Лента новостей
 
 
Пред След
 
     

Друзья

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

http://media-gs.ru/images/phocagallery/emblemy/pravda.jpg


Медиа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Политика

 

 

 

 



Спорт

 

 

 

 



Власть

 

 

 


#РУССКИЙ_МАНДЕЛА. КОНЦЛАГЕРНЫЕ ПОРЯДКИ «ЧУМНОГО БАРАКА»


 

Без малого, почти год - столько ельцинско-путинский режим, так называемого «комитета по уничтожению России», держит в своих застенках одного из лидеров НОГР «ИФ СОВЕСТЬ НАЦИИ» рабочего Антона Сорокина по сфабрикованному обвинению в распространении наркотиков.

 


  

 

17 июня 2020 года исполняется 8 лет с момента создания неформального объединения граждан России «Интеллектуальный фонд «СОВЕСТЬ НАЦИИ» и принятия Манифеста, а незадолго до этого, 14 июня, будет ровно год, как в Волгограде, в результате провокации спецслужб, был незаконно арестован один из лидеров НОГР «ИФ «СОВЕСТИ НАЦИИ» – рабочий, член УИК №48 г. Саратова с правом решающего голоса, Антон Сорокин, задержание которого, как мы сейчас понимаем, было приурочено к семилетней годовщине объединения. Так нас «поздравила» антинародная власть.

 

О том, что оккупационный режим, руками своего общероссийского «гестапо», ведёт преступную, во всех смыслах, всероссийскую охоту за активистами НОГР «ИФ «СОВЕСТИ НАЦИИ», нам известно с самого начала деятельности нашего объединения, и, вступая на путь борьбы за освобождение России от власти воров и компрадоров, каждый наш соратник понимает, что преступный режим не щадит никого и не стесняется в средствах для расправы над неугодными. Эти «гестаповские» жернова готовы стереть в порошок каждого из настоящих русских патриотов. Иногда только остаётся радоваться, что всего лишь подкинули оружие, наркотики, запрещённую литературу, а не обвинили в педофилии или чём-то подобном. Но так везёт не всем и не всегда.

 

Власть особенно бесит то, что НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ» действует без регистрации, при этом, не нарушая законодательство Российской Федерации. Наши активисты «растворены» в различных политических партиях и общественных организациях, по этой причине «гестаповцам» нельзя нас полностью отследить и взять, что называется, «тёпленькими» всех и сразу. Тем более, не за что, если действовать без провокаций. Они понимают реальную угрозу для себя, которая может исходить от подобных нам объединений, заранее строящих свою работу на условиях борьбы с цифровым фашизмом и грядущим расчеловечиванием основ земной цивилизации.

 

Мы развиваем и адаптируем идеи непримиримой борьбы с оккупантами, присвоившими себе власть и богатства, принадлежащие всему народу, методами общенационального ненасильственного сопротивления, но при этом не скрываем, что мы – истинные революционеры, наши цели – полное освобождение России от пут неоколониального гнёта и разграбления, революционное преобразование общества во имя прогресса и процветания Родины.

 

Наша революция будет осуществляться исключительно мирными и законными средствами, насколько это будет возможно при наличии внутреннего противостояния с агентурой мирового глобализма, которая в любой момент готова развязать гражданскую войну, ради возможности угнетать и грабить Россию, как это сделал Борис Ельцин в 1993-м в Москве, а затем в 1994-м на Северном Кавказе.

 

Нас сложно привлечь за экстремизм и незаконные призывы к свержению власти, потому что «СОВЕСТЬ НАЦИИ» этим не только не занимается, но и успешно борется с провокаторами в своих рядах.

 

По этой причине, только за одно подозрение причастности к НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ», всем арестованным и осужденным нашим соратникам «гестаповцы» инкриминируют уголовные дела по тяжёлым, позорным и не подпадающим под амнистию статьям УК РФ, точно так же, как сейчас пытаются посадить Антона Сорокина за преступление, которого он не совершал, а именно покушение на распространение наркотиков.

 

Чтобы не навредить своим товарищам и не показывать «гестаповцам» эффективность их деятельности, мы не можем открыто назвать число задержанных и осужденных активистов, а так же, их фамилии и регионы проживания. Но наступит такой день и эти славные и героические имена станут известны не только в России, но во всём мире!

