Лента новостей
 
 
Пред След
 
     

Друзья

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

http://media-gs.ru/images/phocagallery/emblemy/pravda.jpg


Медиа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Политика

 

 

 

 



Спорт

 

 

 

 



Власть

 

 

 


В ПОЛИКЛИНИКЕ


 

К чему ведут непрекращающиеся реформы российского здравоохранения? Об этом в фельетоне Ирины Рассказовой.

 

 

 


 

 

Наконец-то народ дождался перемен после новых «справедливых» выборов. В вестибюле поликлиники №7 в свете последних постановлений министерства здравоохранения введено тотальное компьютерное обслуживание населения по обеспечению неотложной медпомощью. Перед регистратурой висит огромный плакат: «Своевременное обращение к врачу – профилактика заболеваний».http://www.gp.dn.ua/wp-content/uploads/5_1_kopiya9-1024x675.jpg

 

У компьютера собралось приличное количество людей. Баба Дуся подошла к чуду ХХI в.

 

- Милок, - обратилась она к студенту, стоящему за ней:

 

- Чо мне с ним делать, с энтим чудом-юдом, слышь, как на прием-то к терапевту записаться?

 

- Мышкой щелкните сюда,- ответил студент с ОРВИ, в капюшоне и в маске.

 

- Мышкой?!!! - удивилась баба Дуся.- Да у меня все мыши остались дома. Дак пойду хуть одну принесу.

 

Молодой человек не успел объяснить, какой мышкой надо щелкнуть, как баба Дуся уже отправилась домой. Он быстро набрал текст. Высветилась надпись: «К терапевту на декабрь записи нет». Попробовал записаться к отоларингологу: результат тот же. Собрался продолжить сражение на передовой за свое здоровье, но Владимир Викторович Лягушин, стоящий за ним, веско сказал:

 

- Вы задерживаете очередь.

 

Молодой человек молча ушел. А Владимир Викторович, не будь дурак, уже мышку принес. Он долго тыкал ею по столу и, наконец, набрал фразу: «Меня мучают голоса Чести, Совести, Любви, Правды… На какое число можно записаться на прием к психиатру?»

 

На «компе» высветилась фраза: «Вы здоровы». А мышка тем временем вырвалась и кинулась прямо под ноги главного врача, Марьи Ивановны, проходящей мимо и сильно обеспокоенной тем, что собралось столько народа. С минуты на минуту должна быть комиссия из министерства.

 

- Безобразие! Кто принес мышку?!

 

- Я! - торжественно ответил Владимир Викторович, держа ловко изловленную мышь за хвост.

 

Марья Ивановна быстро вызвала ОМОН, и экстремиста увезли в СИЗО за нарушение мирового порядка. При задержании, а также в художественной самодеятельности и стенгазете особенно отличился интендант ОМОНа Яков Львович Сидоров, претендующий сразу на несколько международных премий: «Хватка бульдога», «Улыбка носорога», «За рифмы и чувство слога» и на Собиновскую премию «Главный карабин поликлиники №7».

 

- Вы с чем?- спросила она у Евдокии Федоровны, которая все время промахивалась мимо ноги и не могла никак натянуть бахилы.

 

- Я? С гастритом.

 

- Запись к гастроэнтерологу в каждую последнюю пятницу каждого месяца с 10 до 12 часов.

 

- Приходите пораньше,- тихо шепнула гардеробщица, а то придется еще месяц ждать.

 

- Ой, а мне внучика надо забирать из школы в это время.

 

- Это ваши проблемы,- сухо ответила Марья Ивановна.

 

Евдокия Федоровна, расстроенная, пыталась снять бахилы с сапог. Наконец, ей это удалось, и она поковыляла к выходу. Баба Маня подошла к компьютеру. Она стояла в недоумении. Ее тошнило.

 

- Так. Главный врач сказала, что запись к гастроэнтерологу в каждую последнюю пятницу каждого месяца… Да это же сегодня,- сообразила она,- но вот где эту мышь противную раздобыть? Господи, и так тошнит, а тут эту тварь ловить надо да еще держать крепко!

 

Постояв немного перед компьютером, она решила потратиться на здоровье: на такси быстро съездить в аэропорт и попросить кулек для рвоты.

 

- Вы к кому?- обратилась Марья Ивановна к очередному.

 

- К неврологу,- сказал больной, держась за поясницу и корчась от боли.

