Лента новостей
 
 
Пред След
 
     

Друзья

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

http://media-gs.ru/images/phocagallery/emblemy/pravda.jpg


Медиа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Политика

 

 

 

 



Спорт

 

 

 

 



Власть

 

 

 


КАК ИВАН-ДУРАК СТЕПАНОВИЧ КОЩЕЯ БЕССМЕРТНОГО ПОБЕДИЛ!


 

Старая сказка, да на новый лад! Ещё одно замечательное произведение Ирины Рассказовой.

 

 

 


 

 

Однажды Иван-дурак Степанович отправился за грибами. И вдруг набрел на симпатичную маленькую пещерку. Обрадовался он: дождь пошел как из ведра, а у него крыша над головой расчудесная. Развел Иван Степанович костер из сухих веток, валявшихся в пещерке, в котелок воды из фляжки налил, чаек заварил, бутерброды достал. В общем, перекусил и прилег отдохнуть.

 

Много ли времени прошло, мало ли, проснулся Иван Степанович, видит: солнышко ярко светит, золотит все кругом: и березы, и ели, и травы с цветами, и синюю речку вдали. Птицы весело щебечут. Зелень свежая, вся в дождевых каплях радостно приветствует его. Только вот грибов в ведре не оказалось почему-то. Какие-то листики сухие, комочки в земле. И все.

 

- Стащил кто-то,- расстроился Иван Степанович. - Ну, да ладно, думает.

Вышел из своей укромной пещерки, а за речкой, где поля были, вдруг видит: город какой-то виднеется.

 

- Чудеса, - удивляется он.

 

Идет, идет, а знакомую дорогу домой никак не может найти.

 

- Придется в город идти, заблудился,- решил он.

 

Входит в город, видит: деревьев мало-мало, одна парковка, а на столбах вазоны с граммофончиками, а на них осы целятся. И ос тех видимо-невидимо. Того и гляди цапнут. На стенах домов фотообои с полянками и лужайками. Смотрит Иван Степанович – и глазам своим не верит: название города – Держимординск.

 

- Господи, вроде не было такого рядом с нашим селом.

 

Видит, площадь огромная, называется – Держимординская. На ней памятники царям стоят, помазанникам божьим, с нордическим характером. А посреди большой монумент – Наш путь. И Биг Бэн рядом. А на таймере …

 

- Бог мой! Скоро юбилей. Вовремя проснулся. Ничего себе… Это сколько же я спал?- обалдел Иван Степанович.

 

Глядит: изба-читальня. Зашел. Лучина горит. Библиотекарша отбивается от читателей. Еле-еле в очередь все выстроились. На стене надпись: «В руки только по пять детективов».

 

- Вас записать?

 

- Да,- машинально проговорил Иван Степанович.

 

- Ваше имя и номер.

 

Округлились глаза у Ивана Степановича:

 

- Иван… 1953-й.

 

- Вам про что детектив?

 

- А почему детектив? Я бы классику предпочел.

 

- Из классики только Донцова и Маринина. И то по талонам.

 

- А про что есть?

 

- Про маньяков и педофилов.

 

- И все?

 

- А про что бы вы хотели?

 

- Ну… про грабеж антиквариата, коллекции. Очень тягомотельно.

 

- Это только в Держимординске-2.

 

- А Катериничев, Корецкий есть?

 

- Ну, захотели. Их детективы только в Держимординске-3.

 

- Что вы говорите? Тогда не надо.

 

- Как это не надо? Вам что, пенсия не нужна?

 

- То есть как не нужна? Очень даже нужна.

 

- А как же вы ее получите, если не прочитаете 100 детективов за месяц?

 

- А что… не дадут, если не прочитаю?- в очередной раз обалдел Иван Степанович.

 

- Да вы что, с луны свалились? Еще и оштрафуют. А, может, у вас склероз, так поликлиника вон, налево, на Держимординской 17. А помимо романов-детективов, вы должны еще за месяц на НТВ 150 детективов посмотреть. Сдать зачет в Опекунском совете. Пересказать выборочно (по билетам), и причем не так, как читают приговор, а со всей экспрессией и в лицах, сценки разыграть, монологи выучить, костюмчики подготовить. Написать положительные рецензии авторам.

 

- А если…

 

- Не дадут! - Ну, вы точно не в себе. До пенсии осталось три дня.

 

- Как? А если после, на другой день?

 

- Только в этот день.