 

Одно из таких имён – Антон Сорокин, который сейчас незаконно отправлен «гестаповцами» за решётку. Фактически, Антон взят в заложники «оборотнями» в погонах и мантиях, из-за общественно-политической деятельности своего отца, но, несмотря на ухудшение здоровья, мужественно борется за своё честное имя и верит в победу над этими цепными псами антинародного режима, которые уже почти год пытают его в своих застенках и морально издеваются, пользуясь безнаказанностью и круговой порукой.

 

Возможно, у кого-то может возникнуть закономерный вопрос: а не пытается ли защита Антона Сорокина таким способом навести «тень на плетень» и прикрыть совершённое им преступление?

 

Давайте остановимся на фактах, которые уже были подробно изложены в материалах на сайте «Голос совести - media».

 

Начнём с основного: Антон Сорокин по российскому законодательству является спецсубъектом, как действующий член избирательной комиссии с правом решающего голоса, и к нему должен быть изначально применён особый порядок привлечения к административной и уголовной ответственности, а именно, санкция руководителя СУ СК РФ по Волгоградской области, тем не менее, с момента его задержания вплоть до отмены уголовного дела № 11901180001000291 этого не произошло.

 

Несмотря на отсутствие необходимой санкции от руководителя регионального СУ СК РФ и протесты Антона Сорокина, его права, как спецсубъекта, были многократно нарушены: а) полицией г. Волгограда: при задержании, в виде оказания психологического давления, применения угроз, пыток, в отказе Антону осуществить его право на звонок по телефону, в праве воспользоваться услугами адвоката по соглашению; б) мировым судьёй участка №116 Волгоградской области при назначении незаконного административного ареста сроком на пять суток; в) снова полицией, при незаконном возбуждении уголовного дела; г) Ворошиловским районным судом г. Волгограда, при избрании меры пресечения в виде содержания под стражей; и, наконец, д) прокуратурой Волгоградской области, не увидевшей этих нарушений, несмотря на многочисленные жалобы защиты в её адрес.

 

И всё же, защите удалось доказать незаконность возбуждения уголовного дела № 11901180001000291 в отношении А.Д. Сорокина по ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ 19.06.2019 года, старшим следователем по особо важным делам отделения по расследованию организованной преступной деятельности в сфере незаконного оборота наркотиков и оружия следственной части по расследованию организованной преступной деятельности СУ Управления МВД России по г. Волгограду, майором юстиции, И.В. Спиридоновой, совершённое с нарушением прав обвиняемого.

 

Это уголовное дело, впоследствии, было отменено, как незаконно возбужденное, руководителем Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области генерал-майором юстиции В.И. Семеновым.

 

Но вместо того, чтобы извиниться за ошибку следствия, как это было недавно в похожем случае с журналистом Иваном Голуновым и освободить Антона из под стражи, Следственным комитетом было немедленно возбуждено новое уголовное дело по тем же статьям УК РФ. И даже в этом случае, прокурор Волгоградской области Олег Ершов в упор не увидел многочисленных нарушений прав Антона Сорокина, из-за которых было отменено уголовное дело № 11901180001000291. Чудеса правосудия, да и только! Уголовное дело отменено, как незаконно возбужденное, но нарушений прав Антона Сорокина, оказывается, нет! Более того, все «липовые» доказательства вины Антона, вместо того, чтобы быть выброшенными на помойку, как недопустимые, хитрым способом перекочевали из полиции в Следственный комитет, в новое уголовное дело.

 

Сверх этого, одновременно начавшиеся манипуляции в Ворошиловском районном суде г. Волгограда со сроками и местом рассмотрения обжалования защитой Антона законности содержания его под стражей, из-за искусственной судебной затяжки рассмотрения жалобы, вместо освобождения из под стражи, привели к продолжению нахождения его в СИЗО, которое длится уже, без малого, год.

 

За всеми действиями полиции, судов, Следственного комитета, ФСИН, прокуратуры, видна согласованность, единство действий, целью которых, как считает НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ», является желание любым способом осудить Антона Сорокина на большой срок по тяжёлой и позорной статье, не подпадающей под амнистию. Фактически, сломать ему жизнь и здоровье окончательно и сделать заложником «НАРКОГУЛАГа» на долгие годы, которого в любой момент можно будет подвергнуть жестоким пыткам или уничтожить совсем, если отец Антона, действующий депутат Саратовской городской Думы Дмитрий Сорокин будет продолжать наращивать свою революционную и общественно-политическую деятельность.