 

- Запись к неврологу каждую первую среду каждого месяца с 15 до 16 часов.

 

Три человека дружно взяли одежду из раздевалки и вышли из поликлиники.

 

- Слава богу! Половина очереди рассосалась, теперь и перед комиссией не стыдно,- подумала с облегчением Марья Ивановна.

 

Нина Сергеевна бойко подошла к компьютеру и быстро набрала текст вопроса: «Завтра с 11 до 12 не могу записаться к терапевту, так как у меня УЗИ. Как быть?

 

Высветился ответ: «Задан пустой поисковый вопрос». Нина Сергеевна собралась было возразить, но компьютер вдруг резко произнес: «Слушай сюда!»

 

- Вам уже ответили,- ласково произнесла Марья Ивановна, беря номерок из рук очумевшей от жаргона компа Нины Сергеевны и протягивая его гардеробщице.

 

Нина Сергеевна решила уйти подобру-поздорову, а то вдруг неотложной медпомощи в другой раз не окажут.

 

В вестибюле осталось два человека. Через несколько минут появилась комиссия.

 

- Отлично работаем, Марья Ивановна. Театр начинается с вешалки!- обрадовался министр,- у вас всего два человека. Вот как надо работать! Значит все здоровы! Каков процент заболеваемости! И это в декабре! Когда ОРВИ!

 

В это время пришла баба Маня с кульком. А вместо мышки ей рабочий аэропорта из подсобки притащил большую крысу. Баба Маня вытащила « мышку» и ринулась к чуду, думая, что оно испугается страшного животного и запишет ее к врачу на сегодня. Бабу Маню уже несколько раз рвало в кулек, пока она стучала крысой по компьютеру. Но тот выдавал один ответ: «Вы здоровы». Она так расстроилась, что нечаянно выпустила крысу из рук, и та, естественно, поползла в сторону вкусно пахнущей комиссии, которая уже заглянула в комнату с накрытым столом для сугрева и теперь с новыми силами собралась проверять поликлинику.

 

- Желаю самолично убедиться в безотлагательной медпомощи населению,- внушительно сказала главному врачу замминистра, Лилия Николаевна, блондинка неопределенного возраста.

 

- Пожалуйста, - с улыбкой произнесла Марья Ивановна.

 

Лилия Николаевна поправила прическу, ловко щелкнула мышкой и набрала текст. Появилась надпись: «Ваш браузер сильно устарел».

 

- Нахал!- возмутилась она.- С устаревшим браузером вы не получите гранда «Наша Раша – утилизаша» при поддержке компании «Бритиш. Америкэн. Табак».

 

- Не волнуйтесь, ради бога,- подбежала Марья Ивановна и подвела ошалевшую от хамства компьютера Лилию Николаевну к другому, стоящему на большой тумбочке.

 

- Мой браузер устарел?- грозно спросила она.

 

Раздался звонок на ее сотовом. Восторженный голос произнес: «Ваш браузер прекрасен как никогда!»

 

Замминистра Лилия Николаевна довольно улыбнулась:

 

- Можете работать, если захотите. А УЗИ скоро будет функционировать? – набрала она вопрос.

 

- Скоро, - ответила заместитель главного врача из тумбочки.

 

- А анализы в лаборатории будут честные?

 

- Еще бы!

 

- Справедливые?

 

- А то!!!

 

- Смотрите в оба! Мы вам живо в ваш спальный район видеокамеры поставим! А к дерматологу Венерину на какое число запись?- вмешался министр здравоохранения.

 

- Когда пожелаете.

 

- А к фтизиатру Туберкулезову?

 

- Когда хотите.

 

- А к наркологу Гашишову?

 

- Хоть сейчас.

 

- А кабинет рентгенолога Тюрягина отремонтировали?

 

- Естественно. Кабинет №282 для всех желающих в полном порядке.

 

Министр и Лилия Николаевна, удовлетворенные слаженной работой поликлиники, присоединились к комиссии, к которой медленно приближалась крыса.

 

- А что же вы, дорогая Марья Ивановна, свои апартаменты на первом этаже справа не показываете, вон тот коридор?- удивилась Лилия Николаевна.

 

- А…это…теперь субъект Германского государства: санаторий для немцев Поволжья. Полномочиями проверять его вы не располагаете. Завтра и вывеску привезут с названием: «Газ-прём!» Разве вас не поставили в известность? - удивилась Марья Ивановна.

