие и протекающие стекла, едкую пыль на полу и в воздухе, неотапливаемые салоны, постоянные аварии и сходы трамваев с рельс – вот как «любят», а на самом деле, презирают, нас руководитель МУП «СГЭТ» г-н депутат С.С. Крайнов и его патроны - О.В. Грищенко и А.Л. Прокопенко».
Что изменилось за это время? За исключением смены руководства МУП «СГЭТ» - ничего в лучшую сторону.

Ссылки зарвавшихся чиновников на некий «генеральный план» развития города, я кроме как несостоятельной чушью признать не могу, хотя если наши чинуши имеют ввиду немецко-фашистский «Генеральный план Ост», предусматривающий уничтожение славян и стирание русских городов с лица земли, тогда да, такая ссылка будет в самый раз!
По моему мнению, дело все же в другом и это очевидно. В настоящее время на месте бывших Торговых рядов по улице Сакко и Ванцетти начато строительство. Что это будет, очередной торгово-развлекательный комплекс или нечто иное, мы скоро увидим. Как говорят знающие люди, для подвоза строительных материалов на большегрузных автомобилях потребовалось освободить Мирный переулок.
Желание влиятельных бизнес-структур, стоящих за этой стройкой, для нынешней городской власти, видимо – закон, который она бросилась выполнять: естественно, за наш счет, естественно, наплевав на интересы саратовцев.
Возможно, что через пару лет, когда торговый комплекс будет построен, трамвай, «по просьбам трудящихся» и за счет бюджета, снова вернется в Мирный переулок. Хотя, может, и нет, не вернется, поскольку большой комплекс всегда нуждается в большой автопарковке.

Когда-то Саратов входил в тройку крупнейших и престижных городов Поволжья, наравне с Казанью и Нижним Новгородом и одним из символов преуспевания являлся саратовский трамвай. С конца 80-х годов 19-го столетия – конка, с 1908 года – трамвай на электрической тяге, все это стало славной историей жизни и созидания нашего города.
Думаю, что тот чиновник, который в угоду сиюминутным меркантильным интересам превращает трамвай из «транспорта будущего», в транспорт – без будущего, однозначно не любит Саратов, презирает и насмехается над его историей, и явно находится не на своем месте.
Мы обязаны защитить нашу историю, наш саратовский трамвай от посягательств временщиков и просто недалеких людей!

Борьба за сохранение парка от застройки не прекращается. Губернатор поручил создать рабочую группу во главе с министром строительства и ЖКХ Саратовской области Сергеем Канчером. В эту рабочую группу должны войти и общественники.

 

В рамках личного приема граждан 28 декабря 2012 года состоялась обещанная встреча губернатора Саратовской области В.В. Радаева с председателем неформального объединения граждан России «Интеллектуальный фонд «СОВЕСТЬ НАЦИИ» Д.В. Сорокиным, председателем Саратовского городского отделения созидательного движения «РУССКИЙ ЛАД» В.В. Масловым, и другими защитниками парка имени 60 лет Октября по улице М.Расковой, от незаконной застройки и его фактического уничтожения.


К сожалению, формат встречи не позволил принять в ней участие всем заинтересованным лицам и был ограничен количеством в пять человек, но, тем не менее, участникам удалось достичь некоторых результатов, которые можно оценить, скорее, как положительные.

Основным итогом стало решение губернатора о создании рабочей группы при правительстве Саратовской области, во главе с С.В. Канчером, заместителем председателя правительства Саратовской области, для выработки механизма решения указанной проблемы в интересах жителей Заводского района г.Саратова и заинтересованных лиц, в которую так же должны войти представители защитников парка.

Губернатор выразил заинтересованность в сохранении данной парковой зоны и пообещал, что со своей стороны сделает все возможное для этого.

На встрече присутствовали высокопоставленные чиновники, представители правительства области и администрации г. Саратова, в том числе, глава администрации МО «Город Саратов» А.Л. Прокопенко, который поведал интересную информацию о том, что все парковые зоны города, не имеющие официального статуса, в настоящее время «поделены», то есть, имеют хозяев – арендаторов. Оказывается, помимо владельца-арендатора двух участков в парке имени 60 лет Октября — ТСЖ «Феникс», существует еще шесть(!) и все они хотят немалых денег за свои участки. На что защитники парка выразили общее сомнение в законности выделения в аренду частным лицам парковой земли и потребовали проведения ряда экспертиз.

Участники встречи сошлись на мнении, что возможности сохранения парка имени 60 лет Октября есть и создаваемой рабочей группе предстоит эти возможности реализовать на практике, в противном случае, ситуация противостояния жителей с захватчиками парка грозит стать неуправляемой и с самыми непредсказуемыми последствиями.

Жители Заводского района борются за местный парк

Жители Заводского района борются за местный парк

© 2012 «Голос совести - media»