 

Иначе, если Антон виновен, то зачем такие многочисленные сложности и нарушения, приведшие к отмене уголовного дела? Сделайте всё по закону и дело с концом! Законно арестовали, законно посадили и никто не будет вас называть «гестаповцами» и «оборотнями». Но – нет! «Гестапо» – всегда и везде остаётся «гестапо»! Как можно законным способом посадить человека, который не совершал никаких преступлений? Правильный ответ: никак! Только преступным путём, что, собственно, в истории с Антоном Сорокиным и происходит!

 

14 июня 2019 года, его с двоюродным братом, к которому Антон приехал в гости на два дня в Волгоград, накануне отъезда в Саратов, во время прогулки по городу наряд полиции задерживает под предлогом, что они, якобы, находятся в наркотическом опьянении и доставляет их в отдел полиции №4 г. Волгограда.

 

Затем, уже в отделе полиции сотрудники второго отделения отдела по контролю за оборотом наркотиков Управления МВД России по г. Волгограду, как мы полагаем, подбрасывают наркотики Антону, заковывают его в наручники и начинают жёстко и жестоко «прессовать» в течение суток, не разъясняя его права, не давая позвонить ни отцу, ни адвокату, ни кому-либо, способному помочь в трудную минуту. Кстати, впоследствии, ни на одном пакетике с «наркотиками», якобы изъятых у Антона оперативниками, следов ДНК и отпечатков пальцев Антона Сорокина экспертизами, проведёнными во время следствия, не было обнаружено, хотя по версии следствия он их лично фасовал, раскладывал, хранил при себе и т.д.

 

На следующий день, измученного пытками и морально надломленного Антона, которого с момента задержания постоянно держали в наручниках, не отпускали в туалет, не давали воды, пищи, унижали и осыпали угрозами, доставили в суд, где мировой судья судебного участка №116 Волгоградской области А.Н. Крашенинникова назначила ему пять суток административного ареста.

 

Из постановления суда по делу об административном правонарушении от 15 июня 2019 г. буквально следует, что Антон Сорокин признал факт употребления наркотического вещества «соль» без назначения врача. Интересно, где и какие врачи в России назначают употребление своим пациентам наркотической «соли»? Г-жа Крашенинникова, безусловно, знает, раз написала такое. А ещё, Антон Сорокин «отводов мировому судье и каких-либо ходатайств не заявлял, факт отказа от медицинского освидетельствования не отрицал, раскаяния в содеянном не выразил». То, что на ряде документов, поступивших из полиции в мировой суд, вместо подписей Антона Сорокина стояли чьи-то закорючки, его самого совсем не беспокоило? Или он даже не видел этих документов, на основании которых его отправили под арест? Любопытно, сколько по времени длятся такие судебные заседания, минут пять или ещё меньше?

 

Судя по официальным протоколам, получается очень странное поведение для человека, который не спал уже больше суток, у которого «изъяли» наркотики, который «добровольно» написал «явку с повинной», которому реально «светит» немалый срок по тяжёлой уголовной статье, но ему не только не хочется позвонить по телефону и сообщить родным о своей беде, ему также не нужна помощь адвоката! А ещё, он не хочет проходить медосвидетельствование, зная, что за это получит пять суток административного ареста, причём сам, якобы, заявляет, что накануне употреблял наркотик. Наоборот, надо бегом бежать на освидетельствование, получать доказательство, что был «под кайфом», после чего кричать, что найденные наркотики имел при себе исключительно для личного употребления, как больной наркоманией! Спрашивается, где тут логика?

 

Такое нелогичное поведение «во вред себе» может быть вызвано только крайней степенью запуганности задержанного, вследствие «гестаповских» пыток и угрозы для его жизни и здоровья, что, собственно и было подтверждено Антоном, когда 19 июня состоялась его первая встреча с адвокатом. Следует отметить, что весь этот день Антона возили по Волгограду, скрывая от защиты его местонахождение и лишь после обращения адвоката Д.А. Сдобникова на телефон собственной безопасности МВД удалось установить, где он находится. Тогда Антон в свои неполные 27 лет выглядел старше своего отца, который увидев его, стоял и молча рыдал, представляя, что пришлось перенести сыну за предыдущие пять суток.

 

Первый телефонный звонок Антону разрешили совершить только 16 июня, спустя двое суток с момента задержания, хотя такая возможность должна быть предоставлена незамедлительно. Звонок длился чуть больше минуты и Антон едва успел сообщить отцу, что находится в Волгограде под административным арестом. Именно таким образом волгоградское «гестапо» «соблюдало» права Антона Сорокина с момента задержания и по сегодняшний день.