 

- Как же так? А если… я болею или работаю?…

 

- Тогда в следующем месяце получите. А эта пропадет.

 

Ошарашенный Иван Степанович отправился искать поликлинику. На Держимординской 17 стояла такая же бревенчатая изба, как и изба-читальня. В нее ломились люди, а полицейские дубинками и электрошокерами их успокаивали. Особо больным давали касторку.

 

Наконец-то очередь дошла до Ивана Степановича. Он вошел в избу-поликлинику. Регистраторша сидела тоже при лучине.

 

- Что хотели?

 

- Мне бы к неврологу. Вроде склероз у меня.

 

- Отродясь таких докторов у нас тут не было.

 

- А где ж отыскать?

 

- В тридевятом царстве, тридесятом государстве, в городе Безопасинске, района особого назначения, в деревне Держимордово. Там и найдете. По пятницам. С 15-ти до 16-ти часов.

 

- А… как же попасть туда?

 

- И, милый… трудно…а вот на Держимординской 37 Баба-Яга живет. Она и подскажет: «Клубочек, катися, катися»… Ну, сами знаете.

 

- Да погодите. Я вот тут руку рассек в лесу, мне бы к хирургу.

 

- Ну, вы прямо точно с луны свалились. Такие врачи у нас только в зоопарке. Там правительственные слоны для счастья. И вот хирурги их обслуживают.

 

- А… людей?

 

- Только слонов… правительственных причем. Вы же не слон?

 

- Я? Нет.

 

- Ну, тогда идите с богом.

 

- А если… операция? – не успокаивался Иван Степанович.

 

- Окстись! Здесь денег ни на какие операции ни у кого нет. Берут сразу направление в морг.

 

- А если уколы? Процедурный-то кабинет у вас есть?- спросил Иван Степанович регистраторшу.

 

- В поликлиниках давно нет никаких процедурных,- устало проговорила регистраторша,- а если вы хотите уколы, вон там в кадке, видите, роза растет? Подойдите к ней и колитесь на здоровье. Только деньги в кассу заплатите. Вон на стене расценки.

 

На Ивана Степановича напал ступор.

 

- Родной мой, вам не к Бабе-Яге надо…

 

- А куда?

 

- Сразу к Змею-Горынычу. У него Иваны-дураки пасутся. Вы ведь Иван?

 

- Да. Иван Степанович, - пришел он в себя.

 

- Какой там Степанович? Номер-то хоть свой помните?

 

- Главное, я помню адрес Бабы- Яги: Держимординская 37.

 

- Вот и ладненько.

 

Хоть и расстроился крепко Иван Степанович, а делать нечего. Побрел он, куда советовали, прямо к Бабе-Яге. Подходит к избушке на курьих ножках, а оттуда вой истошный раздается.

 

- Что такое, - думает.

 

- Бабуля, что случилось? – ласково спросил он, смело входя в горницу.

 

- Ой, милок, не спрашивай.- Вот занозила палец, а в поликлинике посылают в тридевятое царство…

 

- Тридесятое государство… в деревню Держимордово?

 

- А ты откуда знаешь? – удивилась Баба-Яга… - У меня метла сломалась. Без нее моя ступа не летит. И леший, муж на час, напился, собака. Когда проспится, не знаю.

 

- Не горюй, бабушка. Давай подсоблю.

 

- А ты врач никак?

 

- Он самый. У нас в Простоквашине медакадемия трехмесячная, для оказания первой помощи населению. Поликлиники- то и больницы почти все позакрывали в селах. Так я енту академию с отличием окончил.

 

- Молодец!

 

Достал Иван Степанович булавку, которой он кармашек с деньгами пристегивал, смазал ее французскими духами, что на полочке у Бабы-Яги стояли и… вытащил занозу.

 

Завопила от радости Баба-Яга. И ну обнимать Ивана Степановича. И ну целовать.

 

- Проси, чего хочешь.

 

- Да мне бы к Змею Горынычу попасть, там, сказывают, все Иваны-дураки пасутся.

 

Обомлела Баба-Яга:

 

- Да нешто ты дурак? Ведь академию окончил с отличием.

 

- Дак сказали, что раз Иван, значит дурак.

 

- Иди ты…- задумалась Баба-Яга. - Жалко мне тебя. Змей-то Горыныч пасет, конечно, дураков… Но в конечном итоге откормит и сожрет.

 

- Так что делать? – расстроился Иван Степанович.