 

В это время у министра зазвонил сотовый: « Хэнде Хох!» Баба Маня, вспомнив немецкую оккупацию, руки не подняла!

 

- Яволь!- проговорил министр здравоохранения. Подняв руки и даже встав к стенке лицом, он велел всем последовать его примеру. Комиссия не ожидала, честно говоря, от борца за справедливость такого поворота дел.

 

- А на втором этаже справа мы тоже не были, не зная, что сказать, неуверенно проговорила Лилия Николаевна.

 

- На втором,- внушительно сказал министр, - будет ремонт за счет городского бюджета, а потом бесплатная диетическая столовая для негров Поволжья под названием «Мальчик-с-пальчик»

 

- А на третьем?- машинально спросила замминистра.

 

- А на третьем расположатся две комнаты отдыха: одна для выходцев из кавказского амирата под названием «Вот кто-то с горочки спустился», а другая для остальных под названием «Увезу тебя я в горы».

 

Лилия Николаевна не спросила, что будет на четвертом этаже. Но министр сам сообщил всем собравшимся, что в рамках толерантности там будет функционировать спецкабинет «Джордано Бруно», где священнослужители разных конфессий будут снимать порчу, освящать священные амулеты и непроверенные левые лекарственные препараты.

 

Затем уважаемый руководитель, строго посмотрев на Марью Ивановну, заявила, что в общем работа в поликлинике № 7 налажена, «все путем!» Только необходимо разломать устаревшую мебель и бессрочно ждать замены ее последними моделями от Верки Сердючки, по слухам, продавшей свои виллы в Ливии, Сирии и Иране индейскому вождю ирокезов.

 

- А что это за постамент сооружают перед входом в поликлинику? - спросила любознательная Лилия Николаевна.

 

- А…это…по распоряжению министра здравоохранения будет памятник Паульсу, которого в 1943г. разбили под Сталинградом и тем самым сильно обидели его потомков, - ответила, краснея, Марья Ивановна.

 

- Ферштейн?!!- убедительно спросил министр здравоохранения Феликс Владимирович, обводя всех бесстрастными глазами бывшего беспризорника-детдомовца.

 

- Шнель! Арбайтен! - закричал в это время немецкий часовой у поликлиники на рабочего и пнул его сапогом.

 

«Лишь бы не было войны!» – сразу толерантно подумалось многим.

 

Однако русским партизанам в условиях нескончаемых бомбардировок с Ульяновской базы НАТО, в условиях тяжелейшего психологического садизма, жесткой политкорректности цензуры, ценой невероятного напряжения всех духовных и физических сил удалось усыпить третий глаз мистического 4-ого отделения 4-ого этажа поликлиники № 7,удалось задихлофосить «жучки»-сердцееды и – водрузить, несмотря ни на что, вместо Паульса – памятник Кутузову и создать неподражаемый архитектурный ансамбль живых фигур Иванов-Дураков.

 

В открытых дверях поликлиники № 7 неожиданно появился студент с ОРВИ, в капюшоне и в маске. Под мышкой он держал аллигатора, подаренного ему братом из Москвы. Крокодил, весело глядя на комиссию, громко запел: «Если долго-долго-долго…А-а! В Африке реки вот такой ширины! А-а! Крокодилы, бегемоты! ..А-а! И зеленый по-пугай!»

 

Вслед за студентом вошла милая девушка. В одной руке у нее была баночка с тарантулом, которого ей подарила сестра из Питера. А в другой – мультики про царевну-лягушку и Илью Муромца. К удивлению главного врача, девушка не понесла баночку туда, где ставят анализы.

 

- Спрашивается, чего тогда она пришла… с баночкой? – обеспокоенно раздумывала Марья Ивановна, с тревогой поглядывая на проверяющих.

 

А тем временем крыса медленно приближалась и приближалась к привлекшему ее вкусно пахнущему объекту: к комиссии. За ней также медленно двигалась вылезшая из тумбочки зам. главного врача, отвлекая крысу куском сыра…

 

Вдруг в поликлинику влетел сбежавший из СИЗО Владимир Викторович Лягушин.

 

- Нас терроризируют голоса последних постановлений министерства здравоохранения,- смело заявил он. А в руке у него был голубь…

 

И. Рассказова

 

 

©Информационный Интернет-ресурс «Голос совести - media»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



© 2012 «Голос совести - media»