 

Возникает один маленький риторический вопрос: волгоградские «гестаповцы» так поступают со всеми правами подозреваемых-обвиняемых, или эта «опция» была предоставлена персонально для Антона Сорокина, как активиста НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ» и сына Дмитрия Сорокина?

 

Антон Сорокин, как, по мнению защиты, следует из материалов следствия, не покупал, не продавал, не употреблял, не распространял наркотических средств. Денег при нём обнаружено ровно на билет до Саратова, так за что его привлекают, спросим мы? За то, что приехал в гости к двоюродному брату, которого в чём-то подозревают?

 

Как в путинском НАРКОГУЛАГЕ на этот счёт всё очень просто и складно получается! Задерживается нарядом полиции любой гражданин, под предлогом, что у него, якобы, «красные» глаза, невнятная речь и доставляется в отделение полиции. По дороге подбрасываются этому гражданину наркотики, которые затем изымаются в присутствии «штатных» понятых и всё! Дальше вступает в действие «волшебная» ч. 3 ст. 30 УК РФ, которая гласит, что «покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». Таким способом любая подброшенная «гестаповцами» наркота, сразу легализуется и становится составом преступления.

 

Неопытных и малосведущих граждан могут тут же жестоко «развести» ещё и на административный арест, задав незатейливый вопрос на тему, желает ли гражданин хороший, пройти экспертизу на употребление наркотических веществ? И если человек не понимает последствий отказа, искренне думая, что это дело добровольное, подсовывают ему бумажку на подпись, которая тут же становится доказательством правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 6.9 КоАП РФ, с возможностью административного ареста до 15 суток по решению суда.

 

Делается это для того, чтобы к тому времени, когда суд будет выносить свой приговор по «народной» ст.228.1 УК РФ, у обвиняемого на шее висел увесистый «камень» в виде административного ареста по ч. 1 ст. 6.9 КоАП РФ, который судья, конечно же, будет иметь в виду.

 

Антону Сорокину на шею такой «камень» уже повесили, причём, как спецсубъекту – незаконно, но волгоградское «гестапо» считает, что всё – нормально и плюёт на все жалобы защиты с высокой колокольни.

 

Теперь следует обратить внимание на ту огромную роль ФСИН в структуре волгоградского «гестапо», в процессе незаконного уголовного преследования Антона Сорокина и оказании на него систематического психологического давления путём прямых нарушений его конституционных прав, как человека и гражданина.

 

С момента принятия решения о взятии его под стражу, после возбуждения полицией уголовного дела, Антон Сорокин изначально был закреплён за СИЗО-5 в г. Ленинск Волгоградской области. После отмены этого незаконного уголовного дела и возбуждения нового, Следственным комитетом, Антона перевели в СИЗО-1 г. Волгоград. По окончании следствия и передачи дела в Ворошиловский районный суд, Антона снова вернули в СИЗО-5, где он сейчас томится.

 

Город Ленинск находится в 60 км пути от Волгограда в степной, засушливой зоне, куда без личного автомобиля довольно-таки непросто добраться, особенно привезти передачу для заключённого. Именно этот фактор, по-видимому, стал решающим при выборе места для строительства этого учреждения, несмотря на огромные расходы, связанные с постоянной транспортировкой заключённых в Волгоград и обратно.

 

СИЗО-5 это - «государство в государстве», идеальное место для незаконного погружения заключённого в информационный вакуум. Здесь нет свежих газет, журналов - их для чтения заключёнными не выписывают, отсутствует полноценный библиотечный книжный фонд, нет радиотрансляции государственных радиостанций.

 

Телевизоров мало, на все камеры не хватает. Заключённые прямо говорят, что это сделано специально, потому, что телевизор – это инструмент манипулирования поведением заключённых и неприкрытого шантажа: сотрудничаешь с администрацией СИЗО, докладываешь обо всём, что видишь и слышишь, активно сотрудничаешь со следствием, говоришь и делаешь то, что нужно - значит, будет в камере телевизор. Если отстаиваешь свои права, не признаёшь вины, пишешь жалобы, - тогда телевизора в твоей камере точно не будет. Да ещё и сокамерникам постараются рассказать, из-за кого, персонально, в их камере нет телевизора. Это прямое нарушение п. 4. ст. 29 Конституции РФ, как бы гласящей, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом…». Книги, журналы для Антона Сорокина не принимают к передаче без объяснения причин. Нет, и всё! Телевизора в камере Антона сейчас нет и вряд ли он там появится.