 

- Как чо? Что и все: будешь дураков разыскивать и ему поставлять. Деньги хорошие тебе платить станут. Заживешь! Я уж про тебя ему замолвлю словечко.

 

- Так он же их… съест,- испугался совестливый Иван Степанович.

 

- Так ведь не тебя же.

 

- Нет, я эдак не могу,- твердо сказал Иван Степанович.

 

- Ну, как знаешь. Я ж тебе добра хочу.

 

Вышел Иван Степанович от Бабы-Яги не солоно хлебавши.

 

- Постой, -вдруг услышал он крик Бабы-Яги.- Дам-ка я тебе рекомендацию к своему другу Чуде-Юде. Он секретной деятельностью занимается. Ему дураки тоже нужны, тем более с отличием.

 

- А где ж он живет?

 

- Да на Держимординской 93, тут недалеко.

 

- Бабушка, а что же у вас все учреждения на одной улице Держимординской находятся?

 

- Почему на одной? Все Держимординские у нас по номерам.

 

- Как это? Раньше, помню, улица Белая была, потом Красная, еще имени героя Попова, им. героя Абрамова, им. героя Абдулаева, им героя Вильсона, еще Альтернативная…да много всяких улиц было… А теперь что же?

 

- Так это…Белая – Держимординская 1, Красная – Держимординская 2… ну и так далее.

 

- И даже Альтернативная – Держимординская? – удивился Иван Степанович.- Ишь ты. Хитро,- призадумался он и побрел тихо, куда послала его Баба-Яга.

 

Пришел Иван Степанович до места. Глядь: огромный замок. А на нем надпись: « Секрет фирмы».

 

Чуда-Юда обласкал Ивана Степановича. Приодел. Ведро отобрал. Сказал, что непрестижно с ним секретными делами заниматься. Дал Ивану Степановичу пакет с граммофончиками, диктофончиками и видеофончиками и приказал раздавать жителям города, а также сельчанам с окрестных деревень за просто так.

 

- Это, - говорит,- цветы особенные, музыкальные. Следи, чтобы росли в каждой избушке. Да проверяй ежедневно, чтобы за ними хорошо ухаживали, поливали вовремя. И докладывай, что не так.

 

Дали Ивану дураку Степановичу лисапед. И стал он заниматься секретной деятельностью. Вначале всем жителям города раздал цветочки. А потом стал по деревням колесить, цветы дарить деревенскому люду. Через день – два контролировал рост граммофончиков и их благоухание. Цветы он дарил всем разные: кому красные, кому синие, кому белые, кому колючие, кому пахучие… Кому какие скажут. И каждому сельчанину заготовленную фразу приговаривал. Жить стал пока на время срока испытательного во флигеле при замке Чуда-Юда. Неделя прошла, вторая… все вроде нормально. Но что-то не то происходить стало: шарахаются от него люди, глаза прячут, попугаем стали называть.

 

- В чем дело,- не поймет Иван Степанович,- как узнать?

 

Бог есть, как говорится. Однажды Чуда-юда со своими приближенными хохотали в кинозале, а тут возьми, и свет отключили… на всей территории Держимординска! Ну, они дружно в сауну подались всей нечистью… помыться чтобы. И давай там с русалками резвиться. Иван-дурак Степанович не будь дурак – шмыг в кинозал и спрятался за занавеской.

 

- «Кто владеет информацией, тот владеет целым миром!» Кто –то умный сказал,- думает.

 

А свет-то быстро дали. Накупавшись, в махровых халатах, работники Чуда-Юда расселись по местам. И Сам с ними. Монитор засветился. Сидят, смеются, потешаются. Приоткрыл Иван Степанович занавеску: видит избушку Митрофанушки 1986-ого, которому он вчера горчичный цветок дал. На экране вся семья Митрофанушки за столом сидит: и жена, и дети малые. На столе шаром покати. Только горчица и соль. Дети плачут-заливаются:

 

- Горько! Солоно!

 

А цветок им горчичный песню поет: «Ешьте, ешьте, гости дорогие. Сладко да румяно. Только что из печки».

 

Еле сидят ребята Чуда-Юда на стульях, от смеха покатываются. Тут на экране Митрофанушка вдруг как встал да как закричит: « Не могу больше!» И хотел вырвать из горшка горчичный цветок. Да жена остановила, увела в другую комнату. Не понравилось Чуду-Юду поведение Митрофанушки. Нахмурился он. А работникам его развлекуха: «Ха-ха да хи-хи». Глянул во второй раз из-за занавески Иван- дурак Степанович, а на мониторе уже изба Михайлы 1961-го. Ему он самолично цветок ночной ярко-желтый вручил недавно.