 

Таким образом, Антон Сорокин полностью лишён администрацией СИЗО-5 права на получение информации. Это самая настоящая пытка! Наступает информационная деградация, то есть Антону умышленно наносится вред. Для человека, занимающегося общественно-политической деятельностью, это - то же самое, что профессионального спортсмена лишить возможности полноценно тренироваться.

 

В нарушение ст. 28 Конституции РФ, которая как бы гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, в СИЗО-5 Антону Сорокину активно воспрепятствуется исповедование православия. Антон является прихожанином Троицкого собора, кстати, самого древнего православного храма г. Саратова, из сохранившихся, в котором его крестили 6 сентября 1993 года. После той беды, в которой Антон оказался, его интерес к Вере значительно усилился и он попросил привезти ему из храма, в котором его крестили, православные иконы, молитвы, книги, освящённые чётки, но - увы, передать ему их никак не удаётся в течение многих месяцев. Крайняя попытка это сделать состоялась 21 апреля сего года. Без разницы: СИЗО-1, СИЗО-5, везде - категорический отказ! Ещё одна ФСИНовская пытка, в этот раз – глумление над религиозными чувствами. Гнусная попытка «гестаповцев» сломать Антона морально.

 

«Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию», - как бы провозглашает ст. 21 Конституции РФ, только не уточняет, это касается любой личности или только накачанной ботексом физиономии «двойника», которая мелькает каждый день по телевизору? Как, например, охраняется государством достоинство ни в чём не повинного, русского патриота Антона Сорокина, брошенного в застенки СИЗО-5 по сфабрикованному обвинению?

 

Вот что Антон в апреле пишет из затхлой шестиместной камеры СИЗО-5 в своём письме отцу: «…В стране давно уже этот момент наступил, не удивительно! Гнетёт эта ситуация с карантином, хуже всего, что это пытка сплошная, ничего не дают знать, свиданок нет, адвокаты через стекло, поговорить тайно не возможно, кругом прослушка, продуктов нет, баланда из того, что на складах осталось, туалетная бумага в магазине через раз, положняковую не дают, жО! Вот уж не думал, что такое возможно в правовой стране, в хате <…> одни конфликты…»

 

С питанием в СИЗО-5 вообще беда, как саркастически шутят заключённые, их кормят лучше, чем свиней! 25 мая Антон рассказал, что такое кормление происходит постоянно, и вот уже несколько дней подряд их «потчуют» блюдами с полусгнившей, омерзительно вонючей картошкой. Заключённые неделями голодают, потому, что есть это не возможно! Те, кто не выдержал и хоть немного поел, потом сутками мучились от страшных болей в животе! Врача и лекарств, в таких случаях, как обычно, нет! В СИЗО-5 с «положняками» огромная проблема.

 

В российской системе ФСИН вообще не признают уважения и сострадания к обвиняемым. «Пыль лагерная», раз за решёткой, значит, есть за что! На ст. 41 Конституции РФ, как бы определяющую, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений, там мощно кладут «с прибором». Десять месяцев ФСИН пытала Антона Сорокина зубной болью, не оказывая ему медицинской помощи из-за отсутствия стоматолога и лекарств. Лишь после многих жалоб в различные инстанции, защите удалось добиться удаления больного зуба, причём, средства анестезии всё-таки пришлось покупать самим. Тем, арестантам, которым обезболивающее некому купить и привезти, наверное, рвут зубы «наживую». Во всяком случае, у Антона такая альтернатива имелась.

 

Порядки, сродни концлагерным, были установлены в СИЗО-5 с введением режима «повышенной готовности» на территории Волгоградской области из-за распространения коронавируса COVID-19.

 

Вот что произошло с общественным защитником Антона Сорокина, его отцом, председателем НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ», депутатом Саратовской городской Думы Дмитрием Сорокиным.

 

21 апреля сего года он приехал в СИЗО-5 г. Ленинска в качестве общественного защитника для встречи с подзащитным Антоном Сорокиным. Чтобы получить санкцию на прохождение на территорию СИЗО-5 необходимо было измерить температуру в медпункте. По дороге в г. Ленинск Дмитрий Сорокин в машине уже померил температуру тела электронным градусником, который показал температуру 36,80 однако в медпункте, ртутный градусник, похоже, китайского производства, показал температуру 37,10 увидев которую, сотрудница сказала, что разрешения прохода на территорию СИЗО-5 не даст.

 

Дмитрий Валерьевич засомневался в достоверности показаний градусника, поскольку не посмотрел на шкалу, перед тем как приступить к измерению температуры тела. В это время проходило измерение температуры тела у сотрудников СИЗО-5, которые группой около двадцати человек стояли около медпункта, заходили по три человека и им измеряли температуру тепловизором. Общественный защитник попросил измерить ему температуру с помощью этого же тепловизора, но получил отказ по причине, что, якобы, этот тепловизор даёт «неточные результаты». Возможно, он вообще находился в нерабочем состоянии. Дмитрий Сорокин удивился, как же тогда с неточными результатами сотрудников пускают на территорию СИЗО-5?

 

Поскольку свой градусник общественному защитнику применить не разрешили, то он настоял, чтобы ему выдали другой градусник, который показал нормальную температуру 36,70 тем не менее, сотрудница снова отказалась выдать разрешение.

 

После того, как начал развиваться конфликт, пришла руководитель медслужбы, в форме майора внутренней службы и категорически запретила Дмитрию Сорокину проход на территорию СИЗО. Ссылки общественного защитника на то, что своих сотрудников пропускают бог весть по какому принципу, на то, что инфицирование коронавирусом в большинстве проходит без симптомов повышенной температуры, на неё не подействовали, как-будто она исполняла чьё-то задание не пропускать Дмитрия Сорокина к Антону ни в коем случае. Она даже позвонила (или имитировала звонок) начальнику СИЗО-5 подполковнику внутренней службы Шалаеву А.Г., который, якобы, подтвердил запрет.

 

Все эти события происходили под камеру видеонаблюдения.

 

После звонка Шалаеву А.Г., примерно в 10-15 часов по волгоградскому времени в медпункт пришёл некий старший лейтенант внутренней службы, который не представляясь, в угрожающей и нецензурной форме, стал предъявлять какие-то претензии к Дмитрию Сорокину, упоминая Антона: «Ты кто такой? Сорокин? А тебе не кажется, что вас Сорокиных слишком дох…я на земле ходит? Я тебе так скажу, на каждую хитрую ж…пу есть х…й с крючком, ясно тебе?» На вопрос Дмитрия Сорокина о том, нужно ли понимать слова старшего лейтенанта, как угрозу для себя и Антона, и не боится ли старлей такое говорить под видеокамеру, тот ответил: «Да мне пох…ю и на тебя и на видеокамеры, понял?» - после чего ушёл, в полной уверенности своей безнаказанности. Но эту его уверенность защита Антона постарается скоро развеять.

 

Дмитрия Сорокина так и не пропустили, но к Антону удалось пройти другому общественному защитнику – Юлии Савельевой. Вот как она вспоминает события того дня.

 

«21 апреля 2020 года мне снова довелось побывать в стенах СИЗО-5 г. Ленинск, где продолжаются издевательства и пытки над Антоном Сорокиным. Каждый раз, посещая данное учреждение, защите Антона приходится сталкиваться с новыми и новыми кознями руководства, начальствующего состава и рядовых сотрудников СИЗО-5.

 

Этот день не стал исключением. Без скандала нам удалось только передать Антону передачу, за исключением того факта, что сотрудники, ссылаясь на некие инструкции, отказали в приёме освещенных церковных чёток, которые Антон просил ему привезти.

 

Следует отметить, что «доблестные» работники СИЗО, которые настолько «хорошо» знают свои должностные инструкции, что в одном из двух окон для передач, расстояние между которыми 1 метр, принимают тазик у Иванова, а в другом, у Петрова тазик является запрещенным предметом, согласно мифическому пункту «мифического» перечня запрещенных предметов! Так нам отказали нам в приеме чёток, чем еще раз доказали свою некомпетентность, либо предвзятость!

 

Мне удалось пройти на встречу с Антоном ещё один раз. Впрочем, и тут меня поджидали очень интересные события. Являясь по постановлению судьи Никитиной Е.А. Ворошиловского районного суда г. Волгограда, общественным защитником Антона Сорокина, я имею полное право наравне с адвокатом обсуждать с ним материалы дела и передавать ему необходимые для подписи документы.

 

В этот раз мне стало не совсем понятно, каким образом мне подписать у Антона ходатайства на предоставление ему телефонных звонков, если беседа велась через стекло? Логичный вопрос я задала сотруднику, который провожал нас до комнаты свиданий. На что тот сообщил мне всё, кроме прямого ответа на мой прямой вопрос. «Он сам может передать ходатайства через спецчасть» - сказали мне из-за плеча. Может, конечно! Однако данное подразделение в СИЗО-5 имеет свойство «терять» и долго обрабатывать эти ходатайства. Так мой вопрос остался без ответа.