 

Видит: целуется Михайло с хозяйкой…знать любовь у них… Работники Чуда-Юда замерли. И тут цветок ночной из горшка как заорет:

 

- Не так ты, Михайло, жену любишь, не так.

 

Вылетели эльфы из цветка и показали, как надо. А цветочек ночного видения еще прибавил: «Если не так любить будете, зарплату не получите».

 

В кинозале светопредставление. Веселятся от души. И вдруг… Михайло в сердцах возьми и проговори:

 

- Завтра Иван- дурак Степанович придет, отдам я ему цветок. Сил больше нет терпеть измывательства.

 

- На этом месте поподробнее,- приказал Чуда-Юда.- Да он экстремист. Кактуса ему за рубашку иль крапивы. И какаду! Для занятия любовью. Впрочем… Митрофан тоже недалеко от него ушел.

 

Стали жесткими и серьезными лица работников Чуда-Юда: как же! В деревне Разгуляево за номером 2011 – экстремисты!

 

Выбрался Иван- дурак Степанович из кинозала, когда свет выключили и все ушли, стоит ни жив, ни мертв. Побрел к себе во флигель. Растерялся. Не знает, что предпринять. С одной стороны тут и зарплата хорошая, и работа непыльная, и дворец не за горами светит, а с другой… как вспомнит то, что на экране видел и хохот обалделый своих коллег, кровью сердце обливается. И кулаки от ярости сжимаются. Но решил притвориться своим и до поры ничем себя не выдавать. И преуспел. На все посиделки стал приглашаем.

 

А Чуда-Юда все думал-раздумывал, как быть с экстремистами, может, в темницу бросить… Решил для Совета всеобщего и заморскую нечисть пригласить, на симпозиум, короче, на ужин.

 

Вдруг все почернело. Взглянул Иван- дурак Степанович на небо. А там Кощей Бессмертный летит, торопится, земля дрожит.

 

- Ну, что, вся скотина в загонах?- строго спрашивает.

 

- Вся! Окромя свиней Михайлы и Митрофана.

 

- Не верю! Надо посмотреть все избы!

 

- Конечно, Иванов-дураков завались для такой работы, но несмотря на это, цветы во все избы еще не смогли поставить,- отчитался Чуда-Юда.

 

- А ну и ладно,- молвил Кощеюшка.- У меня суперприбор и дневного и ночного видения и слышанья имеется.

 

И достает он золотое блюдечко и яйцо свое золотое заветное.

 

- Катись, катись яичко по блюдечку, покажи экстремистов вроде Михайлы и Митрофанушки.

 

И тут вдруг Ивана Степановича осенило:

 

- Смерть Кощея Бессмертного в игле, а игла – в яйце…,- вспомнил он русскую народную сказку. Изловчился Иван Степанович, да и смахнул золотое яйцо с тарелки. Оно сразу стало настоящим и – разбилось! Из него птаха резвая выпорхнула веселая, что в клетке золотой сидела. Подала она Ивану –дураку Степановичу иглу, которая на полу бесхозная валялась, и улетела. А он не будь дурак мигом ту иглу схватил да и сломал. Реакция у Ивана Степановича моментальная была, ведь теннисистом в молодости был.

 

Почернело все. Загрохотало. Началась гроза. И свежий дождь полил как из ведра. А потом на небе расцвела прекрасная радуга. И засияло жизнерадостное солнышко. Народ повалил из избушек. И вместо нечисти увидел добрых, милых собак, приветливо тявкающих навстречу.

 

Иван Степанович открыл глаза. Глядит: пещерка. Ведро, полное грибов. Вышел. А за синей речкой чудесный сверкающий город, весь в зелени. Деревья все в дождевых брызгах стоят, цветы полевые разноцветные в пышных травах качаются: и васильки, и колокольчики, и ромашки… Вокруг поля и дорога русская. А навстречу Ивану-дураку жители города и деревень идут. Радостные. Улыбаются. Подошли они к Ивану Степановичу да и говорят: «Спасибо тебе, друг».

 

На том и сказке конец, а кто слушал, молодец!

 

И. Рассказова

 

 

©Информационный Интернет-ресурс «Голос совести - media»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



© 2012 «Голос совести - media»