 

В общем итоге поездки и встречи с Антоном, мне становится всё больше и больше ясна негативная картина происходящего в стенах СИЗО-5 г. Ленинск: низкая компетентность сотрудников учреждения, недостаточное умение общаться с посетителями, адвокатами и общественными защитниками, отсутствие готовности помочь и подсказать что-то людям, которые содержаться в этих стенах. Не все, но подавляющее большинство этих «слуг закона» служат вовсе не Закону, а каким-то другим целям»

 

На этом история общения Юлии Савельевой с сотрудниками пресловутого СИЗО-5 не заканчивается.

 

«Каждый раз, садясь на поезд или в автомобиль, я думаю о том, какие же злоключения поджидают меня в СИЗО-5 г. Ленинск в этот раз? Определенно, события, произошедшие со мной 18 и 19 мая этого года, вышли на первое место в рейтинге тех событий, о которых я предпочитала бы забыть совсем.

 

18 мая 2020 года, г. Волгоград, зал судебного заседания в Ворошиловском районном суде, ожидаем судью, обсуждаем ситуацию с распространением «президентовирусной» инфекции, об обещанных детских детских пособиях (кому достанутся, а кому – нет!), перед этим протрясясь почти 8 часов в достаточно холодном вагоне поезда Нижневартовск-Волгоград.

 

У всех бодрое настроение, после почти двух месяцев перерыва, заседания возобновлены и все полны решимости доказывать невиновность обвиняемых.

 

Секретарь судебного заседания предупреждает нас о социальном дистанцировании, о масках и прочих «прелестях». Спрашиваем, кого ожидаем сегодня в качестве свидетелей? «Придут двое» - уверяет секретарь – «обещались!». С появлением судьи Никитиной Е.А. выясняем, что «все свидетели проходят аттестацию». Внезапно? Нет! Не ожидали? Увы, ожидали!

 

Антон заявляет ходатайство об изменении меры пресечения вследствие неподходящих условий СИЗО-5 и ухудшения здоровья. Судья удаляется, и возвращается с решением, уже до боли знакомым: «ходатайство Сорокина А.Д. оставить без удовлетворения».

 

Заседание переносится на 25 мая и свидетели «обязательно должны будут явиться». На этом первый день моего пребывания в Волгограде можно считать законченным.

 

19 мая 2020 года, г. Ленинск. Всего +12 градусов, жуткий, ледяной ветер. Приезжаю к 8-00, подаю документы на встречу с Антоном.

 

Девушка в окне авторитетно заявляет мне, что помимо маски и перчаток (так удачно не забытых мною!) я должна быть в бахилах! Непременно была бы! Если бы знала эту информацию, которую ранее удалили с официального сайта СИЗО-5 г. Ленинск и не сообщили по телефону в администрации СИЗО! Раз так, следовательно, она утратила свою актуальность? Вопрос остался без ответа, в СИЗО-5 всё как обычно, с долей хамства и неразберихи, по сценарию.

 

Проходит 9-00, 10-00, начинаю нервничать, до 12-00 всего два часа, с Антоном я так и не увиделась. Попытка попасть на КПП с просьбой вызвать сопровождение оказалась безуспешной, и я около получаса стояла перед дверями КПП с надеждой, что «товарищи», которые там работают - раскачаются и уже начнут выполнять свою работу! Но чуда не произошло!

 

Около 10-40 попадаю в комнату для переговоров (ура!), приводят Антона, разговариваем недолго, обеденный перерыв. Покидаем комнату переговоров. К слову, я должна быть в полной боевой готовности (маска, перчатки, бахилы) и если я надумаю снять что-то из этого «набора джентльмена» - меня «сразу же выведут» - грозно пообещал мне сотрудник СИЗО.

 

После обеда работать сотрудники изолятора так и не начали. Хамство, крики, нервные взгляды – к этому невольно начинаешь адаптироваться и вырабатывается невозмутимый вид, что очень огорчает вышеупомянутых «товарищей». Ведь их основная задача, похоже – максимально испортить день человеку, приехавшему на встречу с обвиняемым!

 

Когда снова попала в комнату для переговоров ближе к 15-00, также предварительно хорошенько проморозившись примерно 40 минут на пронизывающем ветру у КПП, я и еще 7 адвокатов и следователей обнаружили, что телефонные аппараты в кабинах отсутствуют! Фиаско! «Как разговаривать?» - задаем вопрос все тому же сотруднику СИЗО. «Придется немного покричать!» - улыбчиво отвечает он.

 

И мы стали кричать! Кричали все: обвиняемые, адвокаты, следователи, а в это время сотрудники изолятора мирно занимались установкой новых аппаратов «по распоряжению замначальника». К слову, закончили они уже после того, как наше время подошло к концу!

 

Надо ли говорить, что именно в тот день, когда у нас с Антоном состоялась встреча, и после его совершенно обоснованного ходатайства об изменении меры пресечения – нам подготовили настоящий «концерт художественной самодеятельности»? Считаю, что все было распланировано заранее.

 

И самый важный факт, что именно когда Антона увели для встречи, СИЗО посетил стоматолог, к которому он, разумеется, не попал! Как говорит один путинский говорун: «Совпадение? Не думаю!»

 

И еще. Антона пытались перевести в другую камеру и он также не получил давно отосланное мной письмо (к слову, сообщил он мне об этом 20 мая в телефонном звонке), которое я отправляла ему еще 15 мая!

 

Подводя итог вышесказанному, считаю недопустимым подобное отношение к обвиняемым, к представителям защиты, которые лишаются возможности разговаривать с подзащитными, вследствие чего обвиняемые лишаются своих законных прав на защиту! Таким образом, издевательства и произвол продолжают расти и процветать в стенах СИЗО-5 г. Ленинск».

 

Ещё один очень интересный момент. Мы все «под колпаком у Мюллера», защита Антона Сорокина – точно! Вот что ещё сообщает Юлия Савельева.

 

«Волгоградские приключения не оставляют меня даже в родном городе. Сегодня, 21 мая 2020 года, около двенадцати часов дня ко мне в квартиру раздался звонок. На пороге стоял участковый уполномоченный по нашему району. Сразу попыталась вспомнить, какие я могла совершить правонарушения, где и когда? Не смогла.

 

Спросила сотрудника полиции о цели его визита, на что он сообщил, что на меня пришла разнарядка, в которой говорится, что я покидала город и должна пребывать дома в течение 14 дней.

 

Объяснила участковому, что являюсь общественным защитником, и мой статус, вкупе с моральными обязательствами обязывают меня присутствовать на судебных заседаниях, которые проходят еженедельно. Цель моего визита в другой регион - не развлекательная, а самая серьезная!

 

Участковый уполномоченный сообщает мне, что я должна соблюдать режим самоизоляции и в его обязанности входит предупредить меня об этом.

 

Предупредив, что может вызвать меня к себе в участок, если потребуется – удаляется.

 

Занавес, товарищи! Оказывается, за защитой Антона Сорокина присматривают, отслеживают маршруты. Или теперь «Большой брат» следит за каждым из нас?»

 

Согласно ст. 42 Конституции РФ как бы каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Но даже с этим у заключённых в СИЗО-5 огромные проблемы. Рядом с СИЗО находится мусорный полигон, куда в течение месяца свозится мусор, в основном, пластик, а затем вместо утилизации и переработки, происходит «случайное» возгорание, которое горит по несколько суток, и заключённые вынуждены нюхать ядовитую гарь и молиться, чтобы  ветер подул не в их сторону. Этот ужас длится каждое лето, до наступления холодов.

 

25 мая состоялось новое заседание по делу. В качестве свидетелей стороны обвинения заслушивали наркооперов, которые «брали» Антона. Оказывается, они почти ничего не помнят! От слова совсем! Ни угроз, ни пыток, ни остального беззакония, что творили!

 

Под вопросами защиты обвиняемых, они, мягко говоря, «поплыли» так, что судья Никитина стала легонько наставлять их на путь истинный наводящими вопросами, чтобы не наговорили чего «лишнего».

 

То ли ещё будет! Как работает волгоградское «гестапо» с круговой порукой и наплевательством на нормы закона, мы уже видели. И, несмотря на то, что Россия усилиями компрадорской власти превращена в «чумной барак», наполненный покорными и бесправными смердами, участь которых теперь пожизненно носить намордники и сидеть под домашним арестом, есть люди, которые предпочитают лучше умереть за свободу, чем жить в рабстве!

 

Следующее заседание суда состоится 1 июня в Ворошиловском районном суде г. Волгограда.

 

Свободу русскому патриоту Антону Сорокину! #Русский_Мандела не сдаётся!

 

Просим всех, кто имеет такую возможность, помочь в распространении этой информации! Заранее благодарим за поддержку!

 

 

Информационный отдел

НОГР «ИФ «СОВЕСТЬ НАЦИИ»

 

 

©Честный информационный Интернет-ресурс «Голос совести - media»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



© 2012 «Голос совести - media»